НаЧнем уЧить испанский

Наши соседи
№42 (495)

Вы наверняка успели заметить, что здесь, в Америке, большинство наших бывших земляков разделяются на две четко обозначенные группы. Одни стремятся поселиться в тех районах Большого Нью-Йорка, где русская речь слышна чаще английской, а вывески магазинов и товары в них имитируют привычную атмосферу жизни в Москве или Одессе. Помимо Брайтона, Бенсонхерста и других районов Бруклина, им также подходят Форрест Ниллс и Рего Парк в Квинсе, небольшой русскоязычный анклав в Верхнем Манхэттене и несколько кварталов вдоль улицы Лайдиг в Бронксе. В последние годы в Стэйтен Айленде к тихому неудовольствию «коренных» островитян происходит активное заселение этого некогда полузабытого «боро» нашими людьми.
Другие же иммигранты с самого начала стремятся ассимилироваться в новой для себя стране как можно быстрее. Расхожая поговорка гласит: «Нью-Йорк – это еще не Америка», и, руководствуясь этим, многие ищут возможность поселиться как можно дальше от многоязычной столицы мира - в одноэтажной Америке, где только собственный акцент напоминает о том, что Америка все же является страной иммигрантов.
В одном из таких городков я и провел недавно тихий уик-энд в обществе семьи моей взрослой дочери в соседнем штате Нью-Джерси. Для незнающего покоя ньюйоркца Fair Lawn показался дачным поселком. Проснулся я не от утренней переклички автоклаксонов нетерпеливых водителей и не от привычного рокота набирающего высоту Боинга над крышей, а сам по себе, в полной тишине – неслыханная роскошь для жителей Нью-Йорка. На просторной лужайке между отдельно стоящими домами спокойно завтракал стебельками травы заяц, который и не подумал дать стрекача при моем появлении, а вместо этого не спеша, с остановками направился в сторону цветочной клумбы. В кроне огромного дуба белки затеяли игру в догонялки, а невидимые сверчки сонно поскрипывали где-то под ногами, постепенно умолкая при первых лучах восходящего солнца. Горизонт был обозначен изломами зеленых гор, а высоко в синем небе в гордом одиночестве кружил орел.
На пустынной улице единственная прохожая приветливо улыбнулась, что сразу прибавило доброго настроения мне, привыкшему к озабоченным взглядам ньюйоркцев. Позже оказалось, что эта молодая женщина проживает в соседнем доме с супругом и тремя детьми в возрасте от 3 до 10 лет. В то время, когда два брата отправились куда-то по своим мальчишечьим делам, трехлетняя девочка играла во дворе с подружкой-сверстницей под присмотром своей мамы, которая представилась Марселой и охотно рассказала о жизни в этом типичном уголке «субурбии» - зеленого пригорода любого крупного американского города в пределах 1 часа езды.
“В конце этой улицы находится начальная школа, куда дети ходят сами. После обеда я часто отвожу их на семейном вэне в городской бассейн поплавать, а потом старшего – в спортивный зал, младшего – в художественную студию, он хорошо рисует. А дочка в это время играет со сверстницей во дворе через дорогу, мы с ее мамой - подруги. Вот и я сейчас присматриваю за ее ребенком, пока она уехала за покупками. Вечером возвращается мой муж с работы, и мы едем все вместе ужинать либо в ресторан, либо к моей матери, она живет с моей сестрой в соседнем городке. Бывает, оставляем у них детей и отправляемся к друзьям или в кино...” - рассказала Марсела.
«Вот типичная жизнь среднестатистической американской семьи», - подумалось мне. Непременный звездно-полосатый флаг на высоком флагштоке перед небольшим, но собственным домом... Недорогие, но без единой царапины машины на заднем дворе, одна из которых – вместительный вэн для выезда всей семьей... И так было всегда в старой доброй Америке: работающий глава семьи и супруга-домохозяйка обеспечивают счастливое детство и хорошее воспитание своим немалочисленным отпрыскам...
Но одно обстоятельство как-то не вписывалось в общепринятый стереотип традиционной американской семьи: Марсела говорила с заметным акцентом, а ее дочь то и дело обращалась к ней на незнакомом мне языке.
-Малышка с самого рождения много времени провела с моей мамой, а та говорит только по-испански. Мы когда-то приехали из Колумбии, я здесь вышла замуж, когда у меня уже был свой ребенок. Мой муж понемногу учит испанский, ведь мы часто проводим выходные вместе с моими родственниками. Ему так нравится все, что моя мама готовит!
-Я-то думал, что все приезжие из Латинской Америки стремятся в большие города..
