Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№18 (314)

«Прошвырнемся по Бродвею!»

Историческую часть Бродвея замыкает комплекс зданий Сити-Холла, городского самоуправления.
В начале ХIХ века эдесь была окраина города. И когда в 1811 году по проекту архитекторов француза Жоржа Манжена и шотландца Джона Маккомба-младшего было воздвигнуто здание Сити-Холла, городские власти решили сэкономить: северную часть облицевали дешевым известняковым камнем в отличии от южной, обложенной массачусетским мрамором. “Не все ли равно медведям и волкам, на что любоваться”, - со смехом говорили они.

Это немного напоминает историю с перевязью мушкетера Партоса, которая была вызолочена только спереди, что так неосторожно и открыл юный Д’Артаньян.

Место, действительно, глухое. Невдалеке находился маленький пивоваренный заводик, окруженный трущобами, в которых обитали весьма сомнительные личности. Даже полиция нос туда не казала. И именно там выросли здания судов, федерального и городского, и вознёсся ввысь небоскрёб полицейского управления.

Почему же так далеко была вынесена мэрия? Думаю, отцы города уверенно смотрели в будущее и предвидели бурный рост Нью-Йорка. Жили в нём тогда 60 тысяч человек, и с каждым годом население увеличивалось.

Происхождение авторов сказалось на здании: оно представляет собой смесь георгианского стиля с французским ренессансом. Кстати, их проект победил на конкурсе, и победители получили аж 350 долларов награды. На двоих! А один из них, архитектор Маккомб, осуществлявший общий надзор за строительством, получал от города солидное по тем временам жалованье: 6 долларов в день! Вот когда осознаем всю глубину инфляции. Ничто так стремительно не менялось во времени, как цена денег!

Двухэтажное здание венчает купол, на вершине которого богиня Правосудия, держащая в одной руке меч, а в другой – весы. Только глаза у неё почему-то не завязаны, как на традиционных изображениях, символизирующих её беспристрастность. То ли горожане уже тогда не очень-то верили в объективность суда, то ли это произошло по недосмотру... Кто знает.

Здание Сити-Холла претерпело много бед. Частые пожары не миновали его. Особенно пострадало оно в 1858 году, загоревшись от фейерверка, пущенного в честь прокладки транс-атлантического кабеля. Капитально отремонтировали его только в 1895 году. И вновь пожар, но уже в 1917 году. Основательной реконструкции Сити-Холл подвергся в 1954 году. Массачусетский мрамор наружных панелей оказался нестойким к непогоде, весь почернел и во многих местах стал крошиться. Заменили его алабамским известняком, так что сейчас обе стороны смотрятся одинаково. Правда, цоколь отделали красным гранитом, который добывается в штате Миссури.

Интерьер здания поражает роскошью и элегантностью. Стены вестибюля облицованы белым мрамором. За вестибюлем – ротонда, в которую вписана двумя полукружьями лестница. На первом этаже находятся кабинеты мэра и Президента городского совета. Там же зал заседаний на 35 мест.

На втором этаже до перевода столицы штата в город Олбани располагались кабинет и офис губернатора.
Сейчас в этих помещениях музей города Нью-Йорка. Хранятся здесь подлинные раритеты: стол, за которым работал Джордж Вашингтон; флаг, развевавшийся во время первой инаугурации Президента в 1789 году; флаг, которым был покрыт гроб героя Войны за независмость США генерала де Лафайета. Его прислали из Франции. Лафайет был не только соратником Джорджа Вашингтона, но и его близким другом. И всё же когда Лафайет хотел вручить президенту ключи от разрушенной Бастилии, тот отказался принять их, сказав: “Руки Французской Революции по локоть в крови”.

Высокие принципы нравственности были для Вашингтона выше возможной обиды друга. Но Лафайет верно оценил этот отказ.

Среди портретов отцов-основателей государства – Томаса Джефферсона, Александра Гамильтона, Питера Стайвисанта – портрет Колумба. У многих посетителей (а вход в здание свободный) вызывает удивление имя автора этого произведения – Самуэль Морзе. Да, да, тот самый, что изобрел знаменитую телеграфную азбуку, названную его именем. Современникам он более известен как весьма даровитый и высокопрофессиональный живописец. Но история, как известно, расставляет свои акценты.

Что только не перевидал Сити-Холл за свою долгую историю. Здесь, в ротонде, два апрельских дня стоял гроб с телом убитого Авраама Линкольна. Тысячи нью-йоркцев нескончаемым потоком шли мимо гроба, прощаясь со своим великим Президентом.

В 1927 году здесь чествовали лётчика Чарльза Линдберга , совершившего на одномоторном самолете беспримерный перелет через Атлантический океан. В 1969 году Сити-Холл принимал астронавтов Нила Армстронга, Эдвина Олдриджа и Майкла Коллинза, «посетивших» луну на Апполоне–11. И совсем недавно, в 1991 году, состоялся торжественный приём в честь военоначальников - героев война с Ираком.

Обычно у Сити-Холла заканчивается красочное шествие, которое идет от Батттери–парка по Бродвею. Эта часть Бродвея носит неофициальное название – Каньон Героев. (Каньон – ущелье. И сочетание высотных домов в Нью-Йорке с традиционной шириной улиц, размеченных ещё голландскими поселенцами, получило определение каньонной застройки).
Обычно на эти парады собирается до полумиллиона зрителей. Но самые грандиозные празднования состоялись, когда хоккеисты нью-йоркской команды «Рейнджерс» завоевали кубок Стэнли, а баскетболисты «Янкис» первенствовали в баскетболе. Пресса писала, что на Бродвей пришел тогда миллион болельщиков. Так что становится ясным, кто является истинными героями Америки.

В небольшом сквере перед Сити-Холлом и на его ступеньках часто проходят различные демонстрации, устраиваемые общественными организациями. Они также привлекают к себе внимание прессы и телевидения. Летом здесь же устраиваются бесплатные симфонические концерты.

У самого входа в сквер высится памятник Натаниелу Хейлу, герою войны за Независимость. Скромный школьный учитель оказался талантливым разведчиком. Выдали его англичанам его же дальние родственники, так называемые «лойялисты», сохранившие верность королю. Натаниеля Хейла после короткого допроса приговорили к повешению. И вот, стоя под петлей, он, по преданию, произнёс слова, которые ныне заучивают все школьники страны: “Мне жаль, что у меня только одна жизнь, которую я могу отдать своей Родине....”

А Бродвей бежит дальше, пересекая самые притягательные для туристов места: Чайна-таун – китайский район; Сохо - с его мастерскими художников; Гринич-Виллидж – место богемной тусовки, прозываемый нью-йоркским Монмартром; Таймс-сквер – центр театральной жизни... А далее центр искусств – Линкольн-центр; Центральный парк; комплекс зданий Колумбийского университета; загадочный и легедарный Гарлем... Севернее моста Джорджа Вашингтона, кроме названия «Бродвей», появляется на щите цифра 9 – «Девятая дорога». И под этим двойным обозначением великая улица врезается в район Бронкса. Но все эти достопамятные места требуют отдельного описания. Мы же с вами прошли только по малой, исторической части Бродвея, по «Каньону Героев». Путешествие продолжается.

Часть 8. Улица стены