Будущее демократической партии

Экспресс-опрос "РБ"
№8 (461)

Избрание Ховарда Дина председателем Демократической партии подлило масла в огонь дискуссий о ее будущем. Ультраправые недруги демократов злорадствуют (доказали, что они превращаются в большевиков!), их ультралевые друзья ликуют (главное – не уподобиться «бушевикам»!), умеренные тоскуют по старым добрым временам Билла Клинтона, колеблющиеся не знают что и думать. Историки и политологи говорят о маневрировании демпартии, о тактических уловках, о выжидании момента, когда можно будет нанести удар. Философы напоминают об обычном качании социально-политического маятника (надо подождать, когда он снова качнется влево), а пессимисты сетуют, что великие идеи социальной справедливости и любви к ближнему надолго вышли из моды.
И все-таки, какая ситуация сложилась сейчас в Демократической партии? [!]
- Извлекла ли она уроки из поражения (пусть не сокрушительного) на президентских и сенатских выборах?
- Разработала ли стратегию и тактику на следующие четыре или хотя бы два года?
- Начала ли готовиться к следующей президентской гонке или хотя бы к очередным выборам в Конгресс?
- Куда идут демократы –вправо, навстречу республиканцам? Или дальше влево? А может быть, к центру политического спектра, где в свое время царил президент Клинтон?
- Наблюдается ли в партии кризис, и если да, то как из него выйти?
С этими вопросами мы обратились к политикам, ученым, писателям, журналистам и общественным деятелям – демократам, республиканцам, независимым (вернее, беспартийным), не определившимся и не пожелавшим указать свою партийную принадлежность.

ЭДВАРД КЕННЕДИ,
сенатор США (демократ):

Демократическая партия проиграла во время прошлогодних выборов. Но всего 60,000 голосов в Огайо могли принести нам победу – и это была бы победа над действующим президентом в годы войны. Поэтому я категорически отвергаю обманчивые и опасные заявления о том, что республиканцы якобы получили мандат, дающий им право на принятие таких реакционных мер, как приватизация Social Security, неверное перераспределение налогового бремени или назначение реакционных судей в федеральные суды.
Когда победа одержана с минимальным перевесом, поражение можно объяснить тактическими промахами, а можно свалить на дебаты о наших, американских ценностях. На мы ведь не уклоняемся от этих дебатов. В отличие от Республиканской партии мы верим, что американские ценности объединяют, а не разъединяют нас. Более того, наши ценности остаются нашей величайшей силой. Сегодня, как и ранее, справедливость, терпимость, уважение друг к другу и вера в безграничные возможности человека составляют суть американской мечты
Нынешняя администрация преподносит каждую проблему как кризис. Она строит свою политику на страхе и разъединении, тогда как мы будем строить свою на надежде и единстве. Мы не можем отвечать на тактику правительства робкими голосами, бледными, бесцветными заявлениями. Мы не можем стать клонами республиканцев. Если мы это сделаем, то проиграем, и заслуженно. Самое последнее, в чем нуждается наша страна сейчас, это две Республиканские партии.
Демократическая партия одерживала величайшие победы, когда противостояла интересам сильных мира сего и отстаивала интересы простых американцев. Как сказал президент Кеннеди в своей инаугурационной речи, «если свободное общество не сможет помочь многим бедным, то оно не сможет спасти немногих богатых». Поэтому предстоящая битва тоже будет одним из наших больших достижений. Мы будем по-прежнему поддерживать увеличение расходов на образование и здравоохранение, создание новых рабочих мест, сохранение Social Security, расширение Медикера и его постепенное превращение в медстраховку для всех, создание нормальных условий труда, повышение минимальной зарплаты. Мы будем отстаивать право женщины на собственный выбор, рожать или не рожать ребенка. Мы будем по-прежнему бороться против экспорта рабочих мест, загрязнения окружающей среды, против расовых и национальных предрассудков.
Поэтому я смотрю вперед с полным пониманием всех трудностей, стоящих перед нашей страной, но с уверенностью в нашей способности обновить Демократическую партию и убедить американцев в ее правоте. Я приветствую возможность предстоящих дебатов о ценностях. Мы, демократы, может быть, составляем меньшинство в Конгрессе, но мы говорим от имени большинства американцев.

ДЖЕРРОЛД НАДЛЕР,
конгрессмен США (демократ):

Ховард Дин – прекрасный организатор, умелый руководитель процессом сбора средств. Так что, я думаю, демократы поступили правильно, выбрав его председателем партии. Однако сила Демократической партии – в ее членах, в ее кандидатах, независимо от того, кто занимает пост председателя. Я уверен, что демократы будут готовиться к следующим выборам, опираясь на необычные энтузиазм и активность, которые мы и наши сторонники продемонстрировали во время выборов прошедших.

ДАЙАН САВИНО,
сенатор штата Нью-Йорк (демократ):

Как сказал Марк Твен, «слухи о нашем упадке сильно преувеличены».
В этом можно было убедиться в день выборов, когда демократы победили в большинстве гонок на уровне штатов и городов. Более того, Демократическая партия по-прежнему остается единственной партией, которая говорит об экономической справедливости для работающих американцев.

ДЭВИД ЯССКИ,
депутат нью-йоркского горсовета (демократ):

Демократическая партия в последние годы двигалась без ясной уверенности в том, куда она направляется. Наша партия отчаянно нуждается в определении, а затем – в пропаганде своих идеалов. Мы должны сказать нашей стране, как мы собираемся править ею. Возможно, Ховард Дин поможет партии определиться и при этом остаться верной своим главным ценностям. Во всяком случае, он обещает это сделать.

ХУАНА ПОНС ДЕ ЛЕОН,
главный редактор Voices that Must Be Heard - интернет-издания нью-йоркского отделения Ассоциации независимой прессы США (IPA - NY):

Демократическая партия во главе с Ховардом Дином будет апеллировать главным образом к молодым американцам. А для того, чтобы привлечь к себе молодежь, необходимо начать диалог с нею о самых актуальных для нее проблемах, таких, как создание рабочих мест (постоянных, а не временных), борьба с экспортом рабочих мест, укрепление экономики, сохранение пенсионного фонда, Молодежь тревожит и затянувшаяся война в Ираке: ведь если она будет продолжаться еще долго и если, в придачу, начнутся кампании против Ирана или Сирии, то неминуем призыв в армию!
Как отмечалось недавно в журнале “Тайм”, 50 процентов молодых американцев в возрасте от 18 до 28 лет живут с родителями, переходят с работы на работу и не уверены в завтрашнем дне. Экономика повернулась спиной к этим молодым людям – детям бэби-бумеров. Если они увидят в Ховарде Дине лидера, который говорит от их имени, и поддержат его, то он сможет оказать значительное влияние на Демократическую партию, одновременно высвобождая ее и переводя на прагматические рельсы.

АЛЕКСАНДР РАШИН,
писатель, ученый (независимый):

На мой взгляд, Демократическая партия переживает кризис, не имеет четкой позиции. И это может привести к развитию ряда сценариев. В любой стране очень важно, чтобы был мир между разными слоями общества. Если он нарушается, начинаются беспорядки, восстания и т.д. В течение многих лет США стремились этого избежать. И не без успеха. Именно поэтому коммунисты здесь так и не приобрели влияния – американским рабочим было что терять, помимо своих цепей. На сохранение социального мира направлена и политика президента Буша с его идеей создания общества собственников. Когда у людей есть собственность, они защищены от проповедников крайне левых идей. В сущности, американцев защищает от этих идей и сознание, что они живут в самой процветающей стране мира, и царящий здесь культ индивидуализма, и преобладание духа соревнования над завистью. Но есть ведь и другие установки, основанные на христианском неприятии богатства, на привнесенных иммигрантами социалистических идеях. Кроме того, в каждой стране есть часть населения, которая хочет, чтобы о ней заботились, чтобы она не определяла судьбу страны и свою собственную.
Демократическая партия в последние 50 лет выступала в роли защитницы прав малоимущих, хотя ее лидеры (как и лидеры республиканцев), как правило, люди богатые. А история учит нас, что люди богатые и влиятельные могут использовать для сохранения (завоевания) власти и нарушение социального мира, и разрушение экономики, и создание экономики, в которой главным нанимателем является государство.
В Демократической партии есть люди разумные и широко мыслящие, как, например, Барак Обама. Но есть и популисты вроде Ховарда Дина, который готов поляризовать общество на богатых и бедных. Избрание Дина главой партии говорит о том, что демократы сдвигаются влево. Но это еще не значит, что они станут чем-то вроде американских перонистов. Многое зависит от общего положения в стране, от состояния экономики, от успехов в войне с террором. Если ситуация резко не ухудшится, то у левого крыла Демократической партии крайне мало шансов на приход к власти. Но даже если республиканцы потерпят поражение в своих планах и к власти придут демократы, то трудно сказать, изменят ли они ситуацию радикально или будут ходить вокруг да около центристской позиции, как, собственно (и успешно) делал Клинтон.

