Язык до камеры доведет

Факты. События. Комментарии
№35 (541)

Как и во всех цивилизованных странах, в Грузии любят критиковать власть. Но делают это с особой горячностью. Как и десятилетия назад, такие пересуды в переполненном транспорте плохо слышны в коридорах власти. Но обитателям этих коридоров поднадоело, что нелицеприятные выражения доносятся не только из народных масс, но и с высоких трибун. Вот и решено к статье Уголовного кодекса “Измена Родине” добавить новое понятие - “политический экстремизм”.
Инициатива внесения грозной поправки принадлежит представителю парламентского большинства Нике Гварамия, заявившему: “Речь не идет об ограничении политических свобод. Но политический экстремизм, призыв к антигосударственным действиям наказуем во всех цивилизованных странах. И Грузия не должна быть исключением”.
Законодатели с готовностью поддержали эту идею, парламентский Комитет по юридическим вопросам принялся за работу, и уже в начале осени депутаты обсудят или поправку к УК, или вообще новый закон “О политическом экстремизме”. В том, что новшество будет принято, никто в стране не сомневается.
Кого же будут арестовывать по новому законодательству? Людей, выступающих с антиконституционными, антиправительственными заявлениями и требующих свержения существующей власти. Тех, кто не только призовет к вооруженному мятежу, но и окажет мятежникам интеллектуальную или финансовую помощь, сообщит им какую-либо информацию, открыто поддержит их в публичных выступлениях. “Поддержка лиц, намеренных осуществить вооруженный мятеж, подразумевает призывы к свержению конституционного порядка, проведение акций и митингов для политического оправдания вооруженного выступления против государства”, - уточняет председатель юридического комитета парламента Леван Бежашвили. И добавляет: “Но никто не собирается преследовать людей за их политические взгляды”.
Всем ясно, что поводом для изменения законодательства стало поведение оппозиционных партий во время недавнего бунта экс-уполномоченного президента в Кодорском ущелье Эмзара Квициани. Они осудили антиправительственное выступление, но в то же время потребовали, чтобы власти не применяли силу, так как бунт был результатом “неблагоразумной политики властей”. А лидер Лейбористской партии Шалва Нателашвили и вовсе призвал военнослужащих МВД, подавлявших мятеж, “бросить оружие и не проливать невинную кровь”. Инициаторы законопроекта расценили это как прямую измену Родине и не скрывают, что первой жертвой нововведения может стать именно радикал Нателашвили. Дело в том, что главный лейборист уже давно “достал” Михаила Саакашвили и его команду. Он не только дает им оскорбительные характеристики, не только предлагает самые экстравагантные пути смены власти, но и регулярно наезжает в США, где на разных уровнях и в самых резких выражениях “стучит” на президента Грузии. Так что сейчас у него есть все основания заявить: “Новый законопроект готовят специально для меня и моих сторонников. Каждое слово и заявление, озвученное Лейбористской партией, будет подвергаться аресту и наказанию. Фактически налагается запрет на любую критику властей, которые стремятся уничтожить в стране оппозицию”.
В других оппозиционных партиях тоже считают, что нововведение может стать инструментом в борьбе против инакомыслия, позволит начать по-настоящему массовые репрессии и политические аресты. И что “нынешние власти осуществляют то, что замыслил, но не смог воплотить в жизнь даже Эдуард Шеварднадзе”. “Новые правые” утверждают, что сразу же может быть арестован и их лидер Давид Гамкрелидзе. Республиканская партия призывает к консолидации общества и демократических сил: “Если общество пожелает наступления 1937 года и возложит эту миссию на президента, тот ее выполнит. Если не пожелает, то Михаил Саакашвили не рожден Сталиным, чтобы устроить нам 37-й год”.А “Промышленникам” кажется, что “любые попытки создать репрессивное законодательство закончатся крахом как для этого правительства, так и, возможно, для государственности Грузии в целом”.
Сторонники борьбы с политическим экстремизмом реагируют на протесты оппозиции однозначно: “На воре шапка горит!” И ссылаются на законодательный опыт Израиля, Испании, Великобритании и “Патриотический акт”, принятый в США. Мол, надо просто усовершенствовать законодательство, карающее за преступления против государственности. И положение “О заговоре с целью свержения законно избранной власти” всего лишь требует более детальной проработки и конкретизации.
Но весьма интересную позицию (и, очевидно, не только свою) озвучил директор Института свободы Леван Рамишвили. Он приводит аналогию с 1940 - 50-ми годами, когда в США активизировались коммунисты - Америка приняла “Акт Смита”, заложив основу для защиты своей демократии от “красной угрозы”. “В последнее время российские спецслужбы сильно активизировались, не стесняются даже политической интервенции и тратят на различные партийные группы минимум по 150 - 200 тысяч в месяц, - утверждает Рамишвили. - Нам необходимо принять эффективные меры для нейтрализации российской угрозы... Те группировки, часть которых грузинский народ выбросил на свалку истории, а часть вообще выдворил из страны, пытаются извне - опираясь на российскую финансовую, политическую или иную помощь, - осуществить какой-то реванш. Нужен закон, объявляющий вне закона любую партию, любого политика, действующих в Грузии, но практически исходящих из российских государственных интересов и ставящих себе целью ликвидацию независимости Грузии и грузинской демократии.”
А еще, по мнению человека, возглавляющего неправительственную организацию, призванную защищать права человека, необходим закон, обязывающий каждого политика “заявлять компетентным органам государства о любом контакте с представителями России, на любой территории: с кем он был осуществлен и какой цели служил”. А тех, кто этого не сделает, следует лишать всех политических прав в Грузии.
Между тем уже есть люди, фактически арестованные за то, что еще только станет статьей закона. Я уже писал о лидере оппозиционного движения “Вперед, Грузия!” Ираклии Батиашвили, арестованном за “интеллектуальную помощь в организации мятежа” и сокрытие информации о готовящемся преступлении. Вся его вина заключалась в телефонном разговоре с мятежником Квициани. Теперь его адвокат утверждает, что имеет на руках несмонтированную запись абсолютно невинной беседы и предъявляет претензии Генпрокуратуре и проправительственному телеканалу “Рустави-2”, обнародовавшему диалог в уже смонтированном виде. Но и прокуроры, и журналисты отмалчиваются. За решеткой оказался и лидер грузинских ассирийцев Борис Иванов. Живущий в России и не занимающийся политикой отставной генерал полиции приехал в Тбилиси к больному отцу и был арестован “по факту обнаружения наркотиков”. И родственники, и десятки соседей по улице, мешавшие полиции задержать Иванова, утверждают, что наркотики ему подкинули - понятых-то при обыске дома не было. Освободить диабетика просили президента Саакашвили и участники манифестаций в Москве и Тбилиси, и влиятельные политики, среди которых - сенатор США, глава Всемирного ассирийского альянса Джон Нимрод. Но сейчас стали поговаривать об истинной причине ареста: с телефона Иванова якобы звонили все тому же мятежнику Квициани. А все, что связано с этим именем, вызывает у властей однозначную реакцию. Так что ждать скорого освобождения экс-полицейского не приходится.
А знающие жизнь люди обращают внимание на то, что новое законодательство вступит в силу прямо перед муниципальными выборами. И у властей появится возможность отсечь от избирательной кампании оппозиционеров, ибо те не преминут выступить против правительства, с требованиями свержения существующей власти. Ну а скептики, помнящие сталинские времена, ждут публикации законопроекта с особым нетерпением - чтобы сравнить, насколько его текст будет отличаться от печально известной статьи 58-10. По которой давали срок за любое неосторожно сказанное слово.