ГРАЖДАНЕ ВСЕЛЕННОЙ

Из дальних странствий возвратясь...
№9 (409)

[!1.jpg]Февраль, пожалуй, является самым неприятным месяцем в Нью-Йорке. Уж так надоели студеные дни, а конца зимы все еще не видно, и пронизывающий ветер то и дело приносит из Канады заряды мокрого снега, который так нежелателен для вечно спешащих куда-то ньюйоркцев.
Вот почему так здорово морозным февральским утром мчаться в аэропорт с мыслями о беззаботных деньках на берегу лазурного моря под горячим тропическим солнцем! Тем более что счетчик в такси отключен, потому что за рулем сидит мой давний приятель Бари. Он благодушно улыбается и заводит разговор, который никак не вписывается в разворачивающуюся в моем воображении картину тропической идиллии. [!]
В следующий раз будет твоя очередь подвозить меня в аэропорт. Я решил перебраться в Тюмень навсегда. Здесь продам свой медальон и куплю там квартиру. Мне друзья там и бизнес уже присмотрели...
Название полюбившегося ему города Бари произносит как «Тюмен». Мягкий знак никак не дается урожденному манхэттенцу, который полюбил сибирскую глушь, российскую девчонку и экзотику незнакомого жизнеуклада. Ну, дела!...
Но раздумывать о Бари некогда: самолет уже мчится в теплую Мексику, на далеко выдающийся в Карибское море полуостров Юкатан, где стеклянный павильон аэропорта окружен пальмами, а на выходе смуглые мексиканцы в белоснежных рубашках и наглаженных синих брюках выхватывают у приезжих чемоданы. Обалдевшие от горячей волны влажного воздуха туристы не сразу соображают, что это вовсе не турагенты или представители пансионата, а проворные безработные, которые за доллар и вернут вам на улице умыкненный чемодан. Рассчитывать на их помощь в поисках нужного автобуса не следует: их знания английского ограничены словами «о'кей» и «бай-бай».
Вообще, приличное знание языка янки здесь является верным признаком хорошего образования. Но даже свободно изъясняющаяся на английском языке молодежь не в силах четко выговорить некоторые чужеродные звуки, например «зи». Поэтому самое популярное здесь англоязычное слово easy звучит здесь презабавно.
- Иси! – улыбается пляжный спасатель с крытой пальмовыми листьями вышки бледнокожим купальщицам, выразительно указывая на зависшее в чистом небе коварное февральское солнце: уже в первый день можно получить солнечные ожоги, которые испортят настроение до конца отпуска.
- Иси, - предупреждает официант, подавая к столу бутылочку с перцем chile, столь острого, что из него, как говорят, изготавливают основной ингредиент слезоточивого перечного аэрозоля.
- Иси, - то и дело повторяет нам молодой менеджер отеля Франк, советуя не хвататься сгоряча за кошелек при виде понравившихся сувениров, а подольше присматриваться и торговаться, торговаться...
- А вообще лично я все покупаю в торговом центре через дорогу отсюда, в американских магазинах, - с явной гордостью заключает Франк, из чего становится ясным: не только знание языков, но место закупок говорят здесь о социальном положении. Франку приятно и интересно общаться с отпускниками из Америки, и вскоре он начинает увлеченно рассказывать о городе своей мечты – Майами, о котором он знает практически все из вполне доступных здесь американских каналов телевидения и ежедневной газеты «Майами геральд», всегда имеющейся в холле гостиницы.
- Я уверен, что подберу там себе работу по душе, вся проблема заключается в получении вида на жительства в США. Это непросто, особенно после 2001 года, - вздыхает Франк, и быстро убедившись, что мы не можем ему в этом помочь, заключает с некоторой обидой: - Вот если бы я был рожден кубинцем или сальвадорцем, все было бы намного проще. Дядя Сэм нас, мексиканцев, недолюбливает.
Нам оставалось лишь в утешение поведать Франку о недавнем решении правительства Буша облегчить легализацию большого числа нелегалов в Америке, из общего количества более 10 миллионов которых мексиканцы наверняка составляют больше половины. Честно говоря, это малоутешительная новость для огромного излишка трудоспособной части населения Мексики, с завистью и надеждой взирающего в сторону могущественного северного соседа. Впрочем, наиболее активная часть молодежи никогда и не выжидала иммиграционных послаблений со стороны Вашингтона, а попросту переходит границу общим числом около двух миллионов в год и растворяется в городах и сельхозугодьях самой мощной экономической державы мира, в которой их недолюбливают, но ценят за трудолюбие и безропотность.
По совету Франка мы заглянули в торговый центр – модерновый городок с огромными стеклобетонными зданиями, фонтанами, каналами с мостиками и чудесной набережной вдоль лагуны с табличкой «ОСТОРОЖНО - ЖИВЫЕ КРОКОДИЛЫ!» Опасных рептилий в торговом центре не довелось встретить, зато то и дело попадались охранники с винтовками наизготовку у витрин ювелирных магазинов. Это живо напомнило сообщения из нью-йоркских газет о разгуле преступности в мексиканских городах. Частым визитерам из Америки здесь настоятельно советуют всегда иметь при себе карточку одного из мексиканских банков с суммой 300-500 долларов на счету: в случае нередких здесь похищений с целью вымогательства, обычно местными «дикими» таксистами, именно такая сумма вполне удовлетворяет злоумышленников.
В столице страны Мехико-сити дело дошло до того, что отчаявшиеся совладать с растущей преступностью городские власти в прошлом году наняли нашего Руди Джулиани за 1,7 миллионов долларов для разработки плана мер борьбы с местным беспределом ввиду его неоспоримых успехов в борьбе с уличной преступность в другом крупнейшем мегаполисе мира – Нью-Йорке. Наверняка одним из разделов его проекта явится система мер борьбы с коррупцией в среде местных чиновников и силовых служб. Частые визитеры Канкуна настоятельно советуют избегать местную полицию - исходя из своего горького опыта: если вам довелось по какому-либо недоразумению оказаться в полицейском участке, в первую очередь у вас выяснят время отлета назад в Америку и постараются задержать ровно настолько, чтобы вы опоздали в аэропорт. Сумма в 500 долларов обычно разрешает все недоразумения вовремя. Мне лично довелось наблюдать забытый со времен жизни в СССР процесс откачивания бензина из чужого автомобиля, когда в темном углу задворок полицейского участка двое копов опустошали бак отбуксированного за нарушения авто: один светил табельным фонариком своему подельнику в гимнастерке с регалиями, который запустил резиновый шланг в бензобак и осторожно отсасывал воздух с другого конца, стараясь вызвать струю над приготовленной канистрой.
В сияющем огнями торговом центре беззаботно фланировали сотни туристов вперемешку с наиболее обеспеченной частью местного населения. В одном из зданий в огромном аквариуме плавали крупные яркие рыбы, среди которых резвился аквалангист в черном костюме. Светловолосая голубоглазая мексиканка бойко предлагала билеты всем желающим поплавать с аквалангом.
Светловолосая голубоглазая мексиканка?! Недоумение было столь явным на наших успевших загореть лицах, что билетерша едва не расхохоталась и сразу все объяснила:
- Меня зовут Сюзи. Я вообще-то родом из Луизианы, но покинула США сразу после колледжа, когда вышла замуж за гражданина Германии. Там и родила сына, работала преподавателем английского языка. Мне в Германии не очень нравилось, хотя и прожила там 17 лет. Мне больше по душе теплая и веселая Франция, мы даже все отпуска проводили на Лазурном берегу, и я пыталась устроиться там на работу, благо я помню французский язык еще из Луизианы, где проживает много потомков французских поселенцев. Но во Франции недолюбливают иностранцев, особенно из Америки. А потом у нас с мужем был очень неприятный развод и я навсегда покинула Европу. Мой сын учится сейчас в колледже в Луизиане, а я решила продолжить свою жизнь на новом месте и подалась в Мексику. Здесь довольно либеральные законы, местные власти легко выдают рабочие визы, стоит лишь принести письмо от работодателя. У меня еще никакой работы здесь не было, но один их моих местных знакомых сочинил такое письмо, никто из властей даже и не подумал проверять. Сейчас у меня есть две работы и друг, с которым я живу в квартире с видом на океан. Здесь я себя чувствую как дома и не планирую возвращаться в Америку ни сейчас, ни в будущем.
А мы уже следующим днем возвращались в холодный Нью-Йорк. Мексиканские таможенники трудились изо всех сил, перетряхивая просоленные теплым бризом маечки и шорты вперемешку с сувенирами в чемоданах отбывающих. Наверняка по настоятельной просьбе наших федеральных служб южные соседи резко увеличили бдительность в аэропортах. Эхо войны с терроризмом докатилось и в этот тихий уголок Земли. В силу объективных причин Мексика и другие страны ужесточают пограничный контроль и усложняют миграционный процесс.
Но странное дело: с каждым годом все больше в нашем сознании укрепляется видение Земли как единого общего дома, где каждый пытается отыскать себе уголок по душе. Уже в самолете вспоминались неожиданный разговор с будущим россиянином Бари, откровения Франка о Майами, городе его мечты, похождения не знающей границ Сюзи, малозаметные мексиканцы в нью-йоркских овощных лавках, и захватывающий вид подернутой голубой дымкой планеты под крылом самолета лишь подтверждали это оптимистическое умозаключение.