СЕБЕ ДОРОЖЕ...

Из штата в штат
№50 (398)

Защитники прав пациентов медицинских учреждений еще 7 лет назад добились принятия очень важного для невмешательства в нашу с вами личную жизнь, господа, закона, призванного ограничить доступ различных страховых, коммерческих и рекламных организаций к конфиденциальной информации, связанной со здоровьем - Health Insurance Portability and Accountability Act (HIPAA). Правда, в полную силу он стал применяться лишь с весны нынешнего года и, увы, вызвал множество жалоб и нареканий как со стороны медиков, так и пациентов.
Один мой знакомый рассказал, что неделями не мог получить результаты своих анализов, так как лаборатория не хотела передать их его лечащему врачу. Бред какой-то, возмущался этот человек.
Слава богу, что его здоровью ничего не угрожало. В худшем положении оказался один из пациентов бостонского Tufts-New England Medical Center, рассказывает «Вашингтон пост». Человеку сделали пересадку сердца, операция прошла успешно, но врачи забеспокоились, что в донорском органе могла оказаться бактерия, способная вызвать инфекцию. Чтобы принять решение, какой именно антибиотик ему прописать, хирурги обратились в больницу, из которой было доставлено донорское сердце с просьбой поделиться информацией об умершем человеке. Им отказали. Настойчивые просьбы ни к чему не привели, администрация больницы стояла на своем, ссылаясь на HIPAA. Вот и пришлось врачам продержать пациента с пересаженным сердцем на комбинированных антибиотиках чуть меньше суток, хотя и существовал риск серьезных побочных эффектов. Их можно было бы избежать, не окажись информация о доноре тайной за семью печатями.
«Форменное безобразие, - заявил в интервью «Вашингтон пост» доктор Диб Салем, один из руководителей госпиталя, где проводилась операция, - от донора осталось только его сердце, к чему вся эта игра в секреты? Ведь мог пострадать живой человек!»
Применение на практике HIPAA столкнулось с непониманием его положений со стороны части медицинских работников, а это заставило госпитальных администраторов перестраховаться. Хотя, говорят эксперты, если внимательно ознакомиться с правилами, то можно убедиться: госпиталям разрешается разглашать конфиденциальную информацию без письменного разрешения пациентов, если она необходима для проведения курса лечения. В случае с умершим донором нежелание сообщить данные о нем хирургам бостонской больницы выглядят просто насмешкой - как потребуешь подписи с мертвого.
Между тем нельзя не обойтись и без упреков в адрес правительственных организаций, у которых было достаточно времени (закон то приняли еще в 1996 году), чтобы разъяснить администрации медучреждений что к чему, сведя при этом к минимуму бюрократические неудобства для врачей и пациентов. Не удосужились.
В результате пациенты недовольны сегодня тем, что им приходится заполнять пространные медицинские формы; близкие и друзья человека, попавшего в больницу, сетуют на сложности с получением информации о состоянии его здоровья; доктора - что лаборатории отказываются предоставить им данные анализов и тестов пациентов (эти факты - не выдумка); больницы упрекают аптеки за нежелание сообщить лечащему врачу стационара, какие именно лекарства заказывал у них его нынешний подопечный.
Если послушать Ричарда Кампанелли, возглавляющего Office of Civil Rights при министерстве здравоохранения, ситуация с пониманием HIPAA беспокойства якобы не вызывает. Да, соглашается он, жалобы к нему поступают, но их не так уж и много.
«Мы хотим еще раз повторить, что HIPAA стоит на страже интересов пациентов, - говорит Каманелли, - однако в том случае, если конфиденциальная информация, связанная со здоровьем человека, необходима для постановки правильного диагноза или проведения лечения, закон не препятствует ее передаче от врача к врачу».
Казалось бы, все ясно. Но почему же тогда врачи и администрация госпиталей и лабораторий продолжает перестраховываться, чего они опасаются?
Все дело, оказывается, в судебной интерпретации. Прохождение того или иного билля через сито законодательной и исполнительной власти - это еще полдела. Во многих случаях принятый закон должен пройти подтверждение в суде, и только в случае положительного вердикта на него можно будет всецело опираться. Примером может служить принятый недавно Конгрессом и подписанный Джорджем Бушем билль о запрете абортов на поздней стадии. Если Верховный суд признает его не соответствующим конституции, на подпись президента врачи абортариев смогут не обращать внимания.
Вот и выходит, что Кампанелли говорит одно, а суд может вынести совсем иное решение. Поэтому многие медицинские учреждения выжидают и, чтобы застраховать себя от неприятностей, отказывают сообщать запрашиваемую у них информацию. «Вашингтон пост» приводит пример современной компьютеризованной сети, созданной не так давно в штате Аризона, позволяющей госпиталям обмениваться информацией о своих пациентах. Цель благая - избежать медицинских ошибок. Однако не успела система начать функционировать, как ее почти тут же законсервировали.
«Администрация медучреждений боится жалоб и судебных исков, которые могут быть поданы на основании HIPAA», - объясняет происходящее Тедд Тэйлор, врач отделения «Скорой помощи» при Banner Good Samaritan Medical Center в городе Фениксе.
Но если бы страхи касались только обмена информацией. Кампанелли вынужден признать, что многие врачи, после введения HIPAA в силу, стали отказываться сообщать родственникам сведения о состоянии здоровья больного. «Они заблуждаются, закон не воспрещает им поделиться информацией о состоянии здоровья своего подопечного с его родственниками или друзьями».
Общественные организации, защищающие права пациентов, под давлением которых и был принят этот билль, заявляют, что врачи, недовольные HIPAA, сознательно пытаются бросить на него тень.
«Они намеренно сгущают краски, будоражат общественность, - возмущается Чарлз Инландер, президент одной из таких организаций - Peopl’s Medical Society, - новые правила усложнили им жизнь, вот они и негодуют. Не спорю, жалобы на закон, который только недавно стал действовать, имеются, но их не так уж много, как нам пытаются внушить».
Сгущают краски медики или нет, не в этом суть дела. Безусловно, прав Тейлор, указывая на то, что проблемы с пониманием основных положений HIPAA затрудняют работу медиков. Правительственным чиновникам надо бы не докторов и администрацию больниц, фармацевтов и лаборантов убеждать в том, что им нечего опасаться, а разобраться со статьями закона, вызывающими разногласия. С тем, чтобы никакие обращения в суд не грозили им серьезными материальными потерями. Пока это сделано не будет, медики или мистер Инландер будут и дальше «сгущать краски». Себе дороже...