Иметь или не иметь

Проблема
№38 (544)

Об исчезновении среднего класса в Америке говорят уже несколько лет. В газетах появляются статьи со зловещими названиями: «Медленная смерть среднего класса», «Бьют лежачий средний класс!», «Является ли Америка по-прежнему страной среднего класса?» и т.д. «Русский базар» также не раз обращался к этой теме, посвящая ей статьи информативного характера, опросы и аналитические материалы...
Под исчезновением среднего класса подразумевается в основном следующее: все больше американцев, чьи профессии и заработки позволили бы им в прошлом войти в эту респектабельную прослойку, остаются сегодня за ее пределами. Ведь словосочетание «middle class» ассоциируется не только с определенными (средними или высокими) доходами, но и с определенными стандартами жизни. А до этих стандартов в последнее время дотягивает, увы, все меньшее число наших сограждан.
В соответствии с упомянутыми стандартами, сформулированными в начале XX века президентом Теодором Рузвельтом, глава семьи (или один из работающих супругов) из среднего класса должен иметь возможность содержать жену (мужа) и детей, дать последним хорошее образование (включая высшее), платить за все медицинские услуги (в том числе во время болезни), брать отпуск каждый год и откладывать деньги на старость, чтобы после выхода на пенсию ни он (она), ни его (ее) вторая половина не имели особых забот...
В наши дни далеко не все люди, по заработкам относящиеся к среднему классу, - учителя, социальные работники, медработники, секретари, паралигалы, бухгалтеры, шеф-повара, менеджеры отделов больших магазинов т. д. - могут содержать спутников (спутниц) жизни, покупать дома, платить за обучение детей в приличных колледжах, иметь медстраховку, отдыхать зимой в горах, летом – на морском побережье и откладывать солидные суммы в пенсионные планы. То есть далеко не все семьи, по доходам относящиеся к среднему классу, входят в него на самом деле. Более того, в средний класс не всегда попадают и семьи, где работают (и неплохо зарабатывают) оба супруга.
Жизнь наших современников, втиснувшихся в средний класс, напоминает броские, напечатанные на глянцевой бумаге пиар-материалы иных показушных бизнесов. За привлекательным и, возможно, вызывающим зависть фасадом их жизни (дом, дача, пара машин, поездки за рубеж и учеба детей в престижных вузах) скрываются «мортгиджи», «лоны», «иншуренсы», а также заботы, страхи, бессонные ночи и попытки сэкономить на чем только можно – от нового костюма отца семейства до нового велосипеда младшей дочурки. А еще – сознание того, что все твое имущество, в сущности, тебе не принадлежит, да и все твои привилегии держатся на честном слове: если ты не сможешь регулярно выплачивать банку, страховой компании или медицинскому плану, ты можешь потерять все, что имеешь...
По мнению социолога Элизабет Уоррен, написавшей вместе со своей дочерью Амелией Тиеги книгу «The Two-Income Trap», именно семьи с двумя работающими супругами и с детьми чаще оказываются перед лицом серьезных финансовых проблем. Семья, где работает (и получает неплохую зарплату) только один из супругов, обычно меньше рискует и в результате меньше теряет. Семья же, где работают и муж, и жена, чаще делает смелые шаги вроде покупки дома или обучения ребенка в дорогом колледже. И... попадает в ловушку. Ибо стоит одному из супругов лишиться работы, как все достижения семьи начинают рушиться, подобно карточному домику. Супруги влезают в долги, продают некоторые свои вещи, отказываются от медстраховки или страховки автомобиля, перестают даже частично платить за обучение детей. А дети берут крупные займы и, отказавшись от привольной жизни в студенческих общежитиях кампусов (которая тоже стоит недешево), возвращаются под крышу родного дома. Увы, дом тоже является «родным» лишь относительно, ибо над его хозяевами, как дамоклов меч, нависает грозное слово «foreclosure». А если потерявший работу супруг не находит другую в течение долгого времени, на горизонте появляется слово еще более грозное – «bankruptcy»...
