ОПАСНОЕ СОСЕДСТВО

Будни Большого Яблока
№11 (411)

Приятно в выходной день выйти с семьёй и друзьями погулять в парк или на набережную. Светит солнце, и настроение у вас под стать. Но вдруг дорожку перебежала серая усатая крыса, потом еще одна. И вот вы уже гадливо передернули плечами и даже невольно прибавили шаг. А куда от них денешься, скажет ваш спутник, прими как данность: они неистребимы.
В вековом противостоянии человека и крысы человек, по-военному говоря, всегда берет числом, а крыса – уменьем. В городе, похожем на Нью-Йорк, жители то сдавали, то отвоевывали пространство, и тогда крысы отступали на заранее подготовленные подземные позиции. В 1997 году в городе были даже созданы специальные группы по истреблению крыс, использующие отравляющие средства.
Главное обвинение крысам заключается в том, что они могут быть переносчиками нескольких десятков болезней, в том числе сальмонеллы, чумы, крысиной лихорадки. Даже цивилизованная Великобритания каждый год хоронит до 50 человек, “получивших” от крыс лептоспиросис – болезнь, поражающую почки и печень человека. До 30% крыс могут передать людям стрептококк и вирусы, вызывающие температуру, сильную головную боль и прочие “радости”. В тяжелых случаях летальный исход может доходить до 20%.
Очередная активная кампания по борьбе с крысами вспыхнула после трагедии 11 сентября, когда власти начали опасаться биологической атаки террористов с использованием крыс в качестве носителей инфекций. Особенно опасными во время такой атаки эксперты называют так называемых восточных крысиных блох. Главное, говорят они, не допустить заболевание крыс чумой. Но если это случилось, уничтожать больных крыс тоже опасно, потому что тогда уцелевшие блохи будут искать человека.
Только за последние полтора года городские власти увеличили число сотрудников Департамента здоровья с 16 000 до 21 000 человек. Происходят постоянные контрольные отловы грызунов. У них берут анализы крови и проверяют ”на вшивость”, по принципу “здоровье крысы – богатство каждого”.
Крыс всегда окружал ореол мрачности и чего-то зловещего. Говорят об их уме, агрессивности и обучаемости. Их всеядность и вездесущность, пожирание съестных припасов, перегрызание кабелей и как следствие короткие замыкания продолжают бить общество по карману.
Трезво и скептически мыслящие зоологи говорят, что не стоит преувеличивать возможности крыс: они всего-навсего животные – изучаемые и предсказуемые в своих привычках и поведении.
Но бывает, что ситуация выходит из-под контроля. Иногда вспыхивают необъяснимые волны биологической активности грызунов, и они объединяются в полчища, тесня человека. За примерами долго ходить не надо. Прошлым летом целая пожарная часть №298 была эвакуирована из своего здания в Квинсе не в силах его удержать от нашествия крыс.
Два года назад д-р С. Талвар из Нью-Йорка опубликовал статью, в которой предлагал дружить с крысой и даже использовать её в качестве ищейки, спасателя людей, попавших под обломки зданий в результате землетрясений или несчастных случаев.
Команды от человека будет воспринимать электрод, вживленный крысе в мозг. Дистанция, с которой можно управлять таким роботом, может достигать 500 метров. Тренированная на запах человека, она может исполнять команды “влево-вправо”, проходя завалы по горизонтали и вертикали. Впрочем, возникает вопрос этический, заключающийся в попытке превратить в робот живое существо; да и само присутствие крыс вызывает у людей устойчивую негативную реакцию.
Борьба человека и крысы кажется вечной, и не однажды становилась фактом литературы. Широко известна средневековая история о гаммельнском Крысолове, который, играя на волшебной дудочке, увел из города всех крыс и утопил их в Рейне. Когда же жадные бюргеры не заплатили ему за труд ни копейки, в один прекрасный день он увел за собой всех детей, и больше их никто не видел. Эта история и сегодня разыгрывается в лицах на празднике, ежегодно проходящем в Гаммельне.
Писатель К. Паустовский в биографической книге “ Повесть о жизни” рассказал, как в 20-х годах “ умный начальник” батумского порта решил покончить с полчищами крыс одним ударом. По дороге в порт он рассыпал струи зерна в качестве приманки, а когда толпы крыс появились на улице, сверху их полили керосином, а потом подожгли. Горящие крысы ринулись по норам - и порт сгорел дотла.
Однажды польские документалисты сняли фильм о польском крысолове, который получает заказ на истребление крыс в каком-то пакгаузе. Несколько вечеров подряд камера показывает, как он, оставаясь в ночном здании, подкармливает крыс и шаг за шагом завоевывает их доверие. В конце концов они начинают с ним дружить. Они берут еду у него из рук, играют с ним, ползают по нему. Среди них выделяется лидер – “крысиный король” – особо крупный и осторожный. Но и он доверяет крысолову. НО однажды ночью он устраивает подлинный пир для крыс, разбрасывая повсюду отравленную еду. И вот, поев и догадавшись, что их обманули, крысы нападают на него. Крысолов все-таки побеждает, но, уходя, оставляет двух крыс “на развод” - чтобы у него всегда была работа.
У Нью-Йорка своя история борьбы с крысами, которых биологи окрестили Rattus norvegicus. Началась она на острове Райкерс-Айленд, что расположен на Ист-ривер и Бауэри-бей в 1915 году и продолжалась более двадцати лет.
Сейчас мало кто знает, что небольшой остров в 44 гектара был назван в честь голландской семьи, поселившейся там в XVII веке.
В 1884 году он стал городской собственностью, и из него сделали общегородскую свалку. Со временем горы мусора расширили его площадь до двухсот гектаров, а тюрьма, построенная там же, сделала его сборищем отбросов вдвойне.
Вскоре при полном попустительстве властей на острове образовался настоящий крысиный рай.
По оценкам тюремных властей, их было уже около миллиона, и они хозяйничали на острове безраздельно. Крысы объедали тюремный сад и тюремную ферму. Они рвали на части свиней и убивали собак-крысоловов. Когда их число перевалило за два с половиной миллиона, они начали переплывать реку и вскоре появились в Лонг-Айленде. Тогда-то и началась великая битва, и продолжалась она более двадцати лет.
В анналы истории города вписаны имена двух героев-истребителей, братьев Биллинг, которые в начале в 1933 года с помощью отравленных приманок уничтожили за год около 25 000 особей. Если учесть, что крыса-мамаша приносит в год четыре помета от 5 до 21 новорожденного, способных через четыре месяца способны к воспроизводству, можно представить, в какой прогрессии крысы способны размножаться и какое большое дело сделали славные братья.
Пристальное внимание местных властей и биологов крысы впервые привлекли в годы Второй мировой войны, когда начали циркулировать слухи о том, что нацистская Германия, предвидя поражение в войне, может распространить в Европе чуму, да и до Америки захочет дотянуться.
Тогда и начались контрольные отловы, маркировка и выпускание крыс с целью изучения их привычек и поведения. Уровень благополучия экологической ситуации стали определять количеством жителей на одну крысу.
Устойчивая нелюбовь человека к крысе и очевидный страх перед ней, заставляют преувеличивать и проблему, и количество крыс в Нью-Йорке. На сакраментальный вопрос, сколько же их все-таки в Городе Большого Яблока, пессимисты говорят, что никак не меньше миллиона. Профессионалы, наблюдающие их повсеместно, находят нынешнюю ситуацию гораздо более благоприятной, чем в послевоенном восточном Гарлеме, когда число крыс в квартире могло равняться числу жильцов. По оптимистическим оценкам коэффициент соотношения сегодня можно определить пропорцией 1:36, то есть примерно 250000 особей. Хотите верьте, хотите нет, но крыс в городе не так много, как вам кажется, убеждают эксперты. Во-первых, они вовсе не блуждают, а ведут оседлый, по своим меркам, городской образ жизни. Они живут колониями и пользуются известными маршрутами. Зная свою территорию, им легче выживать и защищаться.
Что не перестаёт удивлять биологов – это их удивительная живучесть и способность быстро восстанавливать силы и популяцию. Просто травить крыс бесполезно, считают многие: они быстро мутируют и становятся еще сильней. Одно из важных средств борьбы с опасными грызунами – чистота. Не мусорите, и тогда они не придут к вам на задний двор – рыться в отбросах.
Крысы живут на земле миллионы лет и исчезать не собираются. И хотя нелюбовь к серой крысе копилась в человеке тысячелетиями, белые крысы и мыши заимели в мире своих поклонников и даже оживленный интернетовский клуб, где печатают статьи об уходе о мышатах и крысятах, оставшихся сиротами, или трогательные эпитафии по своей любимой крысе, безвременно отошедшей в мир иной. Но в реальной жизни страх и отвращение к непредсказуемому существу, которое может укусить или напугать вашего малыша.
Нелюбовь к крысам – одна из человеческих фобий, достойных понимания, и чем реже мы будем видеть этих малосимпатичных соседей, чем меньше их останется, тем спокойнее будет у нас на душе.


Комментарии (Всего: 2)

Может я и в-певые столкнулась с подобной темой, скажу: Да, действительно,стоит задуматься о подобных проблемах НАШЙ жизни... На мой взгляд данный текст должен бы получить огласку и публичное обсуждение!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Занимательно

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *