ИДЕАЛИСТЫ ИЛИ ПРАГМАТИКИ?

Ближний Восток
№37 (385)

Способны ли профессиональные политики установить мир на Ближнем Востоке? Этот вопрос все чаще и чаще задают себе простые израильтяне и палестинцы, отвечая на него отрицательно. Если бы те, кого мы избираем, прислушивались к нам, говорят они с горечью, многолетний конфликт получил бы реальный шанс разрешиться. Увы, на нас обращают внимание только во время выборов...
Эта ситуация знакома бывшему руководителю внутренней службы безопасности (Шин-Бет) адмиралу Ами Аялону и профессору Сари Нуссейбе, возглавляющему Университет Аль-Кудс. Оба пришли к выводу: необходимо мобилизовать население еврейского государства и палестинской автономии в поддержку мирного процесса. И Шарон, и Арафат, и политический истеблишмент с обеих сторон должны убедиться: люди устали от обещаний, они хотят реальных действий.
Встретившись на конференции в Лондоне, Аялон и Нуссейбе договорились разработать независимо друг от друга проект плана мирного урегулирования. А после того как оба варианта будут готовы и согласованы, представить их на суд общественности своих стран, начав сбор подписей под общим документом. Его текст мы приведем ниже, а пока заметим, что в основе плана мирного урегулирования лежат два основополагающих принципа. Первый - вывод израильских войск с практически всей территории Западного берега и из сектора Газа, полное прекращение поселенческой деятельности. Второй - палестинцы раз и навсегда отказываются от возвращения на территорию Израиля, которую он занимал на 4 июня 1967 года.
Только на основе неуклонного соблюдения этих принципов, считают Аялон и Нуссейбе, можно надеяться на разрешение конфликта. Отказ от них - путь в никуда.
В общем виде план,о котором мы ведем речь, - Заявление о намерениях (оно было подписано Аялоном и Нуссейбе полгода назад в одном из отелей Восточного Иерусалима) - включает в себя следующие пункты:
1. Оба народа имеют право на собственное государство. Израиль - для еврейского народа, Палестина - для палестинского.
2. Постоянные границы между двумя государствами будут согласованы на основании разделительной линии, существовавшей на 4 июня 1967 года, резолюций ООН и арабской мирной инициативы (так называемая саудовская инициатива).
Палестинцы получат возможность сообщения между Западным берегом и Газой. Поселения будут эвакуированы.
3. Иерусалим превратится в открытый город, став столицей двух государств. Арабские кварталы перейдут под палестинский суверенитет, еврейские районы останутся под израильским суверенитетом. Посещение святых мест гарантируется. Храмовая Гора будет охраняться палестинцами в интересах мусульман, Стена Плача израильтянами в интересах евреев.
4. Вместо возвращения палестинцев в Израиль, международное сообщество, а также власти еврейского и палестинского государств создадут специальный компенсационный фонд.
5. Государство Палестина будет демилитаризовано, гарантом его безопасности выступит международное сообщество.
6. После признания всех вышеизложенных принципов, претензии сторон друг к другу можно будет считать исчерпанными.

Принципы, изложенные в этом документе, не новы. Однако никто еще не призывал евреев и палестинцев открыто высказываться в отношении их, скрепив свое согласие с ними личной подписью.
Хотя скептики предрекали Аялону и Нуссейбе неудачу, они оказались посрамлены. За 6 месяцев под Заявлением о намерениях (его еще называют «Голос народа») подписалось 30 тысяч человек, среди которых можно видеть и тех, кто долгие годы служил в израильской службе безопасности, разведке и полиции.

