Больному нужен переводЧик!

Из штата в штат
№9 (515)

Согласно данным, полученным экспертами Commonwealth Fund, пациенты американских больниц рискуют стать жертвами врачебных ошибок куда чаще, чем жители ряда европейских стран, например, Великобритании и Германии, своего соседа - Канады, а также Австралии и Новой Зеландии.
Исследование показало, что за последние два года 34 процента пациентов, обращавшихся за помощью к американским врачам, сталкивались с тем, что им назначали неверное лечение, выписывали ненужные лекарства и не вовремя производили анализы. В Канаде жертвами подобной практики стали 30 процентов больных, в Австралии - 27 процентов, в Новой Зеландии - 25 процентов, в Германии - 23 процента, в Великобритании - 22 процента.
Одной из причин такого незавидного лидерства является огромное число иммигрантов, приезжающих в США без знания английского языка. Хорошо, если в районе проживания новоприбывших имеются в достаточном количестве медики, разговаривающие на родном для них языке. А если таковые отсутствуют или их раз, два и обчелся?
В этом случае и пациентам, и докторам не позавидуешь: недопонимание может привести к беде. И даже к трагедии.
Кое-кто из наших читателей может пожать плечами: а нам то что до этого, у нас в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе врачей, разговаривающих на «родном и могучем», пруд пруди. Увы, господа, но даже в таком «русскоязычном» городе, как Нью-Йорк, можно попасть ненароком не «в ту больницу». Где «русским духом» не пахнет или он почти не ощущается.
Нью-Йорк - это еще не вся Америка. Русскоязычные иммигранты селятся сегодня в таких регионах, где медика-соотечественника днем с огнем не сыщешь и общаться приходится исключительно с англоязычными специалистами, которые могут толком и не понять, что у человека болит.
Согласно исследованию, проведенному компанией CyraCom, крупнейшей в США фирме, чей бизнес - оказание переводческих услуг в сфере здравоохранения, 2005 году госпитали страны нуждались в сотрудниках, владеющих одним из 132 иностранных языков. 45-процентный скачок с 2000 года!
Бесспорным лидером наиболее востребованных иностранных языков, а эксперты CyraCom опросили представителей 800 медучреждений страны, является испанский. То бишь медики, разговаривающие по-испански и переводчики с испанского. За ним следует русский, вьетнамский, корейский, арабский. Как отметили работники компании, в их практике впервые арабский язык вошел в первую пятерку. По данным CyraCom, места в ней в последние годы прочно удерживают лишь три языка: испанский, русский и вьетнамский. В 2003 и в 2004 годах четвертое и пятое места занимали мандарин (на нем говорит часть китайских иммигрантов) и польский.
«Нужда в знатоках иностранных языков в госпиталях страны весьма и весьма значительная, - говорит руководитель CyraCom Майкл Гринбаум, - ведь они могут понадобиться в любое время суток. Качественное медобслуживание напрямую зависит от возможности врачей понять пациентов и поставить им правильный диагноз».
Госпитали Калифорнии больше всего нуждаются в переводчиках с испанского, вьетнамского, корейского, русского и кантониз (на нем говорят многие выходцы из Китая). Медучреждения Нью-Йорка - в людях, свободно разговаривающих на испанском, польском, французском, русском и арабском языках. В Иллинойсе - на испанском, кантониз, польском, китайском и русском.
Одной из первых обратила внимание на проблему общения иммигрантов, не способных изъясняться по-английски с медперсоналом американских госпиталей, профессор Медицинского колледжа штата Вискончин Глен Флорес. Она провела собственное исследование и собрала много примеров медицинских ошибок, которые случились из-за того, что врач не понял больного. Свои выводы ученая изложила в The Journal of Pediatrics. Сегодня, подчеркивает она, фактически не существует статистики допущенных в стенах госпиталей врачебных ошибок вследствие того, что врач не понял жалоб больного. А отсутствует она по одной простой причине: никто ведь и не требует от медучреждений скрупулезно фиксировать подобные факты.
Между тем о необходимости предоставления пациентам, не говорящим по-английски, квалифицированной помощи со стороны переводчиков при общении с врачом, говорится в Civil Rights Act, в законодательствах многих штатов. Так, в Нью-Йорке, если хотя бы 1 процент постоянных клиентов больницы говорит на своем родном языке, ее администрация должна позаботиться о том, чтобы в штате были люди, способные им помочь при общении с медперсоналом.
С 1 января нынешнего года вступило в силу новое положение, подготовленное экспертами федеральной Joint Commission on Accreditation on Healthcare Organization, которая курирует работу госпиталей и больниц страны. Оно предусматривает обязательную пометку в истории болезни человека о том, на каком языке он говорит. Исходя из этого, администрация госпиталя получает реальную картину, в каких именно переводчиках ее учреждение нуждается.
«К сожалению, - сетует профессор Флорес, - во многих госпиталях администрация смотрит сквозь пальцы на явную нехватку переводчиков, а также медиков, способных общаться с больным на его родном языке. При этом соответствующие меры в отношении руководства медучреждения, не желающего исполнять федеральные и штатные законы, не применяются. Типичные отговорки администрации: трудности в поиске переводчиков, необходимость тратить слишком большие деньги на их услуги».
На самом деле утверждения о значительных расходах на оплату труда переводчиков не подтвердились в недавно опубликованном отчете экспертов из правительственной службы Office of Management and Budget.
USA Today указывает на то, что в настоящее время затраты на привлечение переводчиков для работы в госпиталях возмещаются лишь Медикейдом, а также властями 13 штатов, финансирующими из своего бюджета медицинские покрытия для детей. В то же время Медикер и частные страховки никаких компенсаций за услуги переводчиков пока не предлагают.
Как бы там ни было, нельзя не согласиться с профессорам Флорес и другими ее коллегами, настаивающими на острой необходимости качественного переводческого сервиса в медучреждениях страны. От него ведь зависит здоровье, а нередко и жизнь тысяч и тысяч людей. Языковый барьер не должен вести к ошибкам, которые можно и нужно избежать.