ОБЛИЛИ ТРУПЫ БЕНЗИНОМ И СОЖГЛИА присяжные их оправдали

Факты. События. Комментарии
№16 (522)

Капитана Ульмана, лейтенанта Калаганского, прапорщика Воеводина и майора Перелевского будут судить уже третий раз по одному и тому же делу! Так решил Конституционный суд.
В январе 2002 года группа офицеров из частей специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба (спецназ ГРУ) получила приказ блокировать дорогу из райцентра Шатой в село Дай. Тогда разворачивалась широкомасштабная операция по очередному поиску Хаттаба и Басаева. До сих пор не очень ясно, то ли спецназовцы вовремя не остановили проходящую машину, то ли водитель проигнорировал их приказ. Был открыт огонь. Машина остановилась. В ней – шесть мирных жителей. Один – уже убит. Директор местной школы. Далее, по показаниям старшего группы капитана Ульмана, он доложил по рации офицеру связи майору Перелевскому. Майор Перелевский показал на суде, что он доложил командующему спецоперацией полковнику Плотникову. И от него получил приказ, который и передал Ульману: уничтожить всех. То есть таким образом замести следы. Спецназовцы расстреляли мирных чеченцев, сложили трупы в машину и имитировали подрыв на фугасе. Но со взрывом получилось плохо. Тогда они облили машину и трупы бензином и подожгли...
Следствие обвинило их в преднамеренном убийстве. Перед судом вместе с капитаном Ульманом, лейтенантом Калаганским и прапорщиком Воеводиным предстал также офицер по связи майор Перелевский. Адвокаты вначале строили защиту на том, что спецназ выполнял несвойственные ему функции и мог не знать, что в таких случаях надо стрелять по колесам, а не открывать огонь на поражение. То есть речь об “инструкциях”. “Проводили инструктаж или нет?” Это наследие страны Советов, жившей по Инструкциям. Но не по законам.
Затем защита переключилась на другое – мол, выполняли приказ. У нас в юриспруденции нет категории «преступный приказ». Есть – «заведомо незаконный приказ», который подчиненный имеет право не выполнять. Но об этом никто никогда не знал и до сих пор не знает. В любом случае тогда надо судить того, кто отдал приказ. То есть полковника Плотникова. Вызванный в суд всего лишь как свидетель, полковник говорил, что ничего не помнит, ничего не знает, Перелевскому послышалось, никто, кроме Перелевского, не может подтвердить, что он отдавал приказ на уничтожение мирных чеченцев... И суд удовлетворился(!?) этими объяснениями. Ведь Плотников – несмотря на скромное полковничье звание – уже из высшего командования. Если его судить за приказ, то за ним потянется цепочка, вплоть до президента Ельцина, который дал приказ начать Чеченскую войну.
В общем, присяжные дважды признали спецназовцев невиновными.
А теперь их будут судить заново. Конституционный суд постановил все дела по военным преступлениям в Чечне рассматривать без участия присяжных. По той простой причине, что суда присяжных в Чечне еще нет, а рассмотрение дела присяжными из других регионов было незаконным – коллегия присяжных должна формироваться из граждан того региона, где и было совершено преступление.
Много же лет понадобилось, чтобы понять очевидное. Во первых, обыкновенную беззаконность. Во-вторых, то, что присяжные из Ростовской области и города Ростова, где штаб военного округа и военный суд оправдают любого, кто «замочил чеченца», кем бы этот чеченец ни был - хоть ангелом. И такое происходило не раз. Суд над группой Ульмана получил широкую огласку. Но мало кто знает, что, например, точно так же дважды были оправданы ростовскими присяжными офицеры внутренних войск Худяков и Аракчеев, убившие трех сотрудников строительной фирмы в Чечне.
Разумеется, основную роль играют ксенофобские настроения, особенно широко распространенные в южных краях – Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях. Но не следует списывать со счетов и страх. Сторонников подсудимых спецназовцев, омоновцев, сторонников скинхедов присяжные просто боятся. Об этом никто вслух не говорит...
Каким будет приговор Ульману и его группе, можно не гадать. Власти надо, чтобы их посадили в тюрьму, и надолго, показательно. И дело не в законе и справедливости. Надвигается угроза, с которой власть не может не считаться - угроза бунта кавказских республик. Череда подобных приговоров может подвигнуть их к очевидной мысли: если нас судят не как равноправных граждан России, а как «чучмеков», то есть ли смысл нам и дальше числиться гражданами России и нашим республикам входить в состав России?
Но в любом случае все суды, в том числе и Конституционный, пока молчат о главном: а что делает спецназ ГРУ в Чечне? На каком основании он там находится?
Части специального назначения Главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных сил РФ существуют для ведения диверсионных операций за линией фронта, в тылу войск противника. Но войны в Чечне официально нет. И линии фронта, разумеется. Кто ж тогда отдал приказ о введении спецназа ГРУ в Чечню?
И далее естественно вытекает общий вопрос: на каком юридическом основании действуют там Вооруженные силы РФ вообще? Если война не объявлена, то войсковые части должны находиться за забором, в местах постоянной дислокации. И уж никак не входить в контакт с населением путем рейдов, “зачисток” и проверок на дорогах.
В принципе, суд может вынести решение о присутствии военных в Чечне. Если по закону. И этому решению обязаны подчиниться все – от рядового до главнокомандующего. Опять же в принципе и опять же если по закону.
Солдаты и офицеры находятся и действуют в Чечне не просто вне закона - они чувствуют себя там над законом. Это положение автоматически провоцирует преступления. Вот уже десять лет. Последний пример – дело рядового Кривошонка. Три разведчика упились до полусмерти и пошли на дорогу «проверять» чеченцев. «Замочили» троих. Дело это темное. Куда-то исчез из него их командир. Вроде как его совсем нигде не было. Затем подсудимые изменили показания, и всю вину взял на себя один Кривошонок. Он один и резал троих чеченцев, он же их и стрелял...
А теперь подумаем, сколько таких кривошонков прошло Чечню и живет среди людей. Чтобы вы нагляднее представили, приведу слова военкома Юрия Заболотского из поселка Новый Некоуз Ярославской области: “Что творится в душах тех пацанов, что служили на Северном Кавказе, я понять не могу. У нас в Некоузе 78 “чеченцев”... Куролесят в поселке на полную катушку. Пьют... дебоширят”.
А 78 таких парней в небольшом поселке – это страшная сила. Можно сказать, что они терроризируют там всех.
Теперь экстраполируем поселок Некоуз на всю Россию. И что дальше? Ничего хорошего для нас, мирных обывателей. А для власти, возможно, хорошо. Ведь орды распоясавшихся, часто психически неадекватных людей будут держать в страхе все население. В таких условиях уже не до прав, демократий и прочих глупостей. Забота одна - лишь бы не попасться на пути отморозков.
Станут ли они угрожать власти? Очень сомневаюсь. Какие бы отморозки ни были эти кривошонки, они всегда очень четко понимают, на кого нельзя поднимать хвост. Более того, кривошонки считают эту власть своей.


Комментарии (Всего: 3)

Нужно провести общероссийский референдум - нужны ли нам все эти черножопые республики и их выходца. И закрыть границы с ними, а те, которые у нас, в России, обосновались - выгнать, выкинуть. Или вырезать, как они русских вырезали. Твари поганые.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
В Чечне при Дудаеве было изгнано, убито, изнасиловано более 300000 человек, естественно русских. А точных цифр и не найти. Про них - молчок. В Чечне кража людей - самый распространённый "бизнес". Причём крадут своих же и потом требуют выкуп. Если уж защищаете мирных граждан, так защищайте ВСЕХ включая русских.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
В СМИ очень часто пишут о бесчинствах военных в Чечне и никто не вспоминает о том, как убивали чеченцы русски, до ввода войск Ельциным. Сколько сотен тысяч их было убито, кто знает? Все эти кавказские республике России не нужны. В 1995 году в Хасавьюрте Чечне дали независимость и что? Через год Басаев начал интервенцию в Дагестан. Если б не ЦРУ и арабские деньги, то на Кавказе давно было бы тише.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *