НА ПОЛПУТИ К ВЕСТ-ПОЙНТУ

Родительское собрание
№8 (408)

Не станем искать объяснений, почему ребенок начинает вам грубить, пропускать школу, становится неуправляемым. Родители могут обвинять себя, жизнь, которая заставляет уделять слишком много времени работе, школу, потенциально опасную наркотиками и низким уровнем образования.
Представьте, что это случилось, и родители стоят перед гамлетовским выбором: быть ребенку нормальным человеком или не быть.
Наверное, говорить об этом вслух неэтично, но упустить время и потерять ребенка куда трагичней.
Эта проблема давно приобрела характер общенациональной. Десятки тысяч людей вовлечены в работу с трудными детьми и подростками. И вопросы, которые они ставят перед родителями, прежде чем взять трудных подростков в работу, или «в оборот», прямые и конкретные. Вот некоторые из них:
- Есть ли у вашего ребенка проблемы со школой?
- Подвержен ли он влиянию депрессии, алкоголя, наркотиков?
- Были ли у него проблемы с властями и законом?
- Cчитаете ли вы его хорошим ребенком, случайно отбившимся от рук.?
Сегодня в интернете есть тысячи программ, предлагающих помощь, и потеряться в них легко. Не жаль времени на поиски.Обидно ошибиться.
К сожалению, некоторые организации, обещающие подобрать вам программы и школы, нужные ребенку, – такие, как Referal of placement или Education service, часто получают комиссионные от школ за то, что направят туда вашего ребенка, поэтому гарантии, что подбор будет объективным. нет. Но вот организация Сare for youth берет за поиск хорошей школы и подбор программ деньги прямо у родителей, честно предупреждая, что весь образовательный цикл по возвращению вашего ребенка в норму может стоить вам от 30 до 50 тысяч долларов. Цифры такие, что не всем по карману.
Среди школ и программ – сезонные лагеря новобранцев, программы, предусматривающие закалку и воспитание детей в природных услових – походы, горный туризм.
Популярные Boarding School бывают военные, терапевтические и христианские.
Большинство из них не работает с проблемными подростками. Другие же берут за обучение от 2,000 до 4,500 долларов в месяц. При взятии так называемого студенческого кредита минимальная оплата 200 долларов в месяц. Cюда входят терапевтические программы, помощь детям с дислексией и депрессией.
В христианских школах акцент делается на изучение библии и гуманитарных дисциплин, в военных – на физическую и военную подготовку
Boot camps – буквально лагеря для новобранцев - стали популярны в 60-70-х годах, когда родители, намаявшись с неисправимым чадом, видели в этом шанс на спасение.
По мнению некоторых психологов, государственные лагеря напоминают колонию для малолетних преступников, и уровень рецидива преступлений после выхода оттуда едва ли не 90%.
Тысячи телезрителей, видевших программы с ведущим Мори, где показывали поведение подростков до и после нескольких суток, проведенных в таком лагере, забросали канал письмами в надежде подыскать место своему строптивому ребенку. К сожалению, это больше ТV-лагеря, а государство спонсирует эти программы явно недостаточно.
Большинство родителей выбирают школы, опираясь на опыт людей, которых знают. Cын моих хороших знакомых, 12-летний Дэниел, летом заканчивает первый год обучения в Carson Military Institute в Пенсильвании, и его мама, Наталья М. согласилась ответить на мои вопросы.
В. Наташа, расскажи пожалуйста, как ты стала матерью американского суворовца?
О. Это было не самое легкое решение в жизни, и в моральном и в материальном плане, но сейчас мы с мужем думаем, что поступили правильно.
В. Он что, был проблемным ребенком?
О. В том-то и дело, что проблемы только начали маячить. До шестого класса его средний балл в школе был 90. И вдруг – всё пошло кувырком. Школу начал посещать формально, оценки резко пошли вниз.Потом несколько раз участвовал в драках. Мы с мужем работаем и приезжаем домой к восьми вечера, а он с трех часов дня – в свободном бруклинском полете. И, как это часто бывает, знакомые подсказали...
В. Так он в этой школе, наверное, самый дисциплинированный.
О. Эта школа оказалась совсем не простой, и попасть в неё было нелегко. Нам повезло, что мы привезли ученика шестого класса.Чем старше подростки, тем конкурс выше. На собеседование приемной комисси предоставляешь оценки и характеристики из школы. Наркотически зависимых или хулиганов туда не принимают. Более того, каждый будущий кадет должен сам подтвердить, что хочет там учиться. Первый учебный год длиной в девять месяцев стоил нам порядка 16,000 долларов; обучение каждого последующего года будет снижаться на 1000 долларов. В эту сумму входит и форма, и много всякой другой одежды, и учебники, и питание. Но до следующего года надо дожить, потому что 15-го марта комиссия будет производить отчисление нерадивых и непослушных. Пока у нас все хорошо.
В. Сколько человек в его классе?
О. Сейчас – двенадцать, и больше пятнадцати не будет. Во всей школе, насколько я знаю, сейчас учится 210 учащихся. Интересно, что почти четверть из них – дети из русскоязычных семей. Есть и ребята из других стран: из Саудовской Аравии, Германии, Тайваня. Ведь эта школа – одна из самых старых в стране, и открыта в 1836 году. Здесь дисциплина и демократия - все расы, все религии. К еврейским детям приходит раввин, к христианам – священик и так далее. Мне кажется важным, что единая форма и стиль жизни оставляет за порогом школы социальное неравенство. Я не забуду, как в день зачисления во двор въехал роскошный черный лимузин, и чернокожая,видимо, весьма богатая семья привезла мальчика учиться. Через полчаса он переоделся в форму и стал как все. И я услышала, как другой мальчик сказал ему не без ехидства: “Теперь можешь забыть про свой лимузин”. Но прежде всего - это школа с хорошим уровнем подготовки и высокими требованиями.
Обстановка у них – аскетическая. Живут по восемь человек в комнате, спят на двухъярусных кроватях. Подъём в 6.15, отбой – в 9. 15. Личного времени всего 45 минут. Остальной день - учёба, спорт занятия. Один телевизор на весь жилой корпус. Если кто-то включил программу, её смотрят все. Переключать каналы и конфликтовать запрещено.
В. Кстати, о конфликтах. Обижают ли его старшие, есть ли в этой маленькой армии маленькая дедовщина?
О. Нет, но постоять за себя надо. Он как-то позвонил и сказал, что с ним задираются, спросил что делать. Я сказала чтобы не лез на рожон, но если заденут, то нужно идти до конца и ничего не боятся. Так и вышло. И оба были наказаны за драку. Это означает – 10 часов маршировки на плацу. Зато отношения с коллективом укрепились.
В. Часто приезжаете к сыну в гости?
О. Родителям разрешено два визита в году. Мы можем забрать его с собой на две ночи, что и делаем. Гуляем по городку, ходим в кафе. В первые шесть недель родителям запрещены всякие контакты и телефонные звонки – разрешена только переписка. Первое время он был весел и рад, что сбежал от родителей, и все было новым и интересным.А потом – начал плакать.Рыдал по телефону и просил нас его забрать. Думаете, легко это было слышать? Но я зажала сердце в кулак и сказала казенным госом: “Деньги за обучение уже заплачены, так что учись до конца года. А будешь рыдать – повешу трубку.” Cейчас все в порядке: играет в футбол записался в лыжную секцию, и каждое воскресенье они ездят кататься с горок и ходят на лыжах «кросс-кантри». А по субботам им дают увольнительные, и они гуляют с друзьями по городу. Его средний школьный балл опять пошел вверх., и это меня радует по-настоящему.
В. А что им обещано за хорошие успехи?
О. Нашивки, повышение в звании, памятные значки, медали. За отличную учебу награждают дополнительной встречей с родителями.
В. Как часто он вам звонит?
О. Не каждый день. Им запрещено иметь мобильные телефоны. На весь жилой корпус всего один аппарат, с которого можно звонить по специальной телефонной карте. В ней закодирован только один телефон – номер родителей. Мы дали ему еще одну карту, чтобы он мог и с друзьями пообщаться. Но это, сами понимаете, не для рекламы. Посылочки подкидываем – это разрешено. Кормят их хорошо, но он все равно вечно голодный. То печенье пошлем, то шоколадки.
В. Принято ли у них делиться посылками?
О. Конечно, они же теперь спаяны учебой и службой, а может и дружбой на всю жизнь.
В. Похоже, что он адаптировался?
О. Недавно потряс меня и мужа заявлением, что закончит школу и пойдет учиться в военную академию Вест-Пойнт. Конечно, мы понимаем, что он пока ещё на полпути к Вест-Пойнту. Каждый ребенок достоин расти в нормальных условиях, достоин учиться, достичь того, что заложено в нем с рождения. Когда дети нуждаются в нашей помощи – мы должны быть рядом. Помните пословицу: не та мать, что родила, а та, что выкормила.