ТБИЛИСИ-БАКУ: КОМУ ОН НУЖЕН, ЭТОТ ТЕАТР?

В мире
№7 (826)

 

В три раза перекрыл срок, установленный пословицей «Обещанного три года ждут» Государственный азербайджанский драматический театр имени Гейдара Алиева в Тбилиси. В 2003 году его труппа имела все основания для радости и радужных планов: Министерство культуры Грузии предоставило театру помещение, да не где-нибудь на окраине, а на Майдане – в сердце исторической части города. Пообещав отреставрировать старинное здание и создать все условия для работы. Но до сих пор актеры вынуждены давать преставления на чужих подмостках.

Между тем этот театр – отнюдь не новичок, а ветеран культурной жизни не только грузинской столицы, но и всего Южного Кавказа. Причем возник он не на голом месте. Еще в далеком 1872 году в «Доме азербайджанского общества» любители сыграли пьесу жившего в Тифлисе азербайджанского классика Мирза-Фатали Ахундова «Везир Ленкоранского царства». Так родился первый в мире азербайджанский театр. А в 1909-м  купец Хаджи-Хашим Марданов пригласил режиссера Мирза-Хана Кулиева уже в свой караван-сарай (гостиный двор) - поставить мольеровского «Лекаря поневоле». И сын купца Мустафа, участвовавший в этом любительском представлении, с годами стал заслуженным артистом Азербайджанской ССР. Следующие постановки собирали столько зрителей, что купец-меценат вообще подарил все здание театру, который тогда назывался тюрко-татарским, а с 1922 года получил статус государственного и стал именоваться уже Тифлисским азербайджанским драматическим. Две его труппы вошли в историю как «кузницы кадров для всего советского и даже зарубежного Востока», он ставил пьесы и грузинских и русских авторов, в него приходили горожане всех национальностей. 
А еще этот театр прославился многими благотворительными акциями, среди которых – помощь  голодающим Поволжья, оказываемая на протяжении нескольких лет. Во время Великой Отечественной его актеры постоянно выезжали на фронт с концертами. Но в год 25-летия своего государственного статуса театр перестал существовать: его закрыли в 1947-м, когда в Казахстан были сосланы жители знаменитого Шайтан-базара – тюркских кварталов города.  

Возродился театр лишь в XXI веке после того, как вопрос об этом поставил президент Азербайджана Гейдар Алиев. Решением грузинского парламента старое здание у берега Куры было передано актерам, но оказалось, что работать в нем невозможно. За десятилетия здесь появилась масса жильцов, в том числе 20 семей беженцев из Абхазии, здание обросло ресторанами, пивным баром, магазинами, складами, офисами различных организаций, квартиры в нем приватизированы. Решение о выселении отсюда всех, кто не имеет отношения к Мельпомене, грузинское правительство приняло еще 9 лет назад, но на то, чтобы выполнить его, средств у государства не оказалось. В итоге театр официально владеет 4-мя тысячам квадратных метров, но реально у него лишь 700 метров. Да и на те попасть можно не с парадного входа, заставленного лотками уличных торговцев овощами и фруктами, а с торца здания. Но даже попав туда, радоваться нечему – всему необходим капитальный ремонт. А денег, выделенных тбилисской мэрией, хватило лишь на восстановление малого зала всего на 60 мест и на ремонт крыши, сквозь которую было видно небо, 

Возникает естественный вопрос: почему же Баку не может на свои средства привести в порядок здание театра, не дожидаясь выделения денег из грузинского бюджета?

Что ж, вопрос об этом ставился. И Азербайджан готов выделить на столь благородное дело миллион евро, но только в том случае, если все здание реально окажется в собственности театра. Это вполне объяснимо: приводить в порядок лишь часть здания смешно, а  ремонтировать за свой счет чьи-то чужие квартиры, магазины, рестораны и офисы – глупо.

Министр культуры и туризма  Абульфас Гараев уже просил своего грузинского коллегу Николоза Руруа помочь с переселением  семей и организаций, но получил предложение... перевести в другое место сам театр. Ответная реакция была однозначной: «О переезде государственного азербайджанского театра не может быть и речи. То, что он стоит именно на этой территории, имеет большое историческое и культурное значение».

Министра можно понять: символики – и исторической, и современной - в этом месте предостаточно. Помимо того, что театр обосновался в своем исконном помещении – бывшем владении азербайджанца, он еще и находится рядом с кварталом, в котором азербайджанцы живут веками. А в нескольких десятках метров от театрального подъезда высится памятник «отцу нации» Гейдару Алиеву, благодаря которому театр был восстановлен, и имя которого носит. 

Пока же помощь с исторической родины выражается в том, что бакинские коллеги подарили костюмы, парики и кое-какой реквизит. 

Время идет, а горемычная труппа арендует залы то в ТЮЗе, то в театрах Музкомедии и имени Марджанишвили. Хорошо еще что много времени проходит на гастролях по населенному азербайджанцами региону Грузии, а то с постоянной арендой можно окончательно вылететь в трубу.  Но несмотря на все трудности, энтузиазма актерам не занимать, в основном, это – молодые, увлеченные любимым делом люди. Часть таких ребят «театр без помещения» умудрился вырастить в собственной студии. 

Но долго ли можно прожить только на собственном энтузиазме и чужих обещаниях? Получается, что государственные мужи в Баку и Тбилиси, вовсю декларирующие дружбу между своими странами, к театру, который просто призван быть символом их добрых отношений, относятся по принципу: «Дружба – дружбой, а денежки – врозь».