Главные проблемы американской системы государственных школ. Пути ее совершенствования.

Экспресс-опрос "РБ"
№6 (459)

Американскую систему государственных школ (public schools) наши иммигранты часто сравнивают с бегемотом, провалившимся в болото. И действительно, система громоздкая, недостатки серьезные, кризис глубокий...
Наши политические деятели – от президента Джорджа Буша до мэров больших и маленьких городов – пытаются спасти положение. Одни (более решительные) предлагают принять меры, которые на поверку оказываются половинчатыми или однобокими. Другие (более осторожные) мечутся, шарахаются из стороны в сторону, не могут понять, с какого конца браться за школы, какая из школьных проблем самая важная и неотложная.[!]
Так, президент Буш, со свойственной ему категоричностью, предложил ужесточить требования к знаниям и экзаменам в high schools, не задумываясь о том, что до high schools дети учатся в junior high и elementary, где их тоже следовало бы должным образом подготовить и проэкзаменовать. Буш обещает также увеличить расходы на его знаменитую программу No Child Left Behind (на целых полтора миллиарда долларов), хотя его оппоненты напоминают, что программа пока не получила даже обещанных в прошлом году средств. На новую программу Буша (ее черновое название - High school intervention – вполне соответствует воинственному духу президента) предлагается выделить 1.45 миллиарда долларов, из них 1.2 миллиарда на дополнительные занятия с отстающими учениками, а 250 миллионов – на “суровые” тесты.
Не отстает от Буша и мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, который считает самым действенным способом спасения системы создание новых, небольших школ. В течение последних двух лет в Нью-Йорке таковых открылось уже 99 (в каждой – не более 500 учеников), а в сентябре этого года прибавится еще 50. К сожалению, дети, оставшиеся за бортом этих школ (в основном, не отличающиеся ни успеваемостью, ни дисциплиной) валом валят в старые, и без того переполненные, но вполне приличные школы, быстро превращая их в отстающие и проблемные...
Тащить бегемота из болота, как известно, работа нелегкая. И все же как его вытащить? И почему он застрял?
Каковы главные проблемы американской системы государственных школ? Каковы пути ее совершенствования?
С этими вопросами мы обратились к политикам, общественным деятелям и педагогам.

ДЖОРДЖ ПАТАКИ,
губернатор штата Нью-Йорк:

Каждый ребенок заслуживает права иметь доступ не только к качественному здравоохранению, но и к качественному образованию, которое открывает ему дорогу к продуктивному, счастливому будущему.
Десять лет назад я был инициатором смелых радикальных перемен в сфере образования. Для начала мы увеличили расходы на школы на 55 процентов. Только город Нью-Йорк получает сейчас на 2.3 миллиарда в год больше, чем десять лет назад, а в целом жители нашего штата инвестируют более 12,000 долларов в образование каждого школьника – больше, чем любой другой штат в нашей стране.
Конечно, только одни дополнительные средства не могут обеспечить успех в области образования, поэтому мы не ограничились финансированием школ. Благодаря нашей программе Teachers of Tomorrow («Учителя завтрашнего дня») мы привлекли в школы тысячи хороших преподавателей. Другая программа - School Report Cards - предоставила нью-йоркским родителям возможность сравнивать школы, которые посещают их дети, с другими. Наконец, закон о чартерных школах позволил родителям переводить детей из отстающих школ в другие – где меньше бюрократии и больше ответственности.
Чтобы убедиться в том, что наши дети действительно учатся читать, писать и считать, мы ввели систему тестов для учеников четвертого и восьмого классов, а также дали учащимся возможность получать помощь в послешкольных программах. Наконец, мы поддержали смелую, можно сказать, историческую реформу, которая позволила мэру города Нью-Йорка непосредственно контролировать городские школы.
В прошлом году я не раз подчеркивал необходимость отказаться от архаичной формулы помощи школам. Я считаю, что нам нужна новая формула для решения проблем отстающих школьных округов города Нью-Йорка и штата Нью-Йорк. И я уверен, что потребуются новые расходы, новые смелые реформы для обеспечения лучшего образования в системе государственных школ. В этом году я работаю над планом, который обеспечит адекватное финансирование и реальные, эффективные реформы школам штата Нью-Йорк.