По словам той же Элизабет Уоррен, дети из среднего класса в наше время чаще становятся свидетельствами банкротства их родителей, чем свидетелями их развода. Но семьям, где супруги не разводятся и не теряют работу, тоже очень нелегко. В соответствии с данными Accociated Press, 35 процентов американцев из семей с доходами от 50 до 75 тысяч долларов в год испытывают серьезные затруднения в оплате медицинских услуг. А многие из них даже не могут позволить себе приобретение медстраховки. Аналогичные проблемы – у 23 процентов людей из семей с доходами выше 75 тысяч...
Почему это происходит? Наверное, потому, что многим семьям из среднего класса приходится жертвовать одной из его традиционных привилегий, чтобы в целом удержаться в его рамках. Некоторые жертвуют медстраховкой. Другие посылают детей в недорогие, иногда государственные колледжи. Третьи отказываются от поездок за рубеж. И так далее...
Пытаясь объяснить закат среднего класса, «левые» социологи и журналисты нападают на «правых», а «правые» - на «левых». По мнению радиожурналиста Торна Хартмана, написавшего книгу «Screwed: The Undeclared War Against the Middle Class», создание в Америке крепкого среднего класса – заслуга не республиканца Теодора Рузвельта, а его однофамильца Франклина – либерального демократа. Франклин Делано Рузвельт осознал, что без вмешательства государства процветание среднего класса невозможно. Поэтому в 1935 году он принял закон Wagner Act, позволявший рабочим и служащим объединяться в профсоюзы, и Social Security Act, обеспечивший работающим американцам беззаботную старость. Началась «золотая эра» среднего класса, которая длилась несколько десятилетий. А потом маятник качнулся в другую сторону...
Хартман убежден, что постепенное падение среднего класса тоже началось благодаря вмешательству «верхов», которых испугал размах движения за гражданские права в 60-е и 70-е годы прошлого столетия. Капитализм грозил превратиться в социализм, а демократия – в анархию. И консервативные республиканцы – президенты Никсон, Рейган и оба Буша стали постепенно возвращать Америку к старой, викторианской модели капитализма, к своего рода олигархии, маскирующейся под демократию. Ослабление профсоюзов, поощрение иммиграции (в том числе нелегальной), облегчение налогового бремени самых богатых американцев и ряд других мер привели к тому, что сейчас страной правит могущественная элита, которую подпирает немногочисленный upper-middle class, а остальные работающие американцы слишком озабочены борьбой за существование (или за стремление удержаться в средней социальной прослойке), чтобы думать о высоких материях или бороться за расширение гражданских свобод.
Оппоненты Хартмана и его единомышленников, напротив, считают, что в бедах среднего класса виноваты либералы вроде того же Франклина Рузвельта, Кеннеди, Джонсона и Клинтона. Цены на жилье, здравоохранение и образование растут – это естественный процесс. А сердобольные либералы, вместо того чтобы помогать среднему классу удержаться на плаву, заботятся главным образом о самых бедных американцах, создавая для них целые сети социальных программ и предоставляя им целые пакеты льгот. Самые бедные получают SSI, Медикейд и фудстемпы, самым бедным дают гранты на обучение их детей в колледжах. Средний доход семей, чьи дети могут рассчитывать на федеральный Pell Grant, – 19,460 долларов в год. А Earned Income Tax Credit получают лишь семьи, в которых доходы обоих супругов не превышают 37,263 долларов в год. Может быть, стоило бы предоставить этот кредит и семьям, зарабатывающим 50 - 70 тысяч в год?..
Пока «левые» и «правые» деятели спорят о проблемах среднего класса, последний борется за свое существование. Американцы, пробившиеся в средний класс (и умудряющиеся из него не вылететь), так же обременены заботами, как и их небогатые сограждане. Они тоже просыпаются среди ночи в холодном поту, с бешено бьющимся сердцем и начинают вести сложные подсчеты, опасаясь, что на этой неделе, в этом месяце, в этом году не смогут свести концы с концами и начнут скатываться вниз по лестнице, ведущей вверх...
Возможно, у некоторых малоимущих американцев (в том числе русскоязычных) «многоимущие» представители среднего класса вызывают зависть и раздражение. Но на самом деле эти люди заслуживают всяческого уважения. Оказавшись перед вечной дилеммой: иметь или не иметь, – они рискнули иметь. И им очень нелегко сохранить то, что они имеют.


Комментарии (Всего: 1)

Согласен.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *