Кто их сЧитал, кто их способен сосЧитать?

Общенациональная проблема
№19 (472)

В прошлом номере “РБ” прочла заметку Вениамина Артова “Кто следующий”, в которой шла речь о серийном насильнике малолетних Тимоти Фелтоне. Чуть ли не каждую неделю приходится читать или слышать по радио новую историю об очередной трагедии, в которой жертвой маньяка-педофила стал ребенок.
Почему бы не держать Фелтона и ему подобных в психушках, где им самое место, а если и выпускать на свободу, то контролировать каждый шаг подонков?

С уважением Мария Штерн


Хорошо понимаю чувства, переполняющие автора письма. Однако мне придется разочаровать Марию: Фелтона и ему подобных в больничную палату с крепкими решетками власти определяют в исключительных случаях. Чтобы попасть туда, необходимо совершить нечто совершенно ужасное. Например, изнасиловать не одного, а двух, а то и трех-четырех детей. За единичный случай понесшего наказание скорее всего со временем вычеркнут из специальных списков, составляемых местными властями на основании Megan Law. Чтобы остаться в нем навечно, насильник-педофил должен быть признан судом “особо опасным преступником”. Напомню, что отбывшие наказание подобные преступники обязаны ставить полицию в известность, где они собираются жить, с тем чтобы правоохранительные органы могли информировать граждан об опасных соседях. Безусловно, Мария права: таких, как Фелтон, желательно изолировать от общества, а лучше всего - держать их в спецбольницах. Жаль только, что это практически несбыточная мечта. По двум причинам.
Первая - не позволят правозащитники. В свое время разработчикам Megan Law пришлось дойти до Верховного суда, чтобы преодолеть яростное сопротивление критиков, убеждавших общественность в безнравственности составления особых списков на лиц, осужденных за сексуальные домогательства, проявляемые по отношению к малолетним. Лично я, при всем своем либерализме, до сих пор не могу взять в толк, какие такие этические нормы нарушались авторами Megan Law, вознамерившимися обезопасить подрастающее поколение от развратников и насильников?
Вторая, и о ней мы подробно поговорим в этой статье, - раздрай в системе оказания психиатрической помощи в США.
Больных людей, страдающих от тяжелых психических заболеваний, в нашей стране становится все больше, а мест, где их могли бы по-настоящему лечить, все меньше. К слову: болезнью “поэтов и королей”, как еще называют шизофрению, страдает сегодня 45 млн. жителей нашей планеты. По данным международных органов здравоохранения, ежегодно число шизофреников увеличивается на 4,5 млн.человек. С 1985 по 2000 год прирост составил 30 процентов! Земляне постепенно сходят с ума?
А как обстоят дела в США? То, что в нашей стране психически больных людей очень много, - общеизвестный факт. Но сколько именно, наверное, не знает никто. На одном из веб-сайтов я прочел: “Психически больные люди составляют более 50 процентов от общего количества находящихся в больницах США. По статистике, каждый 12-й американец рано или поздно попадает в психбольницу. Это стационар. Остальные психи разгуливают по улицам и портят жизнь другим людям”.
Автор, к сожалению, не указывает источник, откуда он почерпнул свои сведения. Дело в том, что, по данным такого источника, как National Advisory Mental Health Council (NAMHC), в США в настоящее время страдает от тяжелых психических болезней куда меньшее количество американцев - 4,5 млн. человек, что тоже, согласимся, немало. Если же учесть, что подобных больных во всем мире становится все больше, невозможно поверить, что эта тенденция обошла стороной Соединенные Штаты.
Эксперты из NAMHC также констатируют тот факт, что 1,8 млн. психически больных фактически нигде не лечатся. Начиная с 1955 года в США стала постепенно сворачиваться специализированная стационарная помощь людям с отклонениями в психике, основу которой составляли штатные психбольницы. Полвека назад на рынке появился препарат под названием Thorazine, который, по мнению экспертов, давал возможность лечить больных вне стационара. Со временем подобных медикаментов становилось все больше и больше. Отсюда и “перестройка” - упор на амбулаторное лечение вместо стационарного. Насколько оно эффективно (в случае с шизофрениками и психопатами), говорит статистика правоохранительных органов.
Процесс ликвидации психбольниц на уровне штатов был ускорен с появлением программы Медикейд (1965 год). Официальный Вашингтон заявил, что не намерен выделять фонды на содержание и лечение больных в стационарах. Лишенные субсидий власти штатов и графств, недолго думая, стали переводить пациентов психбольниц в находящиеся на дотации государства частные лечебницы (nursing homes), а также в государственные больницы. Однако вскоре выяснилось, что как первые, так и вторые просто не приспособлены к оказанию специализированной помощи пациентам, страдающим от шизофрении, психопатии, маниакальных депрессий.
В результате если в 1955 году получать медицинскую помощь в психбольницах своих штатов могли 560 тысяч человек, то к концу 90-х годов прошлого столетия - меньше 70 тысяч. 70 тысяч койкомест на 2,2 млн. только шизофреников!
В период с 1990 по 2000 год в различных штатах прекратили свое существование 44 крупных психиатрических учреждения.
Из официальных материалов, размещенных на Интернете, следует, что администрация обычных госпиталей, в которых имеются отделения психиатрической помощи, очень часто отказывается принимать больных с тяжелыми расстройствами психики. А если и оказывают подобную милость, то стараются как можно быстрее от них избавиться. Тысячи и тысячи людей, не долечившись, пополняют ночлежки для бездомных, многие оказываются за решеткой. Сегодня, примерно из 600 тысяч бездомных 200 тысяч - это люди, страдающие шизофренией и маниакально-депрессивным психозом. 300 тысяч человек, имеющих аналогичные диагнозы, “мотают” срок в пенитенциарных заведениях США. Среди них немало лиц, осужденных за преступления сексуального характера, в том числе и против несовершеннолетних. Нетрудно догадаться, чего от них можно ожидать после выхода на свободу. История с Тимоти Фелтоном, который уже был наказан в прошлом за педофилию, является для нас наглядным примером.
Минюст вынужден признать: в последние годы резко возросло число насильственных преступлений, совершенных психически больными людьми, которые не получали никакого лечения. Из более чем 20 тысяч убийств, ежегодно регистрируемых в Соединенных Штатах, около 1 тысячи - на их совести.
Итак, как отмечалось выше, психбольниц в США с каждым годом становится все меньше и меньше. Когда же их двери закрываются, многих пациентов зачастую никуда не переводят, а просто выписывают (читай - выбрасывают на улицу). Эти люди разбредаются по ночлежкам и тюрьмам, из которых они вскоре выходят, становятся фактически бесконтрольными, и от них можно всего ожидать. Сколько среди них таких, как Фелтон, ответить никто не возьмется. Кто их считал, кто их способен сосчитать?