ЧАРЛЗ ШУМЕР,
сенатор США:

Система государственных школ – наша надежда на будущее. Она дает каждому ребенку в Америке равные возможности для продвижения вперед. Для этой системы не имеет значения, где родились дети и какой язык является для них родным. Государственные школы прививают учащимся любого происхождения умения и навыки, необходимые для того, чтобы продвинуться вперед, добиться успеха и принести пользу своим общинам.
К сожалению, в настоящее время далеко не каждая государственная школа является образцовым заведением с преподавателями высокого класса, какие нужны нашим детям. При этом школы изнемогают под бременем различных требований. Их (школы) контролируют для того, чтобы успеваемость всех учащихся достигала определенного уровня, необходимого для сдачи стандартных тестов. От местных школ требуют, чтобы они несли дополнительные расходы для обучения детей с определенными физическими и психическими проблемами, которые заслуживают такого же образования, как остальные учащиеся. Наконец, на школы постоянно давят, чтобы они уменьшили размеры классов, приобретали лучшее оборудование для учащихся, нанимали больше квалифицированных учителей. При этом школы не имеют средств для того, чтобы привлечь учителей высокими зарплатами.
Самые бедные общины, нуждающиеся в большей поддержке, и вовсе не располагают достаточными средствами для осуществления перемен. Федеральное правительство старается обеспечить дополнительными фондами небогатые общины, а также школы, в которых обучаются дети с физическими и психическими проблемами. Моя цель – добиться выделения для этих школ адекватных средств, чтобы учащиеся смогли полностью раскрыть свой потенциал.
В нашем обществе, которое становится все более и более просвещенным, молодые люди уже не ограничиваются получением школьного образования и стремятся поступать в колледжи и университеты. На мой взгляд, высшее образование должно быть доступно всем, кто способен учиться в колледжах, независимо от уровня доходов их семей. Именно поэтому я добился принятия закона, позволяющего семьям со средними доходами исключать определенную сумму, затраченную на обучение ребенка в колледже, из облагаемого налогом дохода. Сейчас эта сумма не превышает $4,000.
В этом году я планирую поднять планку до 12,000. Кроме того, я поддерживаю увеличение размеров Pell Grants, которые выдаются студентам, нуждающимся в материальной поддержке. Я буду продолжать бороться за то, чтобы высшее образование стало доступно всем американцам.

АДЕЛЬ КОЭН,
депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк:

Меня очень волнует проблема финансирования наших школ. Тысячи нью-йоркских школьников лишены возможности получить приличное образование, потому что они посещают переполненные школы, где нет адекватного оборудования и опытных, профессиональных учителей.
Чтобы спасти положение, средства штата, предназначенные для школ, должны быть справедливо распределены. Ведь в течение многих лет пригороды Нью-Йорка получали больше, чем сам город.
Высший суд Нью-Йорка – Апелляционный суд – вынес в 2003 году постановление о том, что учащиеся государственных школ Нью-Йорка (их число достигает 1.1 миллиона) лишены возможности получить образование, которое гарантировано им конституцией нашего штата. Суд отметил также, что наши школы должны получать на 5.63 миллиарда долларов больше, чем сейчас, чтобы нормально функционировать, а еще 9.2 миллиарда – на поддержание старых или строительство новых помещений. Это – минимальная сумма, необходимая для того, чтобы наши дети получали приличное образование.
Губернатор Патаки еще раз показал, что он не заботится о школьниках Нью-Йорка и игнорирует их нужды. В соответствии с его бюджетным планом, он намерен увеличить расходы на школы штата лишь на 325 миллионов долларов. А ведь только на нужды школ города Нью-Йорка в 2005-2006 учебном году требуется более миллиарда долларов!
Вместе с моими коллегами в Олбани я буду бороться за то, чтобы штат Нью-Йорк выполнил свои обязательства перед нашими школами, выделив для них средства, которых заслуживают наши дети.