-Все мои многочисленные родственники живут в окрестных городках, даже те, кто работают в Нью-Йорке. Большие города в Америке – неподходящее место для воспитания детей...
Когда были обработаны и опубликованы результаты переписи населения США в 2000 году, впервые оказалось, что латиноамериканское меньшинство вышло на второе место по численности после белого населения: 35,3 миллиона человек из 281,4 всех американцев (афроамериканцы оказались третьей по численности группой – 34,6 миллиона). Правда, даже сами вашингтонские чиновники признают, что в число зарегистрированных жителей США наверняка не попали от 3до 5 миллионов нелегалов, большая половина из которых - все те же латинос. Весьма показательно, что при имеющемся «излишке» женщин в целом по стране (143,3 миллиона против 138,1 миллионов мужчин), среди испаноязычного населения мужчин, наоборот, на один миллион больше: многие мексиканцы, доминиканцы, кубинцы добираются в страну своей мечты в одиночку с тем, чтобы обустроиться, а потом обзавестись семьей.
Как только жизнь налаживается, наши испаноязычные соседи по всей Америке начинают активно заводить семьи с традиционно большим количеством детей. Перепись 2000-го года выявила, что даже при явном недостатке женщин в испаноязычной общине США, дети до 18 лет составляют около 30% населения, тогда как у всех американцев на долю детей приходится только 25%.
В соседней Мексике дети и молодежь в возрасте до 25 лет составляют более 40% населения – гигантский резерв рабочей силы, хронический излишек которой постоянно выплескивается через границу на север. Разумеется, большинство из ступивших на американскую землю остаются здесь навсегда. После долгих мытарств все нелегалы в конце концов каким-то образом получают вид на жительство и обустраивают свою жизнь.
Понимая, что иммиграция из стран Латинской Америки – естественный процесс, правительство США пытается хотя бы как-то его упорядочить. В эпоху администрации Клинтона был введен закон, согласно которому иммигранты, совершившие в Америке какие-либо нарушения или преступления, депортируются из страны с пожизненным запретом на повторный въезд. Почему-то оказалось, что не самое крупное государство Доминиканская Республика «поставила» дяде Сэму самое большое количество всех нарушителей. За неполных 10 лет обратно на остров было отправлено более 150 тысяч доминиканцев. Дело дошло до... жалоб доминиканской полиции, которая уже не в силах справиться с набравшимися в Нью-Йорке воровского опыта соотечественниками.
Демографические изменения в Соединенных Штатах особенно стремительны на западном побережье и на юге страны. Южная Калифорния, Нью-Мексика, Аризона и часть Техаса уже «отвоеваны» молодыми потомками тех мексиканских фермеров, которые были изгнаны с этих территорий в 19-м веке европейскими поселенцами. В Майами, Орландо и других городах Флориды испанский язык слышен чаще английского. Конечно же, в знаменитом американском «плавильном котле» постепенно все ассимилируются, во многом уравниваются различия культур. Я отработал несколько лет бок о бок с молодым американцем по имени Франк и только недавно случайно узнал, что он на самом деле Фернандо. Родители его родились уже в Нью-Йорке и лишь иногда туристами наведываются в Пуэрто-Рико к своим многочисленным родственникам.
Динамичная и быстро растущая испаноязычная община Америки весьма разнообразна. Потомки европейских поселенцев в Аргентине ничего общего не имеют с мексиканцами, в жилах которых течет и индейская кровь. Давно американизированные пуэрториканцы сторонятся недавно прибывших доминиканцев. Разочарованные жизнью в социалистической стране кубинцы не могут понять мировоззрения многих боливийцев, которые в эти дни выходят на многотысячные митинги с требованием национализировать нефтяную промышленность и другие богатства их страны. Единственное, что объединяет всех латинос – это испанский язык. Он уже звучит по всей Америке и при существующей тенденции грозит стать доминирующим в уже обозримом будущем. Хотим мы этого или нет, но среди наших соседей все чаще будут оказываться именно представители этой быстро растущей группы. Вот почему я лично уже приступил к неспешному изучению языка Лорки и Сервантеса, чтобы при встрече с новым соседом начать приветствие так: «Кью пасо, амиго!».


Комментарии (Всего: 2)

плохое содержание не совсем уточнено

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
плохое содержание не совсем уточнено

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *