«Маньяк» снежных трасс

Спорт
№5 (355)

«Он просто маньяк! Он пересек финиш!» - истерично кричал легендарный австрийский горнолыжник Франц Кламмер. От удивления глаза олимпийского чемпиона 1976 года стали круглыми, как два бильярдных шара. Он мотал головой то в одну, то в другую сторону, а потом бросился навстречу спортсмену, только что завершившему дистанцию. Два атлетично сложенных мужчины на мгновение застыли в объятиях. Они что-то говорили другу другу. Но услышать хоть одно ими произнесенное слово было невозможно. Их голоса затонули в буре восторга огромной людской толпы.[!]
Очевидцами такой сцены стали большинство присутствующих на этапе Кубка мира по горнолыжному спорту в швейцарском Адельбодене. Этот волнующий момент стал заключительным аккордом события, которое вызвало небывалый интерес в мире спорта. 15 января на горнолыжную трассу, или, как еще называют этот вид спорта,»Белый цирк», вышел знаменитый австриец Херманн Майер. Вернулся на 676-й день после своего предыдущего официального победного старта и спустя 509 дней после дорожной аварии, которая могла поставить точку в его звездной спортивной карьере. Вернулся неожиданно. Хотя поклонники горных лыж ждали новой встречи со своим кумиром давно. В прошлом году она откладывалась несколько раз: перед Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити, на послеолимпийских этапах Кубка мира, наконец, осенью - с началом нового сезона. Последнюю «отсрочку» в мире горнолыжного спорта восприняли с тревогой. Многие задались вопросом: неужели это конец? Время предполагаемого срока наступило, а от Херманна Майера и его окружения не поступало никаких обнадеживающих новостей. Спортивная общественность, казалось, начала мириться с мыслью, что не сегодня так завтра будет объявлена отставка. Однако совершенно неожиданно накануне стартов в Адельбодене «Херминатор» (так прозвали Майера журналисты и коллеги по спорту) появился на пресс-конференции в олимпийском тренировочном центре сборной Австрии в Обертауэрне, чем буквально ошарашил присутствующих: стало очевидно, что его возвращение готовилось втайне. А сенсационное признание 30-летнего горнолыжника (Херманн отметил юбилей 7 декабря) - «Я всегда верил, что смогу вернуться. И я возвращаюсь. Удивительно то, что это произошло так скоро» - в тот же день облетело весь мир.
Беда, которая едва не обернулась катастрофой и превратила Майера в инвалида, свалилась на голову лидера мирового горнолыжного спорта последнего десятилетия не на снежной трассе, а на автомобильном шоссе. В августе 2001 года двукратный чемпион мира и Олимпийских игр в Нагано, трехкратный обладатель «Большого хрустального глобуса» за победы в общем зачете розыгрышей Кубка мира (в сезоне-2001 он завоевал этот титул в третий раз) Херманн Майер летний отпуск проводил в родных краях и вместе со своим тренером размышлял над планом подготовки к зимней Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, где ему предсказывали триумф. Но во время очередной прогулки на собственном мотоцикле на горной дороге его сбил пожилой автотурист из Германии. Херманна отбросило на несколько метров в кювет. Виновник столкновения, сам будучи горнолыжником-любителем, сразу же узнал пострадавшего и оказал ему первую помощь. Но это не спасло гостя из соседней страны от праведного гнева австрийцев, которые требовали пожизненно запретить тому въезд в Австрию и доступ ко всем горнолыжным курортам в Альпах.
Чуть позже в госпитале медики установили целый букет тяжелейших травм: перелом берцовой кости правой ноги, серьезные ушибы в тазовой области, повреждение нервов в обеих ногах... По первой реакции докторов ситуация была близка к тому, что молодой человек останется без одной ноги и без почки. Более семи часов хирурги «колдовали» над ним в операционной и сделали все возможное, чтобы спасти раздробленную ногу (берцовую кость срастили с помощью титанового стержня) и поврежденный орган.
Спустя три недели Херманну разрешили передвигаться в больничной палате на костылях. Прошло столько же времени, и он приступил к легким тренировкам. А в октябре Майера с ликованием встречали товарищи по сборной в горнолыжном центре. Говорить о лыжах было еще рано. Но Херманн, по его словам, ощущал потребность в близости к знакомой обстановке. Он в основном «убивал» время в тренажерном зале, бассейне, набирал силы и привыкал передвигаться по... снегу без чьей-либо помощи.