НОРМ ФРАКТЕР,
директор Института образования и социальной политики при Нью-Йоркском университете:

Главная проблема американской системы государственных школ – неспособность дать эффективное образование бедным учащимся, представителям меньшинств, которые учатся в неблагополучных школьных округах больших городов. Главная причина этого провала заключается в том, что отстающие школы и школьные районы получают, как правило, наименее образованных и подготовленных учителей.
Мы должны изменить методы обучения, найма и распределения учителей в больших городах, разрабатывая более действенные механизмы и используя материальные поощрения.

БОРИС КАНДОВ,
президент Конгресса бухарских евреев США:

- Одна из главных проблем - отсутствие должной дисцпилины среди учащихся. Даже их внешний вид вызвает раздражение. Мы, их родители, дедушки и бабушки, привыкли к требованиям советской школы, и хотели бы видеть своих детей такими же дисциплинированными и аккуратно одетыми, как это было там.
Не менее важная проблема – низкий уровень образования. У детей порой нет не только глубоких, но и элементарных познаний в географии, истории, биологии. Это результат и плохой подготовки учителей, и несовершенной методики преподавания.
В первую очередь, надо повысить уровень профессиональной подговки учителей. Для детей желательно ввести школьную форму – она дисциплинирует, призывает к порядку. Более того, она демократична, не дает некоторым детям возможность демонстрировать свое богатство, унижать тех, кто одет хуже.

ИРИНА КОРШИКОВА,
журналист, специалист по детской литературе:

Проблем у американской системы образования много, но основа у них одна - пренебрежительное отношение к мировой классической культуре. Очевидно, это связано с тем, что Америка – молодая страна. Американцам преподают в первую очередь свою историю, свою культуру, отбрасывая при этом мировой опыт. Я не хочу сказать, что в Америке вообще не изучают классику или мировую историю, но почему-то их преподают только ученикам так называемого высшего уровня (на программах для одаренных детей). А для среднего, «массового» ученика они остаются недоступными.
Здесь искусственно насаждается пренебрежение к мировой культуре, представление о том, что американцы могут без нее обойтись. А ведь на самом деле у американской молодежи есть потребность в знаниях, которые не дает им школа. И американцы, в отличие от нас, «русских», не стесняются показать, что они чего-то не знают.
На выставке памяти Виталия Пескова, которую я организовала в Манхэттене в январе прошлого года, посетители-американцы понимали далеко не все карикатуры, не все шутки. Ничего не поделаешь - разница менталитетов. Но они бесцеремонно подходили к кому-нибудь из русскоязычных посетителей выставки и просили объяснить им что к чему. Это меня даже восхитило...
Среднему, «массовому» американцу не хватает знания мировой истории и культуры. А без знания прошлого не может быть будущего. История, как известно, циклична, все в ней повторяется. И незнание этого может привести к чудовищным результатам. Америка, по своей молодости, еще не успела повторить ошибки, совершенные мировой цивилизацией. Но она обречена их повторить, если не изменит свой подход к мировым культурным ценностям, в частности, свою систему образования.

СОФИЯ ЯМПОЛЬСКАЯ,
журналист:

Я преподавала в частной нью-йоркской школе, моя дочь училась в нью-йоркской государственной школе, а внучка учится в государственной школе в Нью-Джерси. Так что у меня есть некоторый опыт в этой области.
Самая большая проблема, на мой взгляд, - проблема безопасности. Каждый раз, отправляя детей в школу, родители переживают, боятся, что с ними что-то произойдет. Даже на вид школы похожи на тюрьмы, и, несмотря на присутствие охранников, там не обходится без насилия, торговли наркотиками и т.д. Кроме того, дети получают много отрицательной информации. К примеру, они быстро узнают, какую одежду надо носить, чтобы тебя приняли в «элитарные» круги школы, класса, чтобы не считали чужаком, не высмеивали. А родители, особенно родители-иммигранты, не всегда могут позволить себе купить сыну или дочери фирменные тряпки или кроссовки за 150 долларов. В результате начинаются разногласия между детьми и родителями. Иногда ребенок понимает, что его родителям дорогие вещи не по карману, и не предъявляет претензий. Но зато он замыкается в себе, чувствует себя ущербным, неполноценным.
Еще одна проблема: в младших классах дети носят очень тяжелые учебники. И это – несмотря на доступность интернета, возможность раздавать им на уроках распечатки. В результате у многих детей развивается сколиоз. Да и вообще в младших классах мало внимания уделяется физическому воспитанию детей. А ведь именно в этом возрасте, когда организм растет и развивается, необходима физическая активность Правда, в старших классах дети получают доступ к бассейну, к прекрасным гимнастическим залам. Но к тому времени у одних уже искривлен позвоночник, другие страдают ожирением, а у третьих появляются различные хобби и заниматься физкультурой им не очень-то и хочется.
Наконец, важная проблема – переполненность классов. Американские учителя, как правило, очень хорошие, настоящие профессионалы, хоть их труд и не оплачивается адекватно. Но переполненные классы не позволяют им проявить свое мастерство. В результате одни учителя уходят, другие остаются, но плывут по течению.
Я бы предложила выделить как можно больше денег на образование. Построить новые школы, чтобы не было переполненных классов; больше платить учителям, чтобы их работа считалась престижной. Ведь то, что человек теряет в детстве, невосполнимо.

