“Те, кто творит историю, часто заодно и фальсифицируют ее”Веслав Брудзиньский

Факты. События. Комментарии
№46 (499)

Такого могущественного вице-президента в своей современной истории Соединенные Штаты еще не знали. Ни Джордж Буш-старший – второе лицо в администрации Рональда Рейгана, ни Ал Гор в клинтоновском Белом доме, ни Ричард Никсон при Дуайте Эйзенхауре, ни Губерт Хемфри при Линдоне Джонсоне не имели и малой толики той власти, которую смог сосредоточить в своих руках Ричард (Дик) Чейни.
Все вышеперечисленные политики находились в тени «первого лица», не стремились особенно влиять на него, тихо и мирно дожидались своего часа, чтобы обосноваться на Олимпе. В США, как это предусмотрено Конституцией, всегда был один действующий глава государства. Однако в января 2001 года у нас в Америке случился прецедент, на которые многие просто не обратили внимания, - страна обрела сразу двух президентов.
Я не шучу. Формально в Белом доме всем заправлял и продолжает заправлять Джордж Буш-младший, однако на деле политику страны, особенно на внешнем направлении, определяет его партнер по президентскому дуэту.
Если мы посмотрим на ключевые фигуры администрации, то увидим среди них людей, которых связывают прочные личные и деловые отношения с вице-президентом Чейни. Они – везде, они занимают руководящие посты в любом министерстве. Именно его протеже, а не люди Буша, правят бал в Вашингтоне.
Надо признать, что к войне в Ираке президент Буш, которого проклинают и поносят участники антивоенного движения, имеет весьма посредственное отношение. Да, как Верховный главнокомандующий приказ о вторжении отдавал именно он. На деле же решение принимал не Буш (он его только озвучил), а узкий круг лиц во главе с Чейни. Три года назад газета «Вашингтон пост» назвала этих людей своеобразной «точкой опоры» администрации в вопросах внешней политики (powerful staff have emerged as a fulcrum of Bush’s foreign policy). Настойчивость в проведении активной наступательной линии за пределами США, свойственная Чейни, стала определяющей чертой “эры Буша”.
Согласно сложившейся традиции, кроме президента главенствующую роль в формировании внешней политики страны традиционно играли глава американского МИДа – Госсекретарь, а также Помощник президента по национальной безопасности. Все мы помним, каким влиянием обладали такие государственные деятели, как Генри Киссинджер, Сайрус Венс, Джордж Шульц, Джеймс Бейкер III, Мадлен Олбрайт. После инаугурации Буша Чейни сразу решил нарушить сложившуюся традицию, взяв президента под свой контроль. «Только он может повлиять на принимаемые Бушем решения», - отметил спустя год после прихода республиканцев к власти Деннис Росс, бывший сотрудник Билла Клинтона, занимающий в настоящее время пост директора Washington Institute for Near East Policy.
Надо отдать должное Чейни, он все отлично просчитал. Обладая мощным влиянием на президента (его вскоре стали называть «мозгом Буша»), он получил отличную возможность превращать в жизнь свои решения, не опасаясь вмешательства Конгресса. Дело в том, что если законодатели могли потребовать от главы Пентагона Дональда Рамсфелда или от госсекретаря Колина Пау элла отчет за предпринимаемые ими политические шаги, то вице-президента это никак не касалось.
О том, что Чейни намерен управлять страной наравне с Бушем, можно было судить по его делам, которые носили практический характер. Заняв офис вице-президента, от тут же собрал команду очень серьезных экспертов по вопросам внешней политики. Злые языки вскоре окрестили ее Советом национальной безопасности в миниатюре. Именно на заседаниях этой структуры и была разработана конкретная внешнеполитическая доктрина, которой должна была следовать администрация Буша. Ее неоконсервативная суть: сегодня мы живем в однополярном мире, США – единственная сверхдержава, которая должна стремиться к тому, чтобы изменить мир по своему образцу и подобию. Просим нам не мешать, кто не с нами – тот против нас.
Правда, открыто заявлять о своем стремлении к безраздельному доминированию на планете по имени Земля было как-то неприлично. На свет появилась концепция демократизации во всемирном масштабе – аналог троцкистской идеи «перманентной революции». Удивительно, но многие американцы приняли благородные идеи демократизации за чистую монету.
Однако, все просчитать невозможно. Корпоративные скандалы, которые обрушились на США как гром среди ясного неба, чуть было не разрушили Чейни все его амбициозные планы. Более того, они его чуть не погубили.
Нужно отдать должное Чейни – он сумел быстро сориентироваться и нашел выход из сложной ситуации. Именно Чейни обвинил Саддама в пособничестве исламским радикалам во всем мире и в разработке этой страной оружия массового поражения. Как будто не было Ирана, Ливии, Пакистана, которые уже имели ОМП, как будто не существовало ваххабитского королевства Саудитов – мирового центра религиозного экстремизма. Хусейн должен был стать искупительной жертвой: свергая диктатора, американский вице-президент спасал самого себя. Победителей ведь, как известно, не судят. И действительно, под шумок сражений в Ираке федеральная Securities and Exchange очень тихо прекратила расследования в отношении деятельности Чейни в «Халлибартоне», а Буша в Harken Energy.
О том, какому давлению подвергались сотрудники ЦРУ, не желавшие фальсифицировать иракское досье, я рассказал в своей статье «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Между тем такому же активному прессингу подвергались и инспекторы ООН. Известный журналист, обозреватель «Вашингтон пост» Ричард Коэн в своей статье «Мастер вымысла» (“Master of Fiction”, «Вашингтон пост», общенациональное издание, № за 3-9 ноября 2003 г.) приводит слова Джеймса Рубина, бывшего заместителя госсекретаря США. Рубин вспоминает, что когда Чейни встретился с главой инспекторов Гансом Бликсом и главой МАГАТЕ Мохамедом Эль-Барадеи, он заявил им следующее. “Если наши подозрения в разработке Ираком ОМП не найдут подтверждения в ваших итоговых документах, то мы не остановимся перед тем, чтобы вас дискредитировать”. Каково, а?
Нынешний скандал в Вашингтоне может превратиться в очередное серьезное испытание для Чейни. В прошлом году экс-дипломат Джозеф Уилсон, муж секретного агента ЦРУ Валери Плейм, которая пострадала из-за критики супругом политики администрации Буша в Ираке, в изданной им же книге намекнул: инициатором скандала является сам вице-президент США. Уилсон не имел на руках конкретных улик против Чейни и его ближайших помощников, в том числе и Либби. Однако - отметил он в своей книге The politics of Truth - его источники как из администрации Буша, так и извне рассказали о специальном совещании сотрудников аппарата Чейни, на котором было принято решение отомстить строптивому экс-послу, обнародовав информацию, связанную с его женой. «То, что произошло потом, я могу охарактеризовать как эффективное предательство интересов нашей страны», - заявил он в интервью газете USA Today.
Пройдет время и кто-нибудь из американских историков наверняка повторит слова вождя мирового пролетариата, характеризуя «эру Буша»: «став вице-президентом США, Ричард Чейни сосредоточил в своих руках неограниченную власть, хотя у многих американцев и возникли тогда сомнения в том, что он сможет ею правильно воспользоваться».
История повторяется дважды: сначала в виде трагедии, потом - в виде фарса...