И нет у выборов конца...

Земля обетованная
№6 (356)

Как это происходит постоянно в день выборов, в израильском консулате в Нью-Йорке яблоку негде было упасть. Гости и журналисты, среди которых и представители «Русского базара», оккупировали внутренние его помещения, с нетерпением ожидая первых, предварительных итогов. Впрочем, в отличии от прошлых лет никто из нас не надеялся на сенсацию. Опросы за опросом предсказывали победу «Ликуда», и неясно было только одно - насколько велик, будет отрыв партии, возглавляемой Ариэлем Шароном от своего основного конкурента - «Аводы».
И вот они, первые итоги: «Ликуд» лидирует с большим отрывом, его лидеры могут надеяться на 36-37 мандатов (этот прогноз оказался точным. -М.Т.).
Итак, безоговорочная победа Шарона и его одно партийцев?
Если принимать во внимание итоги выборов, то, безусловно, да. Но если посмотреть на ситуацию шире, то перед нами возникает довольно тревожная картина, не способствующая благодушию. Выборы еще раз подтвердили насколько разобщено израильское общество, насколько разъедаемо узкими, групповыми интересами.
До 90-х годов две основные партии страны: «Авода» и «Ликуд» попеременно находясь у власти, могли рассчитывать, вступая в коалицию с другими, мелкими партиями, на твердое парламентское большинство. «Авода» и «Ликуд» имели тогда в 120 местном Кнессете две трети мандатов. А значит, получали возможность проводить тот курс, который они считали наиболее приемлемым для страны. Сегодня же картина совершенно иная. Обе партии занимают в общей сложности меньше половины мест в Кнессете. Неудивительно, что Шарон немедленно призвал Амрама Мицну, главу «Аводы», забыть о разногласиях и создать новую, дееспособную коалицию. Хотя программные установки правых и левых вроде бы не говорят в пользу такого союза. Который, если он все же будет создан, скорее всего, напомнит известных персонажей из басни Крылова.
В этом то и состоит трагизм нынешней ситуации в Израиле. Даже в условиях военного времени нация не способна объединиться вокруг главных, а не второстепенных целей. Взять хотя бы палестинскую интифаду, унесшую жизни 700 израильтян, подорвавшей экономическое благополучие страны. Казалось бы, продолжение палестинского террора должно, по логике вещей, не только усадить в одну лодку левых и правых, но и заставить их грести в одном направлении - в направлении выхода из тупика и попытки достичь либо военной победы, либо мира. Но в том то и дело, что ситуация в сегодняшнем Израиле соответствует лозунгу Льва Троцкого «ни мира, не войны». И ведь бесконечно так продолжаться не может. Или болезнь уже приняла затяжной характер?
«Наше общество находится, позволю себе так выразиться, в коме», - заявил известный израильский писатель Давид Гроссман.
Меткое сравнение...
Йорам Пери, профессор социологии Тель-авивского университета, накануне выборов 28 января попробовал проанализировать расклад сил в израильском обществе, предложив свое видение проблемы. По его мнению, 6,6 миллионный народ Израиля разделен на шесть, образно говоря, «племен» или больших групп.
ПерваЯ – это светские евреи-ашкенази, выходцы из стран Западной, Центральной и Восточной Европы, составляющие большинство традиционной элиты еврейского государства.
ВтораЯ - евреи-сефарды, выходцы из ближневосточных стран, составляющие больше половины населения.
ТретьЯ – более одного миллиона репатриантов из СССР/СНГ, приехавших в Израиль в 90-х годах прошлого начале нынешнего столетия.
ЧетвертаЯ – израильские арабы, численностью в 1,3 млн. человек.
ПЯтаЯ – ультра ортодоксальные евреи.
ШестаЯ - ортодоксальные евреи, считающие главной задачей государства полную аннексию территорий Западного берега и сектора Газа.
По мнению профессора Пери, каждая из этих групп, желая удовлетворения своих узких интересов, стремится голосовать за «свои» партии, отодвигая на второй план общенациональные задачи. Традиционно сложилось, что светские евреи ашкенази голосуют, даже если они не довольны политикой «Аводы», за лейбористов, сефарды, не относящиеся к ультра ортодоксам, поддерживающих ШАС, за «Ликуд».
С определенными оговорками, эта ситуация повторилась и 28 января. Хотя, надо признать, значительная часть левого электората в лице ашкеназов перебежала на этот раз в «Шинуй», никогда ранее не добивавшийся такого громкого успеха на выборах – 15 мандатов. То есть, почти в два раза больше, чем партия имела в Кнессете прошлого созыва.
Успех партии «Шинуй», созданной в свое время на яростной антирелигиозной платформе, может иметь самые серьезные последствия. Глава партии Томи Лапид, узнав о результатах выборов, как бы забыв о том, что он говорил накануне голосования 28 января, поспешил успокоить религиозные круги, что он, если обстановка того потребует, готов войти в коалицию даже если в ней будут находиться министры от партии ШАС. «Я не против религии, как таковой, - заявил он, - но против незаслуженных привилегий, которыми пользуются религиозные слои населения».
Реверанс Лапида никого не может обмануть. Взлет «Шинуй» – это обещание провести реформы своим острием направленные против электората религиозных партий. Если Лапид нарушит свое слово, следующие выборы закончатся для него и его партии крахом. И он это хорошо понимает.
Но тогда возникает ряд вопросов. Кто все-таки составит компанию «Ликуду» в новой коалиции? Как в ней смогут уживаться министры от «Шинуй» и ШАС? Как долго она сможет просуществовать?
За несколько недель до выборов Шарон заявлял, что он не желает образования правительства, состоящего из одних правых министров. Ультраправых Авигдора Либермана он вообще не пожелал видеть в его составе. Но если Мицна не изменит своей позиции, что тогда?
«Премьер, - заявил журналистам один из близких к Шарону людей, попросивший не упоминать его имени, - не желает председательствовать в правительстве, состоящем из одних правых министров. Если это случится, он не исключает новых выборов...»
Не исключает потому, что отлично понимает: сформированный им правый кабинет не сможет долго продержаться у власти. Если с палестинским террором не будет покончено, если экономическое положение еще более ухудшится, маятник общественного мнения может легко качнуться влево. Застыв в таком положении надолго. Именно этими соображениями руководствуется Мицна, не желая разделять с Шароном ответственность за топтание на месте. А именно этим занимался весь последний год Шарон. Силовые методы доказали свою бесполезность, их ревностные сторонники из «Национального союза» сумели получить на выборах всего семь мандатов. О депортациях палестинцев не может быть и речи. В Вашингтоне об этом даже слышать не хотят. Больше того, именно в США не хотели бы видеть рядом с Шароном господ из партии Либермана, доведя это пожелание до его сведения.
Шарон победил, но эта победа не дает ему возможности воспользоваться ее плодами в полной мере. Слишком уж она зыбкая, слишком ненадежная. Вот почему уже сегодня в окружении Шарона заговорили о возможности новых выборов. Все это может показаться каким-то театром абсурда. Но этот абсурд – израильские реалии. И чем все это закончится, не решится предсказать даже самый проницательный политолог. Если он по совместительству не маг-прорицатель...