ТРИ ЗАГАДКИ ДРЕВНЕГО КИПРА

Путешествие в прошлое
№50 (450)

Под грохот нынешних войн и мусульманского террора археологи, окопавшиеся в древности, продолжают дивить мир своими ослепительными – из прошлого – открытиями. В центре внимания – остров Кипр на восточной окраине Средиземного моря.
За десять лет интенсивных раскопок археологам из Мэрилендского университета в Балтиморе удалось-таки нанести на древнюю карту мира еще одну отвоеванную у времени точку – город Мосфилию, основанный на Кипре за четыре тысячи лет до н.э. То есть - в период возникновения древнейших материковых цивилизаций неподалеку от самого Кипра – Вавилона, Шумера, Египта, Ассирии, Урарту. На том же Кипре археологи испытали головокружительный провал в первобытное время – в восьмое тысячелетие до н.э. Горный обвал обнажил потайную пещеру, где в эпоху мезолита жили первые поселенцы.
Предметы, найденные в пещере, помогли разрешить одну давнюю экологическую загадку мезолитического Кипра. И, наконец, вслед за открытием Мосфилии, археологи откопали на окраине этого баснословно древнего города истинный клад – полный набор ритуальных предметов таинственного назначения. Среди культовых объектов – модель первого в мире «родильного дома» циркульной формы, которые строились на Кипре – что кажется уже запредельной фантастикой – в эпоху неолита.
Прежде чем пуститься в подробный отчет об открытии загадочной, мимолетно упоминаемой греческими историками Мосфилии, мне бы хотелось соблюсти хронологический строй и начать с открытия, так сказать, побочного и случайного, не предусмотренного в археологических планах, но залегающего в более глубинных, а именно – в первобытных пластах времени.

ПЕРВАЯ НА ЗЕМЛЕ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА
Скажу еще, что эта находка, хотя и свидетельствует о событиях, случившихся по крайней мере десять тысяч лет назад, сохраняет живую актуальность в наше время, поставившее в центр мировой проблематики борьбу за охрану окружающей среды, спасение «зеленого пояса» Земли и предотвращение назревающей экологической катастрофы, которая, оказывается, начала назревать не в XX веке, как всеми предполагалось, а с первого появления homo sapiens’а на богоданной, изобилующей «зверем, птицей и цветом» земле.
Потому что в громадной скалистой пещере, где сохранились в неприкосновенности несколько очагов, сложенных из закопченных камней, и следы прочной оседлости мезолитических охотников и рыболовов, были найдены улики рокового вмешательства первобытного человека в единый природный комплекс, сложившийся на Кипре за миллион с лишним лет.
Исследовав пещеру, археологи установили, что первые поселенцы на Кипре появились более десяти тысяч лет назад – на два тысячелетия раньше, чем предполагалось на основании старых данных о расселении первобытных племен по острову. Раскапывая мощные напластования культурного слоя, археологи обнаружили среди целых груд костей давно вымерших животных – таких, как карликовые слоны и бегемоты, огромное число охотничьих орудий, вытесанных из камня, кости и рога. Ввиду изобилия и разнообразия этих вещественных свидетельств – костей вымерших животных и каменных орудий – и их совместного нахождения, археологи пришли к выводу, что в процессе непрерывной охоты на этих животных первые поселенцы Кипра довели их до грани вымирания – в исторически короткое время.
Эти новые археологические факты опровергают общепризнанную теорию о катаклитической – только отчасти объяснимой общим похолоданием климата – причине гибели значительной части животного мира на островах Средиземного моря. В отличие от островной ловушки, на материке животным было куда спасаться от первобытного охотника. Дело в том, что целые полчища не существующих ныне животных, в самых невероятных, на сегодняшний глаз, сочетаниях видов и форм – карликовых и гигантских, бродили по этим островам во временном промежутке от полутора миллионов до десяти тысяч лет назад. А поскольку считалось, на основании устарелой датировки, что первые поселенцы появились на Кипре не ранее восьми тысяч лет тому назад, казалось само собой разумеющимся фактом, что весь этот экзотический зверинец, куда входило также около 50 пород абсолютно уникальных птиц, прекратил свое существование по неведомой причине – до появления на островах человека.
В результате раскопок только этой одной мезолитической стоянки на Кипре, археологи нашли огромное множество – около 250 000 - костей животных, на многих различимы знаки, оставленные каменным оружием этих первобытных охотников. Хотя среди останков животных встречаются виды, не известные ученым, в основном это – карликовые бегемоты; около 450 съедены только в этой пещере, а сколько таких потайных пещерных селений разбросано было по всему острову десять тысяч лет назад – ученые полагают, что немало. Очевидно, что бегемоты были излюбленной пищей древнейших обитателей Кипра и в других частях острова. На местах охотничьих стоянок археологи раскопали гигантские ямы с костями бегемотов, не смешанными, однако, с обломками каменных орудий первобытного охотника. Несомненно: интенсивная охота на этот редкостный подвид карликовых бегемотов, облегченная усовершенствованием охотничьих орудий – введением лука и стрел, привела к их поголовному истреблению на Кипре и, очевидно, на других островах Средиземного моря.
В той же пещере было съедено 11 карликовых слонов и целая пропасть птиц 70 видов. Среди костных остатков животных и птиц и, что важно, в тех же слоях находились каменные орудия пещерного человека – целая коллекция, общим числом более тысячи и в превосходной сохранности: наконечники копий, ручные зубила, кремневые скребки, резцы, топорики. Во всех «жилых слоях» пещеры попадались также в большом количестве раковины и круглые камни, просверленные здешними жителями для ожерелий. 17 раз определяли археологи возраст органических остатков в пещере методом, основанным на распаде радиоактивного углерода. И 17 раз получали одну и ту же дату – десять тысяч лет. Сомнений не оставалось: именно непрерывная охота первых кипрских поселенцев (сейчас сказали бы – хищническое истребление) на отдельные виды животных и птиц послужила причиной вымирания этих видов на древнем Кипре.
Это – первый, зафиксированный наукой случай нарушения человеком экологического равновесия. Выходит, что расселение первобытного человека по Кипру было главным фактором в бесследном исчезновении нескольких уникальных видов животных, населяющих остров более полутора миллионов лет подряд. То есть – сегодняшний центровой вопрос об охране и спасении обреченных на вымирание природных видов должен был, по сути, быть поставлен уже в те первобытные времена.

