Политика языкового сдвига

Америка
№32 (1163)

Политика языкового сдвига

Администрация президента Дональда Трампа уведомила Департамент юстиции (DOJ) о запрете использования в официально-деловых документах и речах сотрудников термина "undocumented immigrant" (незадокументированный иммигрант). На его место вернётся устаревший термин "illegal alien" (незаконный иностранец).

Данное решение было принято в рамках политики языкового сдвига (Language Shift Policy - LSP) - особой политической стратегии, которая меняет взгляды населения на различные социальные (экономические, культурные, религиозные и т. п.) явления в идеологических интересах действующей власти. С помощью замены, подмены, запрета или легализации некоторых слов можно добиться большего, чем с помощью полноценных законопроектов.

К примеру, обамовский "undocumented immigrant" обозначал всего лишь отсутствие вида на жительство в США. То есть человек является иммигрантом, но вот легализоваться в стране ещё не успел. Он станет иммигрантом с документами в ходе амнистии/реформы или любого другого законного способа остаться в стране.

Трамповский "illegal alien" обозначает "нарушитель иммиграционного законодательства". Следовательно, его нужно арестовать и депортировать из страны в наручниках под бурные аплодисменты консервативной части населения.

Трамп в политике языкового сдвига превзошёл многих своих предшественников. Вполне вероятно, что он даже не замечает, как цинично и нагло подменяет понятия. В частности, конституционная "свобода слова" (freedom of speech) теперь является "лживыми новостями" (fake news). Стоит кому-либо выступить с критикой Трампа в федеральных СМИ, как в него же тут же летит обвинение в "fake news".

То есть официально свободу слова и политические диспуты никто не отменял, однако есть правда, выгодная Трампу, и ложь - позиция оппонентов.

Из других "достижений" трамповской политики языкового сдвига следует отметить похороны термина "изменение климата" (climate change).

СМИ использовали его постоянно. Более того, в период с 2009 по 2016 годы словосочетание было одним из самых популярных в социальных сетях.

Запрет термина помог безболезненно сократить расходы на исследование глобального потепления. Как говорится, нет слова - нет и проблемы. С января 2017 года зелёным не удалось организовать ни одного более-менее масштабного мероприятия в защиту окружающей среды.

Также Белый дом настоятельно рекомендовал всем департаментам и министрам избегать терминов "vulnerable", "entitlement" и "diversity".

Первое подчёркивает уязвимость определённых слоёв общества. Например, нью-йоркские инвалиды-колясочники очень vulnerable, когда речь идёт о входе/выходе в метро. Многие станции не оборудованы специальными лифтами, да и лифты часто не работают.

Второе слово подразумевает законное право на что-либо. Люди entitlement просить помощи у полиции в трудной ситуации, защищать свою собственность, вступать в брак/разводиться и т. п.

Третий термин является синонимом мультикультурализма. Diversity можно использовать по отношению к Большому Яблоку, где проживают люди с разной культурой, традициями и интересами, или, например, для характеристики грин-карт лотереи. Мол, каждый человек на планете имеет небольшие, но всё-таки шансы выиграть вид на жительство в США.

Трамповская LSP пугает лингвистов. Президент либо грубо подменяет понятия, либо размывает их первоначальный смысл, либо наступает на конституционные свободы граждан. Идеологическая составляющая в нынешней LSP отсутствует как таковая. К примеру, Рейган с помощью языковых трюков очень сильно сдвинул Америку вправо, Обама - влево. Трамп же стремится превратить народ в безликую массу, которой можно манипулировать с помощью самой примитивной риторики.

В целом, выбранная LSP‑стратегия вполне понятна. Трамп представляет в Вашингтоне интересы корпораций. Чем глупее будет народ и чем меньше он будет разбираться во внутренней/внешней политике, тем больше денег в свои карманы смогут положить богачи, занимающиеся спекуляцией и ростовщичеством. Именно из таких людей, напомним, состоит окружение Трампа.

Сегодня уже точно можно констатировать, что политика языкового сдвига 45-го президента началась ещё во время предвыборных слоганов America First и Make America Great Again. Эти фразы не подразумевали улучшение жизни населения. Они означали помощь корпорациям, которые в мировом масштабе начинали уступать китайским конкурентам.

Снижение корпоративных налогов, введение новых тарифов, очень слабый доллар (плохо для народа, но хорошо для корпораций), наращивание государственного долга, создание проблем малому бизнесу - в этом и заключаются трамповские "First" и "Great Again". Корпорации делают очень большие деньги, а средний класс получает "зрелища" по телевизору, где Трамп устраивать свои шоу.

С точки зрения народного оболванивания, трамповская LSP‑стратегия - идеальна. Она вызывает исключительно эмоции. Одни американцы президента ненавидят, другие - обожают. Однако только единицы задаются логичными, казалось бы, вопросами: когда лично я почувствую хоть какую-то выгоду от президентства Трампа? Когда меня прекратят пичкать эмоциями? Действительно ли Америка стала безопасной и процветающей страной, где очень легко найти работу, как об этом заявляет Белый дом? Жила ли моя семья при Обаме хуже, чем при Трампе?

Трамповская LSP ставит цель примитивизировать абсолютно всё. В этом она очень схожа с лингвистической программой Большого брата в романе Оруэлла "1984": люди должны меньше думать и анализировать, безоговорочно доверять власти и гордиться страной .

В общем, подобная тактика в истории человечества применялась неоднократно, но никогда и ни к чему хорошему не приводила. 

Вадим Дымарский