Безусловно, Нуссейбе приходится действовать в более сложных условиях, чем его партнеру. И дело не только в угрозах со стороны палестинских непримиримых.
«Наши люди не привыкли свободно выражать свое мнение, принимать личное участие в выработке политических решений, - отмечает Нуссейбе в своем интервью газете «Джерузалем пост», - начиная с плана раздела Палестины в 1947 году, никто не интересовался всерьез тем, что они думают. Мы же предложили им самим решить, как жить дальше. Думать своей головой, а не надеяться, что за них это сделают американцы, европейцы или Лига Арабских стран».
Понятно, что апелляция профессора к палестинской улице не нравится многим в автономии. Как же, ведь послушав его, вдруг понимаешь, что войну с Израилем можно прекратить и зажить спокойной, мирной жизнью. Подобные идеи идут вразрез с идеологией мученичества, которую навязывают палестинскому обществу экстремисты из ХАМАСа и «Исламского джихада». Мешают они и Арафату, который отдает себе отчет, что с окончанием военных действий его влиянию на своих соплеменников придет конец.
Не удивительно, что Нуссейбе приходится появляться на публике в окружении дюжих телохранителей. Ведь не согласные с ним уже пытались решить разногласия с помощью кулаков, как, например, во времена лекции в университете Бир-Зейт несколько лет назад. В прошлом году руководство ООП лишило его полномочий представителя автономии в Восточном Иерусалиме, после того как он подверг сомнению необходимость поддерживать идею возвращения палестинских беженцев в Израиль. То, что она не пользуется популярностью, подтвердило исследование, проведенное другим известным ученым, Халилом Шикаки из Palestinian Center for Policy and Survey Research. Оказалось, что «хотят домой» не более 10 процентов беженцев.
«Я привык к риску и ничего не боюсь, - признается Нуссейбе, - хотя слышу угрозы и обвинения в предательстве постоянно. Причем не только от ХАМАСа и «Исламского джихада», но и со стороны ФАТХа. Мне и моим единомышленникам хотят закрыть рот. Но, как говорится, волков бояться - в лес не ходить».
Недовольство исламских экстремистов, а также членов арафатовского ФАТХа можно понять. Деятельность Нуссейбе не только выбивает из их рук идеологическое оружие, на его сторону уже перешло несколько видных активистов ООП, которые занялись пропагандой идей «Голоса народа» и сбором подписей. Назовем хотя бы заместителя директора министерства здравоохранения ПА Джамала Абу Кера.
«Наши лидеры наделали массу ошибок, - говорит он в беседе с израильским журналистом Марком Догерти, - в первую очередь, начав интифаду. Хочу быть с вами откровенным. Если Арафат и Абу Мазен желают мира, они должны учитывать не только свои собственные интересы, но и интересы другой стороны. Только в этом случае мы сможем увидеть свет в конце туннеля.
В первую очередь политики должны думать об уровне жизни населения, а не только о том, как апеллировать к истории. Моя мать - беженка из Яффо, а мой племянник до сих пор живет там. Но я говорю: хватит об истории, давайте говорить о насущных проблемах сегодняшнего дня. Если мы не отыщем путь к миру, еще одно поколение палестинцев не будет знать ничего иного, кроме войны».
О том, что сдвиги в сознании палестинцев уже имеют место, говорит такой факт: 75 процентов беженцев из лагеря Дэр эль-Бала поддерживают план Нуссейбе. И не только благодаря таким, как Кер, но и бывшим боевикам, например Сулейману Джадалла, отсидевшему 11 лет в израильской тюрьме за вооруженное нападение на солдат ЦАХАЛа.
«Мы уже сыты насилием по горло, хватит. Всем ведь понятно, что Израиль не испарится, евреи будут жить в своем государстве. Признав эту истину, мы должны заставить своих руководителей всерьез заняться поиском мира. А израильскую общественность убедить, что палестинцы готовы жить бок о бок с Израилем в своем собственном государстве».
Аялон проводит свою кампанию не менее активно, чем его палестинский коллега. С ними тоже не согласны многие, он подвергается яростной критике справа, но избивать или стрелять в него оппоненты не собираются.
«Я сионист до мозга костей, - говорит бывший контрразведчик, - и считаю, что эта земля принадлежит нам по праву. Но если мы хотим положить конец войне и жить в мире, от идеи «Великого Израиля» придется отказаться. В Кнессете к этому пониманию приходят с трудом, поэтому мирный процесс буксует. Прагматизм, вот чем следует руководствоваться сегодня, хватит цепляться за историю».
Надо сказать, что личные отношения двух лидеров также основываются на прагматизме. Большой дружбы между еврейским адмиралом и палестинским профессором на самом деле нет. Оба стараются добросовестно выполнять программные пункты своего Заявления о намерениях, не более того.
«Большую ошибку делают те, кто считает наше движение аналогом «Мира сегодня», - подчеркивает Аялон в интервью Догерти, - мы - не идеалисты, мы, хочу подчеркнуть это, прагматики. Ничего, кроме желания добиться мира и прекратить войну, меня с Нуссейбе не связывает. Никаких совместных демонстраций и сжатых в приветствии рук. Только работа на благо мира».
По словам Аялона одним из главных препятствий на пути к миру было отсутствие в тексте Осло («Норвежские соглашения») конечной цели, к которой должны были стремиться палестинцы. В «Голосе народа» она четко определена - собственное государство.
«Чем больше подписей мы соберем, тем меньше останется сомнений у палестинцев в искренности наших намерений, - говорит Аялон, - а наше намерение ясное - мирное сосуществование двух народов. Уверен, что нам удастся убедить их...»