МОСФИЛИЯ: ВЕСТИ ИЗ МЕДНОГО ВЕКА
В самом деле, эти истребительные наклонности homo sapiens’а, проявившиеся уже в середине каменного века, коренным образом меняют представления ученых о взаимодействии, так сказать, природы и человека в эту раннюю доисторическую эпоху. Однако самая замечательная кипрская находка относится к эпохе энеолита, или медного века. Следует заметить, что, несмотря на сравнительную приближенность к нам этих замкнутых и загадочных культур медного века, разбросанных по всему земному шару, о них известно меньше и глуше, чем об образе жизни и общественном строе мезолитических охотников. Многие древнейшие культуры рождались и гибли замкнуто и, казалось, исчезли бесследно.
Такой загадочной и непостижимой представлялась археологам древнейшая культура Крита, процветавшая на острове до появления здесь между XV и XIV веками до н.э. ахейских греков. Десятилетние раскопки, которые вела группа американских археологов из Мэрилендского университета, увенчались сразу двумя замечательными открытиями.
Во-первых, археологи локализовали Мосфилию, крупное поселение городского типа, заложенное в четвертом, а некоторые считают, что и в пятом тысячелетии до н.э. Мосфилия была ровесницей первых городов-государств, основанных в Передней Азии и Северо-Восточной Африке. Что важно – были откопаны не только целостные фундаменты города, неожиданно явившегося из медного века, но и обширные его развалины, места захоронений и мусорные ямы, тщательное изучение которых сулит археологам немало открытий о бытовой, общественной и культурной жизни древних киприотов.
Во-вторых, в одной из глубоких, в рост человека, траншей, прорытых археологами по периметру только что открытого города в надежде застолбить его старинный центр, открылась тщательно утрамбованная в грунте продолговатая и плоскодонная яма. В ней находились: груда камней, выкрашенных охрой и треснувших от огня, каменные орудия, масса глиняной, самого разного назначения, посуды и, особняком от этого добра - 18 каменных и глиняных статуэток. Все эти предметы были использованы пять тысячелетий назад в очень сложной и, что интересно, - массовой, публичной церемонии, связанной с культом плодородия, плодовитости и рождения.
Впервые был найден цельный состав, без единого выпавшего звена, столь обстоятельного и столь древнего магического обряда. К тому же это вообще первое вещественное свидетельство культовой обрядности у туземцев Кипра, которые давно привлекают археологов своим «еретическим» отклонением буквально во всем от религиозных и общественных канонов древних цивилизаций Средиземноморья.
Назначение этого публичного культового обряда, сопровождавшегося навсегда утраченной словесной частью, до сих пор неясно. Сам подбор ритуальных объектов, которые требовалось затем сломать, сжечь и тщательно схоронить, не имеет ничего типологически близкого к обрядовой жизни древних культур Средиземноморья. Ясно одно: этот магический церемониал, практиковавшийся в Мосфилии, связывался не с идеей плодородия вообще и животворящей силы земли в частности, как в большинстве архаических ритуалов, посвященных плодородию, а с более конкретной и утилитарной символикой: женской производительной силой, беременностью, процессом родов и рождением.

БЕРЕМЕННАЯ БЕРТА ИЗ НЕОЛИТА И ПЕРВЫЙ В МИРЕ РОДДОМ
И здесь мы переходим, наконец, к самой интригующей части этого цельного ритуального комплекса – к группе статуэток, сделанных из камня и обожженной глины. Большинство фигурок изображает женщин. Одни стоят со скрещенными на груди или патетически распростертыми руками. Другие, со вздутыми животами, сидят на «родильных стульях», которые со времен глубочайшей древности использовались на Кипре и у других народов при родах. Одна статуэтка – археологи назвали ее Бертой – с массивным телом, набухшими грудями и могучими бедрами, являет классический образец беременности. Голова Берты, как и у семи других женских статуэток, очень аккуратно и явно намеренно, отбита – по условию неведомого ритуального действа. Но больше всех поразила археологов своим экспрессивным натурализмом статуэтка роженицы, схваченной в самом процессе родов – меж ее расставленных ног выходит выкрашенный в красное младенец.
На этих уникальных статуэтках беременных и рожениц из архаической кипрской культуры археологическое счастье американских ученых не окончилось. В том же обрядовом захоронении они нашли предмет, прямо свидетельствующий об общественной структуре и формах ранней государственности в древней Мосфилии. Дело в том, что каменные и глиняные, в основном , женские статуэтки, были расставлены или внутри, или вокруг керамического сосуда купольной формы. При ближайшем рассмотрении глиняный купол оказался точной моделью циркульного здания, внутри которого помещался самый первый в мире родильный дом. В письменных памятниках Древнего Египта и Индии можно найти первые сведения о мерах помощи беременным, роженицам и родильницам, но ни слова – о строительстве специализированных зданий, которые в новейшие времена называют «родильными домами» или клиниками. Теперь, благодаря сохранившемуся макету, мы можем рассмотреть этот неолитический роддом в подробностях.
Внутрь помещения вела вертящаяся, на шарнирах, дверь, и внутри, от центрального очага, сложенного в виде каменного прямоугольника, расходились лучевые перегородки, образуя отдельные «палаты» для рожениц, где и стояли эти родильные стулья, найденные в ритуальном наборе. Однако до того как закопать эту модель доисторического родильного дома, ее предварительно подожгли - о чем говорят зола в каменном очаге и трещины снаружи керамического сосуда.
Мастер из Мосфилии, который создал пять тысячелетий назад эту модель с исключительным искусством и безукоризненной точностью пропорций, воспроизвел в ней оригинально кипрские циркульные здания, типичные для городского пейзажа Мосфилии той эпохи. Однако их возникновение произошло на много сотен, а то и на тысячу лет раньше.
Благодаря открытию ритуального комплекса в Мосфилии, археологи смогут исследовать теперь религию и культуру древних киприотов в ее сравнительно поздних периодах. Она, конечно, имела и свою древнейшую историю, но ее следы утеряны. Археологам также предстоит выяснить, почему строительство циркульных зданий, а также практика публичных ритуалов – скорее всего, магического свойства, внезапно прекратилась на Кипре в самом конце медного века (т.е. около двух тысяч лет до н.э.), так ничего и не передав будущему.


Комментарии (Всего: 2)

Чтото многовато...Но всёравно классно!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
вообще-то Берту можно было бы назвать андрогином и вспомнить, что древние считали богов андрогинами.
кроме того медный век предполагает использование меди и постоянного тока, как использовал Тесла. не только на Востоке но и в Средиземье был известен секрет тришулы.
можно провести параллели с Микенами, а именно культом двустороннего топора, поклонение которому изображалось возлиянием топору с птицей наверху - снова тришула.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *