Замкнутый круг

Из штата в штат
№33 (433)

Фармацевты дерут с госпиталей три шкуры, - страховые компании добиваются скидок; медучреждения, дабы компенсировать потери, перекладывают свои расходы на пациентов, которые либо сами оплачивают завышенные счета, либо делают это с помощью страховой компании, а те, в свою очередь, повышают стоимость полиса, дабы не оказаться крайними.
С проблемой завышенных медицинских счетов сталкиваются сегодня миллионы американцев. Мы уже писали о практике двойной бухгалтерии, когда с пациентов, являющихся клиентами различных страховых компаний, финансовые отделы больниц и госпиталей взимали меньшую сумму, чем с пациентов, не имеющих медицинского покрытия. Объяснить подобное несложно: страховые фирмы смогли постоять за своих клиентов и добиться для них скидок (discount), те, кто такой «крышей» не располагал, оплачивали полученный билл по самому высокому тарифу, а нередко и выше средней цены за ту или иную медицинскую услугу.
Два года назад мне самому пришлось убедиться, какое это дорогое удовольствие – попасть в госпиталь. Находился в приемном покое скорой помощи всего несколько часов, но счет получил почти на 1,5 тысячи долларов. Почему такая огромная сумма, неясно до сих пор, но вполне очевидно, что за подключение к аппарату, измеряющему давление, за взятый анализ крови и прочие мелкие процедуры с меня хотели получить максимально возможную сумму. Страховки на тот момент у меня не было.
Хорошо, если с вас потребуют всего 1,5 тысячи долларов, а если сумма, указанная в билле, составит 20 тысяч долларов?!
Моя история – типична, как типичен, увы, случай с Лин Каррозо, описанный в «Вашингтон пост».
Миссис Каррозо в 2002 году была сделана рутинная операция по удалению яичника (заняла всего два часа). Госпиталь прислал ей счет на 25,5 тысячи долларов. Почему так дорого? - удивилась женщина, задав этот вопрос и менеджерам своего страхового плана, и администрации больницы?
Прошло два года, однако четкого ответа она так и не получила. И страховая компания, и медики ссылались на некие прейскуранты, от которых якобы нельзя было отступить. В результате первые пошли на сделку со вторыми, получили скидку и заплатили за Каррозо 17 тысяч долларов, однако 2,148 долларов осталась должна пациентка, которая и не помышляла, что ей придется вынимать деньги из собственного кармана, имея вроде бы щедрую страховку. По крайней мере в госпитале могли хотя бы предупредить госпожу Каррозо, во что ей обойдется операция.
«Я не могу понять действия своей страховой компании, которая решила не затевать расследования, а просто взяла и заплатила такие деньги», - заявила Каррозо.
Происходящее в сфере медицинских услуг объясняют эксперты в области защиты прав потребителей. Все дело в том, говорят они, что страховые фирмы догадываются, что их либо сознательно дурят, либо делают это неумышленно, из-за сложностей, возникающих при выписывании счетов.
«Система взимания оплаты (billing system. – М.Т.) очень запутанная, - говорит Уве Рейнхардт, профессор Принстонского университета, - сотрудникам медучреждений приходится одновременно иметь дело более чем с 40 страховыми планами одновременно плюс Медикейд и Медикер. Отсутствие единых стандартов порождает хаос, ведет к многочисленным ошибкам».
Страховые компании по причине нежелания портить отношения с больничной администрацией смотрят на все сквозь пальцы. Для менеджеров HMO (health-managament association), говорят эксперты, куда важнее договориться с госпиталями о скидках за оказываемые их клиентам услуги. Получив эти скидки, уже не затевают свару с медиками, считая, что лучше переплатить, чем лишиться льготного режима.
В свою очередь госпитали, идя на финансовые уступки HMO, о себе не забывают и взвинчивают цены, которые рикошетом бьют и по тем, кто имеет полис, и особенно по тем, кто его не имеет. Предоставленные скидки надо ведь чем-то компенсировать.
В настоящее время несколько комитетов Конгресса проводят специальные расследования в отношении ряда госпитальных систем, которые намеренно требовали с незастрахованных пациентов завышенную оплату. В федеральные суды поданы иски, ответчиками в которых являются некоторые больницы, имеющие так называемый внеприбыльный статус (он освобождает от налогов), политика которых была весьма далека от благотворительности.
Представители госпитальной индустрии, защищая своих коллег, заявляют, что «ножницы цен» – печальная необходимость при том сложном положении, в котором находятся сегодня медицинские учреждения страны.
«Если страховые компании получают рекордные прибыли, - говорит Кармела Койле, вице-президент American Hospital Association, - то один из трех госпиталей страны ежедневно теряет деньги. Треть медучреждений еле-еле держатся на плаву».
Надо признать, что практика завышенных цен применяется и к самим госпиталям. Так, проведенное недавно сотрудниками Министерства здравоохранения расследование, связанное с продукцией фармацевтических компаний, продаваемой государственным больницам, а также клиникам, обслуживающим людей с небольшими доходами, выявило ряд серьезных нарушений. Главное из них – превышение максимальной цены, которую фармацевты имели право требовать с госпиталей, исходя из принятого еще в 1992 году закона (Section 340 B of the Public Health Service Act). Следователи выяснили, что реализация медикаментов с нарушением закона имела место в 36 из 37 проинспектированных медучреждений, в результате чего этим больницам и госпиталям пришлось заплатить за лекарства на 18 процентов больше от максимальной цены, определенной правительственными инструкциями. По мнению генерального инспектора Минздрава, администрация Public Health Service просто обязана потребовать от Конгресса и Белого дома принятия срочных мер против фирм, нарушающих закон, в виде наложения на них высоких штрафных санкций.
«В настоящее время, даже если мы и находим подтверждение фактов нарушения закона, - подчеркивает Джордж Гроб, заместитель генерального инспектора, - привлечь к ответственности фармацевтов не вправе. А ведь, не теряй медучреждения огромные деньги на переплатах, они могли бы и больше клиентов обслужить, и предложить им более широкий перечень услуг».
Получается замкнутый круг: фармацевты дерут с госпиталей три шкуры,- страховые компании добиваются скидок; медучреждения, дабы компенсировать потери, перекладывают свои расходы на пациентов, которые либо сами оплачивают завышенные счета, либо делают это с помощью страховой компании, а те, в свою очередь, повышают стоимость полиса, дабы не оказаться крайними.
Удивляет реакция на проведенные Минздравом расследования Белого дома. Там дали понять, что не намерены выйти в Конгресс с инициативой, в которой бы шла речь о штрафах для производителей лекарств. «Я эту идею не поддерживаю», - процитировала газета «Нью-Йорк Таймс» Элизабет Дюк, возглавляющую Health Resources and Service Admonistration. Кстати, из отчета генинспектора Минздрава следует, что ведомство госпожи Дюк оставило без надзора практику продажи лекарств госпиталям, фактически предоставив фармацевтическим компаниям полную свободу.
Путаница в оплате больничных счетов, масса совершаемых ошибок привели даже к созданию нового вида бизнеса – появлению агентств, которые занимаются перепроверкой присылаемых гражданам, страховым фирмам и даже правительственным учреждениям биллов.
Шутка ли, в 8 из 10 счетов на оплату, говорят сотрудники Medical Billing Advocates of America, ими были обнаружены серьезные ошибки.
Медицинские долги занимают сегодня второе место среди причин, заставляющих жителей США заполнять документы на банкротство (на первом месте – задолженность по кредитным карточкам). При этом, отмечается в отчете New York Law Review, 80 процентов американских семей, объявивших себя банкротами из-за невозможности рассчитаться с медучреждениями, имели страховой план.
Куда идем?