ГАЛИНА ТУЛЬЧИНСКАЯ,
руководитель после школьной программы Ecology of Thoughts («Экология мысли»):

У системы государственных школ США много серьезных проблем - организационных, методических, связанных с содержанием образования. Есть проблемы менее серьезные, но тоже значительные. К примеру, отсутствие родительского ликбеза. Здесь большое разнообразие школ, программ, учебников, методик, и родители плутают, теряются. Часто они слишком поздно находят то, что им нужно, и работать с их детьми приходится уже в режиме «скорой помощи».
Достаточно важная проблема – отсутствие преемственности обучения. Ребенок может закончить elementary school и не быть готовым для поступления в престижную junior high. Бывает, что дети, закончившие high school и даже принятые в колледжи, не могут потом учиться в этих колледжах, потому что не готовы к этому. Оценки, к сожалению, не отражают реальных знаний учащихся.
Уровень требований в Америке зависит от класса, школы, учителя. Учитель не отвечает за уровень обученности ребенка. Выучил – хорошо, не выучил – не беда. Нет методик отработки материала, методик, позволяющих сделать урок занимательным, увлекательным. Все взваливается на плечи детей и их родителей.
На мой взгляд, нужно создавать больше послешкольных программ, а также программ для родителей. Родителям надо постоянно следить за уровнем обучения и обученности своих детей. А для этого им нужно знать методику, литературу, учебники, уметь профессионально их отбирать. Из моря учебников следует выбрать оптимальное количество, необходимое для ребенка. И надо как можно раньше начинать его учить. Кроме того, родителям надо четко знать, чего они хотят для своих детей. И не тратить время и деньги впустую.

ЕВГЕНИЙ ГЕЛЛЕР,
доктор педагогических наук, профессор:

Одна из главных проблем американских государственных школ – недостаточная взаимосвязь и отсутствие преемственности между разными ступенями образования – elementary school, junior high, high, а также между школой вообще и высшими учебными заведениями
Другая проблема – наличие своей программы чуть ли не в каждой школе. Здесь это считается положительным явлением, но оно имеет и свою отрицательную сторону. Надо иметь хотя бы программу-минимум, обязательную для всех школ, по всем предметам, отвечающую государственным требованиям.
Мало внимания уделяется физическому воспитанию детей и подростков, а гиподинамия – недостаточная двигательная активность – не только вызывает ожирение и препятствует формированию общего здоровья, но и мешает усвоению материала.
Я бы предложил унифицировать минимальные требования к школам. Было бы хорошо, если бы была введена школьная форма. Я бы предложил также использовать практику подвижных школьных перемен - как фактора оздоровления и улучшения усвоения материала.
А вообще проблема среднего образования в США требует внимательного, долгого обсуждения. Было бы желательно, если бы к ней подключились выходцы из СССР-СНГ, обладающие большим опытом педагогической деятельности. У советской школы были свои недостатки, но были и положительные моменты, достойные внимания. Наши педагоги могли бы внести немалый вклад в совершенствование американской системы среднего образования.

Присоединяясь к Евгению Геллеру, мы просим наших читателей, в том числе бывших и нынешних педагогов, а также мам, пап, бабушек и дедушек – подключиться к нашей дискуссии о государственных школах, внести свои предложения. Ведь речь идет о наших детях – их настоящем и будущем.