ЗАБИЯКИ-ЭТО СЕРЬЕЗНО

Родительское собрание
№36 (384)

Кто из нас не расшибал себе нос в школьной драке, давая отпор своим обидчикам? А кое-кому, что поделаешь, приходилось сносить унижения со стороны более сильных и наглых сверстников.
Но в стране, откуда мы все родом, драки на школьном дворе редко вели к более серьезным инцидентам с применением холодного, а тем более огнестрельного оружия. Другое дело, Соединенные Штаты, где приобрести оружие не составляет большого труда. Даже подросткам.
Между тем школьные власти нашей страны вкупе с правоохранительными органами довольно долго смотрели на шалости забияк и задир (по-английски - bullies) сквозь пальцы. Подумаешь, ребятки балуют. Но когда вслед за «баловством» во дворах учебных заведений и аудиториях загремели выстрелы и пролилась кровь, стало понятно: с хулиганами, терроризирующими своих соучеников, надо что-то делать. Ведь если в твоих руках пистолет, мускулистые руки обидчика вряд ли ему помогут.

Движение за более строгое отношение к забиякам, или, как его называют у нас в стране, anti-bullying movement, стало набирать силу после трагических событий в средней школе Columbine High School (штат Колорадо) в 1999 году. Большое число жертв заставило власти многих штатов забыть о терпимости к «детским шалостям». К подростковой агрессивности в стенах школы начали относиться куда более серьезно.
Проведенные по горячим следам исследования и опросы продемонстрировали, что проблема школьных хулиганов очень остра и ее решение не может быть положено под сукно. К такому заключению пришли эксперты National Institute of Child Health and Human Development, сообщив о своих выводах властям. И те наконец-то решили действовать, перейдя от уговоров и мягких наказаний к более суровым санкциям против нарушителей дисциплины.
Одними из первых к законодательным мерам против забияк обратились власти Коннектикута, создав специальный орган, которому надлежало рассмотреть и предложить практические шаги против забияк. В результате был принят закон (увы, не очень суровый), который предусматривал более серьезное наказание не только за неоправданное применение физической силы, но и за словесные оскорбления одних учащихся другими. К последним относились насмешки, унижения, угрозы.
Аналогичные шаги были предприняты и в других штатах. В Оклахоме закон против забияк карает их сегодня не только за то, что они дали волю рукам, но и за грубые и обидные слова. В Нью-Джерси и Вашингтоне в закон внесли пункты о недопустимости оскорблений одних учащихся другими на основании расы, религии и пола.
Может показаться странным, но далеко не всем эти шаги пришлись по душе, хотя в основном наказание заключается в отстранении задир от уроков на неделю, максимум на две. Исключение из школы встречаются намного реже.
Громче всех о своем протесте заявили либертарианцы (защитники практически неограниченной свободы), которые выступили с резкой критикой властей, осуждая их за «строгость». Мол, негоже правительству вмешиваться в детские ссоры и потасовки, сами разберутся. И уж тем паче не пристало, утверждали они, сурово наказывать за грубые слова, насмешки или оскорбления.
«Справедливо ли записывать детей в преступники, только лишь за то, что они дерутся или говорят своим сверстникам что-то обидное, - возмущенно заявляли либертарианцы и поддерживающие их позицию отдельные педагоги, - так можно очень далеко зайти».
Что сказать на это? Да, безусловно, не любая драка - преступление, как и брошенное в сердцах обидное слово. Дети есть дети. Но если ребенка практически ежедневно терроризируют, превращая его жизнь в ад, не стоит положить этому конец? Разве нам родителям не хочется, чтобы наши дети шли в школу без страха быть избитыми или униженными? Разве их страхи не есть самое вопиющее нарушение свободы, о которой так пекутся либертарианцы?
Движение против забияк находится сегодня еще в начале своего пути, нуждаясь в поддержке властей и общественности. Большую помощь оказывают ему энтузиасты, такие как певец Питер Ярроу из группы Peter, Paul and Mary, который инициировал программу «Don’t Laugh at Me» («Не смей смеяться надо мной»).
Ее пункты - это своеобразное пособие для учителей, родителей, водителей школьных автобусов, работников школьных столовых, которые могут первыми заметить назревающий конфликт между учащимися и попытаться предотвратить его.
Между тем некоторые родители, недовольные мерами, предпринимаемыми школьными властями, все чаще и чаще начинают обращаться в суд, полагая, что только таким способом можно призвать к порядку обидчиков своих детей и заставить администрацию учебного заведения навести в нем порядок.
Из дел, которые получили широкое освещение в СМИ, можно назвать, например, судебный иск Нэнси Алберт, которая решила таким образом защитить честь и достоинство своего сына Кристофера, получившего серьезную травму спины в стенах своего учебного заведения.
«Я считаю, - заявила мать, - что шесть дней отстранения от занятий слишком слабое наказание за насилие по отношению к моему сыну. Я понимаю, вердикт суда может испортить будущее обидчика Кристофера, но, может быть, это послужит уроком для остальных».
Миссис Алберт и ее супруг решили идти таким путем, отдавая себе отчет, в каком непростом положении окажется их сын. Так оно и произошло, многие соученики Кристофера отвернулись от него, видя в нем слабака и ябеду. Может быть они, поступили бы иначе, если бы не их собственные родители.
«Увы, но как наш сын в школе, так и мы с супругом почувствовали отчуждение со стороны других родителей, - рассказала Нэнси на страницах «Вашингтон пост», - они ведь считают, что их дети исключительные и не должны нести ответственность за свои деяния. Разве не понятно, что это рождает безнаказанность...»
Поступок четы Алберт отнюдь не уникален. Обращение в суд с иском на забияк уже не редкость.
В штате Западная Вирджиния родители подали в суд, когда школьные хулиганы отняли у их сына деньги, выданные на обед, и помочились на его одежду.
В Сиэтле другие родители решили обратиться к защите закона, после того как их дочь задира шутки ради столкнул со ступенек автобуса.
Разве они поступили неправильно, решив примерно наказать малолетнего негодяя, ведь девочка могла остаться инвалидом на всю жизнь?
«Может быть, нашему сыну и трудно, но мы не раскаиваемся в том, что сделали, - говорит Нэнси Алберт, - многие нас осуждают, но нам все чаще и чаще звонят родители подростков, которых издевательства соучеников едва ли не довели до самоубийства, которые каждый день идут в школу и как на Голгофу. Разве это нормально?!»