Три девицы под окном...

Путеводитель
№38 (438)

Когда я зашел в этот старинный дом и увидел трех молодых девушек, сидящих за столом у окна, то сразу вспомнил начало “ Сказки О царе Салтане» А.С.Пушкина:

Три девицы под окном Пряли поздно вечерком...

Правда, эти девицы на пряли, а пили чай. Но одеты они были в одежды середины позапрошлого века, и вся обстановка в комнатах соответствовала тому времени: низенькие столы и кресла из красного дерева с высокими резными спинками, керосиновые лампы, странная крошечная швейная машинка на большой подставке и, наконец, чугунная печка-буржуйка фигурного литья. Позади одной из девиц в прямоугольных пяльцах стояла почти законченная вышивка.
Так начался мой визит в музей под открытым небом, который называется «Исторический Ричмонд-таун». В центре Стэйтен-Айленда сохранен уголок небольшого провинциального городка середины позапрошлого века. Здесь стоят очень симпатичные жилые и офисные дома того далекого времени и замечательно пахнет свежескошенной травой на зеленых лужайках. Помимо домов, которые стояли здесь изначально, сюда свезено немало старых построек, сохранившихся в других местах Стэйтен-Айленда, как, например, возведенное в конце 50-х годов XIX века двухэтажное здание железнодорожной станции в Аннадейле.
Некоторые из домов закрыты для посетителей, но в большинство других можно заглянуть и послушать рассказ сидящих там девушек и юношей, купив предварительно билет в главном здании музея. Вот так я и оказался в бывшем владении мистера Стефенса. В тот момент я был единственным гостем в этом доме, и, видимо, самая старшая из девиц, прервав чаепитие, стала рассказывать мне о доме, в который я зашел. Элизабет, так ее звали, сообщила мне, что этот дом, построенный в стиле греческого возрождения Стефеном Стефенсом, стоит здесь с конца 30-х годов XIX века. Он принадлежал семье Стефенсов вплоть до 1870 года. Затем был куплен Джозефом Блэком и в нем жили три его дочери на протяжении почти шестидесяти лет. Мебель же в доме сохранилась в основном со времен его первых владельцев.
Мне подумалось тогда, что вовсе не надо предпринимать далеких поездок, чтобы посмотреть на инсценированную жизнь людей давно ушедших эпох, как это делается в некоторых местах Америки, например, в старом Вильямсбурге. Можно съездить на Стэйтен-Айленд в Исторический Ричмонд-таун, чтобы увидеть его жителей, одетых в платье позапрошлого века и действующих в интерьерах того времени.
А между тем Элизабет рассказала мне, что сестры Блэк были хозяйками бакалейно-гастрономического магазина, помещения которого вплотную примыкали к их дому. В 1880 году их магазин был одним из двух подобных заведений в Ричмонд-тауне. Они владели им до 1920 года, когда он был закрыт. Подобно тому, как мы сейчас забегаем в соседний магазин за мелкими покупками, так и тогда местные жители заходили в бакалейную лавку сестер, чтобы купить свежее мясо, молоко, сахар, чай или какую-нибудь вещь, нужную в домашнем хозяйстве.
В те времена увидеть стоящую за прилавком женщину было обычным делом, но большой редкостью были случаи, когда они сами управляли своим бизнесом, проявляя при этом деловую хватку и независимость. За годы, в течение которых сестры торговали в своем скромном магазине, Америка претерпела большие изменения. По мере того как Соединенные Штаты превращались из преимущественно сельскохозяйственной, аграрной страны в индустриальную державу, продукты сделанные на фабриках стали активно вытеснять продукцию, произведенную на небольших местных фермах и в домашних хозяйствах. Заказчики стали больше полагаться на каталоги розничных продаж и ездить для покупок в Манхэттен и Бруклин, связь с которыми существенно облегчилась. Эта тенденция привела в конечном счете к закрытию магазинчиков, торговавших местной продукцией.
Попрощавшись с девицами, которые пили чай у окна, я отправился в магазин сестер Блэк. Там за конторкой сидела очаровательная Мэриэнн в старомодной длинной юбке и белой кофточке с пуфами на рукавах. На прилавках и стеллажах там было выложено множество разнообразного товара: рулоны ткани в клеточку, колпаки для керосиновых ламп, множество древних бутылочек с пряностями, картонных и деревянных коробок из-под сигар, мясорубки, терки, воронки, кастрюли и ковшики. Но больше всего меня позабавила кофемолка, с помощью которой вручную превращали кофейные бобы в порошок. Этот неподъемный чугунный агрегат был высотою более полутора метров и представлял собою два тяжелых, вертикально стоящих колеса, между которыми находилась небольшая коробочка, в которой и перемалывался кофе при вращении колес. Было совершенно ясно, что техника с тех пор ушла далеко вперед.
Из магазина сестер Блэк я отправился в лавку жестянщика, которая находилась за углом. Лавка была построена приблизительно в середине 40-х годов XIX века в местечке Вудроу Джеймсом и Мери Колон. Они торговали бакалейными товарами. Постройка была перевезена в Исторический Ричмонд-таун и переоборудована под магазин жестяных и скобяных товаров середины позапрошлого века. Здесь выставлено множество изделий из жести: чайники, кофейники, кружки, поварежки, подсвечники, где в качестве рефлектора использовался овальный кусочек отполированной до зеркального блеска жести и многое другое. На заднем дворе двое молодых ребят в белых рубахах, жилетках и рабочих фартуках наносили чеканом рисунок на жестяную пластинку, которая должна была стать частью нового чайника. Оказалось, что «подмастерья» Джон и Билл – студенты Вагнер колледжа, подрабатывающие в музее.
Походив еще немного между старинными домами Ричмонд-тауна, я зашел в главный корпус музея. Это здание было построено в 1848 году для местной канцелярии и суда по наследственным делам и опеке. К началу прошлого века оно оказалось заброшенным и простояло в таком виде довольно длительное время, а в 1934 году после ремонта здесь был размещен музей, посвященный истории Стэйтен-Айленда.
Экспозиция музея размещена на двух этажах и, на мой взгляд, дает очень хорошее представление о жизни обитателей Стэйтен-Айленда конца XIX – начала XX веков. Много интересного здесь можно узнать о предпринимательской деятельности жителей острова.
Так, например, до посещения музея я не знал, что здесь производилось пиво всемирно-известной марки «R & H», получившего свое название по фамилиям Rubsam и Horrmann – двоих предпринимателей со Стэйтен-Айленда, которые во второй половине XIX века основали на острове одноименную пивоваренную компанию.
Первые предприятия по производству пива появились на этьом острове после того, как в 1860-х годах в Стейплтаун пришли первые немецкие поселенцы. В окрестностях этого городишки было много источников с чистой пресной водой, которая является важнейшим условием для производства качественного пива. Об этом хорошо знали немецкие пивовары. Они учли также то обстоятельство, что на склоне соседнего холма можно было выкопать хорошие подвалы, пригодные для хранения готового напитка в условиях относительно низкой температуры. Вскоре в окрестностях Стейплтауна появилось множество пивоварен. Продукция двух из них, а именно «Бехтель» и «Рабсэм и Хорман» получила национальные призы на выставке 1876 года в Филадельфии, проведенной в честь столетнего юбилея США.
Вскоре здесь появились предприятия по разливу бочкового пива в бутылки. Так, Генри Карстен, выступая в качестве поставщика готовой продукции потребителям, разливал пиво марки «Рабсэм и Хорман» в бутылки оригинальной формы. Сейчас эти бутылки являются коллекционной редкостью. К сожалению, в январе 1963 года на острове закрылась последняя крупная пивоварня.
Разливалось по бутылкам не только пиво, но и прохладительные напитки, минеральная вода и молоко.
В начале XX века производство и упаковка молока и молочных продуктов для нужд местных потребителей было довольно доходным бизнесом. В 1900 году на Стэйтен-Айленде было более 80 дилеров, имеющих небольшие молочные фермы и заводики по разливке молока в бутылки, которые затем развозились по домам заказчиков.
В то время, а именно в 1899 году, была создана молочная корпорация «Вайсгласс и сыновья». Джулиус Вайсгласс эмигрировал в США из Австрии в конце 80-х годов XIX века. Сначала он поселился на Манхэттене, но через пару лет купил ферму на Стэйтен-Айленде, где поначалу занялся разведением кур. Семья начала продавать излишки яиц и молока своим соседям - членам небольшой еврейской комьюнити Стэйтен-Айленда. Бизнес развивался очень медленно и на первых порах приносил убытки.
Первый настоящий успех к Вайсглассам пришел в 20-х годах прошлого века, когда под руководством сыновей Джулиуса компания отказалась от разведения коров на собственной ферме и купила маслобойню недалеко от Нью-Йорка. В 1933 году Вайсглассы открыли большой молочный завод по производству и упаковке молочных продуктов в «Гавани Моряков» на Стэйтен- Айленде, который просуществовал до 1975 года, а затем штаб-квартира корпорации переместилась в Квинс.
Стэйтен-Айленд является самым маленьким из пяти районов Нью-Йорка, но он имеет свою долгую и очень интересную историю, с которой можно наглядно познакомиться, посетив замечательный музей под названием «Исторический Ричмонд-таун».