УШАНГИ РИЖИНАШВИЛИ,
писатель, доктор философии (республиканец):

Я думаю, что Демократическая партия переживает сейчас глубочайший кризис. И вызван он крахом либерализма, вернее – ложного либерализма, левацких идей марксистского и маоистского толка, которые распространены в университетских кругах.
В Демократической партии есть центристские деятели вроде Джозефа Либермана, но преобладают в ней политики левацкого толка, абсолютно неадекватно реагирующие на происходящие в мире события. Именно преобладание таких взглядов привело партию к кризису.
Демократическая партия в ее нынешнем виде не имеет будущего. Люди, которые голосуют за демократов, голосуют по инерции. Как это ни парадоксально, именно республиканцы сейчас поддерживают те подлинно либеральные ценности, которые когда-то воплощала Демократическая партия. Именно они проповедуют и несут свободу. Так что демократам следует либо перестроиться (то есть очистить подлинный либерализм от ложного), либо смириться с развалом партии.

МИХАИЛ ТРИПОЛЬСКИЙ,
журналист РБ (демократ):

Честно говоря, трудно согласиться с утверждением, что после ноябрьских выборов прошлого года демократическая партия оказалась в состоянии кризиса.
О каком кризисе может идти речь, если Джон Керри уступил президенту Бушу с очень небольшим разрывом, при этом поражение сенатора в Огайо до сих вызывает вполне обоснованные сомнения. Победи Керри в этом штате, неужели мы заговорили бы о кризисе в Республиканской партии?
На самом деле избирательная кампания Демпартии в прошлом году оказалась успешной, а не провальной. Хотите факты? Извольте.
1. Мои однопартийцы в 2004 смогли получить на 8 млн. голосов больше, чем в 2000. О каком снижении популярности демократов может идти речь? Да, был проигран Белый дом, однако в равной борьбе. Керри не уступил своему сопернику с разгромным счетом, как это имело место в 80-е годы прошлого столетия, когда Уолтер Мондейл проиграл Рональду Рейгану, а Майкл Дукакис – Джорджу Бушу-старшему.
2. Впервые за 30 лет демократы смогли собрать в свой фонд большую сумму, чем республиканцы. При этом учтем, что основными спонсорами «Великой старой партии» были крупные корпорации, выделившие ей куда большую сумму пожертвований, чем демократам. Последних же активно поддержали простые американцы. Причем средний возраст спонсоров демпартии сократился с 71 года до 38. Вот они, перспективы на будущее!
3. Демократы укрепили свое положение в штатах, традиционно поддерживающих их: на западном побережье и на северо-востоке. Буш не смог удержать за собой даже Нью-Гэмпшир с его значительным консервативным населением.
Если бы бюджетный план президента в его нынешнем виде оказался представлен в 2004 году, его (президента) ждали бы серьезные неприятности. Особенно в сельскохозяйственных штатах.
4. Мало кто обращает внимание на то, что впервые за последние несколько десятилетий демократы смогли полностью взять власть не где-нибудь, а в консервативной Монтане. И пост губернатора, и большинство в обеих палатах местной легислатуры теперь принадлежат им. Симптоматична и победа демократа Салазара на выборах в Сенат от штата Колорадо, считавшегося до осени 2004 года вотчиной республиканцев.
Каким путем должны идти демократы, чтобы вернуть себе Белый дом и Конгресс? Ни в коем случае не смещаться вправо, немного в центр – можно. Если мои однопартийцы откажутся от своей социально-правозащитной идеологии, взяв на вооружение отдельные пункты нынешней агрессивной правореспубликанской доктрины, они много потеряют, ничего не приобретя взамен. Играть на поле республиканцев бесполезно, южные штаты – генераторы этой идеологии и не изменят республиканцам до тех пор, пока там не произойдут серьезные демографические сдвиги.
Говард Дин, новый председатель демпартии, которым республиканцы пугают общественность, – правильный выбор. Он популярен среди молодежи, доказал свое умение собирать деньги, и, кроме того, его антивоенные минусы в ближайшие годы станут плюсами. Война в Ираке, позволившая республиканцам завоевать очки на ура-патриотизме, грозит обернуться вторым Вьетнамом, со всеми вытекающими отсюда политическими последствиями. Уже сегодня многим в стране очевидно, что ее ведут в тупик. Завтра это факт признает большинство нации.
Уверен, что в 2008 году республиканцы потеряют Белый дом, причем вернутся в него уже не скоро...

РАФАЭЛЬ НЕКТАЛОВ,
главный редактор газеты Bukharian Times (республиканец):

Я думаю, что Демократическая партия станет более умеренной, будет приближаться к Республиканской. До следующих президентских выборов еще далеко, поэтому сейчас демократы предпочли выбрать главой партии Ховарда Дина, который сможет привлечь молодежь. Сам он не молод, но у него имидж человека эмоционального, задорного, даже задиристого, а это нравится молодым людям. Да и вообще американцы обращают большое внимание на внешность политиков, предпочитают ярких, харизматичных лидеров деятелям со скучными лицами, вроде Джона Керри.
Америка в целом консервативная страна. О ней нельзя судить по отдельным либеральным штатам и городам, вроде Нью-Йорка или Лос-Анджелеса.. Как бы американцы ни заигрывали с крайне левыми идеями, есть определенная черта, за которую большая часть населения не перейдет. Поговорили, поспорили, а завтра надо работать, платить налоги, строить дома и воспитывать детей. Именно поэтому большинство американцев не протестует против войны в Ираке – они осознают, что это серьезный вопрос, что правительство делает важное дело.
Повторяю, мне кажется, что демократы будут приближаться к ценностям республиканцев. Дин – это несерьезно и ненадолго, это тактический маневр, рассчитанный на привлечение молодежи. Будущее – за деятелями более серьезными, вроде Хиллари Клинтон, которая способна не только привести избирателей к урнам, но, возможно, и определять политику партии.

СЭМ КЛИГЕР,
глава отдела Американского еврейского комитета (AJC) по связям с выходцами из СССР-СНГ:

Демократам надо серьезно задуматься не столько о направлении (влево, вправо), сколько о принципиальных вопросах. А вопросов таких много. Приведу некоторые из них. Например, вопрос судов и судей. Что такое суд в Америке? В чем функции судей? В том, чтобы проверять соответствие новых законов с Конституцией? Или в том, чтобы самим принимать законы, как это сделали судьи, признавшие гомосексуальные браки?
Другой важный вопрос – вопрос ценностей. Как показали выборы, американцы серьезно озабочены проблемой семейных ценностей. Что такое семья в Америке? Союз между мужчиной и женщиной или любые другие союзы, не только однополые, но и основанные на инцесте, полигамных или бисексуальных склонностях, состоящие из трех и более человек?
Надо серьезно подумать и о проблеме образования, а также – о роли религии в обществе. Нельзя недооценивать роль религии, отвергать ее с порога. В Америке церковь отделена от государства, но ведь Конституция подчеркивает и важность религии.
Наконец, надо думать о том, как обеспечить достойную старость будущим поколениям. Очень важно, что президент поднял вопрос пенсионного фонда Social Security, ибо его грядущий кризис нельзя игнорировать.
От всех этих вопросов не годится отмахиваться демагогическими заявлениями. На них надо отвечать дельными, конструктивными предложениями.

ИЛЬЯ ЛЕВКОВ,
владелец издательства «Либерти» (республиканец):

Станет ли Демократическая партия разбавленным вариантом Республиканской или будет от нее отличаться? Будет ли проведена между партиями ясная, четкая линия? Эти вопросы пока остаются открытыми.
Во время прошлогодних выборов в Демократической партии было около семи центральных группировок, которые стремились к тому, чтобы их идеи доминировали в президентской кампании. Борьба сейчас продолжается внутри партии, и в этой борьбе победил Ховард Дин, а не более умеренные, центристские деятели, последователи Клинтона.
Однако сам Дин- фигура противоречивая. Его деятельность на посту губернатора Вермонта сильно отличалась от его поведения во время президентской гонки. Дин-губернатор был финансовым консерватором, пытающимся сбалансировать бюджет без повышения налогов. Кроме того, он поддерживал и другие консервативные идеи, к примеру, не боролся с правом иметь личное оружие. Дин – кандидат в президенты показал себя как ультралиберал. Поэтому все сейчас зависит от того, какую шляпу (или маску) вытащит Дин из своего политического шкафа.
Впервые за последние годы Демократическую партию возглавил бывший кандидат в президенты. Но станет ли Дин будущим кандидатом в президенты? Приведет ли Демократическую партию к победе? Очень может быть, что именно радикальное крыло партии поднимет флаг со старым лозунгом: «Мы пойдем иным (умеренным) путем!»