«Мне постоянно сопутствовала удача. Я ощущал себя непобедимым человеком, имеющим защитный панцирь. Я был на вершине славы, но то происшествие на дороге вернуло меня к нулевой отметке. Видимо, судьба. Конечно, я мог сказать себе: ты уже много достиг, не стоит мучиться. Но я предпочел начать борьбу на выживание. Я чувствовал, что еще голоден до побед. У меня были большие планы и не хотелось бросать начатое на полпути. Я внушал себе: прояви терпимость и набирай силы. Тогда все станет на свои места», - вспоминает Херманн.
Первый этап реабилитационного периода прошел на редкость быстро и эффективно. Спустя четыре месяца после той ужасной аварии Херманн встал на лыжи. С первой попытки он дважды преодолел небольшое расстояние на ровной трассе. «Задание» Майер выполнил на «отлично»: после финиша пребывал в великолепном настроении и выглядел морально удовлетворенным. Прошло еще три дня, и он совершил первый после операции спуск на своих родных лыжах с... небольшой горки. Для него изготовили специальные ботинки. Правый был снабжен мягкими прокладками. Они уменьшали давление на голень. Однако Херманн с нетерпением ждал, когда ему разрешат надеть обувь из твердых материалов, к которым давно привык. Это могло приблизить его возвращение на большие трассы. «Херманн мечтает выступить на Олимпиаде. Но мы не имеем права форсировать событие в ущерб его здоровью. Всему свое время. Более конкретно смогу говорить в январе», - отвечал личный врач Йоханнс Цейбиг на вопросы журналистов относительно участия Майера на Играх-2002 в Солт-Лейк-Сити.
Херманна так и не увидели на Олимпиаде: он не успел восстановить физические кондиции и набрать спортивную форму. К тому же во время прохождения дистанции на высоких скоростях правую ногу пронзила боль. Опять длительное лечение и утомительное ожидание. Бывали дни, когда у Херманна возникали сомнения - стоит ли возвращаться. Причиной такого пессимизма была не слабость, а боль, которая не отступала порой несколько часов... Вторую попытку вернуться в спорт он предпринял прошлым летом. Майер со сборной страны отправился на сборы в Чили. Сначала все шло хорошо. Но во время одной из тренировочных попыток он упал и повредил правую ногу.
В октябре, когда Херманн в очередной раз травмировал ногу, прогнозы специалистов были самыми пессимистическими. Многие считали, что австриец повержен страхом и от этого комплекса ему уже не избавиться. Однако Майер произнес слова, которые его поклонники желали услышать: «Никакого страха я не испытываю. Наверное, потому, что тот инцидент со мной произошел не на дороге, а на снежном склоне. Иначе моя психология наверняка претерпела бы изменение. Но сейчас я в полном порядке. И думаю только о своем возвращении. Думаю, что оно совсем близко».
Официальное возвращение «Херминатора» состоялось на прошлой неделе в Адельбодене. Специалистов поразило то, что для исторического дня Майер выбрал одну из самых сложных и опасных трасс в мире. Но на такой шаг Херманна побудили две причины. Во-первых, здешняя «дорожка» своими техническими данными очень схожа с трассой во Флахау, где он тренировался вместе с командой в последнее время. Во-вторых, с Адельбоденом его связывают весьма приятные воспоминания - трижды (в 1998, 1999 и 2001 годах) на его склонах Майер побеждал в состязаниях в гигантском слаломе.
«Невероятно. Кто мог подумать, что после того, как ему грозила ампутация ноги, он начнет свое возвращение в спорт в Адельбодене. На такое способны только великие безумцы. Если он завершит дистанцию - это будет главная сансация года», - заявил перед стартом журналистам Франц Кламмер.
Сам Майер весьма скромно расценивал свои шансы: «Не ждите от меня чего-то выдающегося. Буду доволен, если пройду через квалификацию». Квалификационные состязания ведущие международные спортивные телеканалы не транслировали (наверное, были уверены, что Майер пробьется во второй раунд), чем лишили любителей горных лыж исторического зрелища. В слаломе-гиганте Майер показал лишь 31-е время: дистанцию он прошел за 1 минуту 17,61 секунды. До проходного тридцатого места ему не хватило всего 0,06 секунды. Именно на столько опередил его финн Калле Паландер, зацепившийся в итоге за последнюю «путевку» в финальный раунд. Но все 1.17,61, что Майер затратил на прохождение дистанции, вокруг стояла глубокая тишина, которую рассекал шорох лыж мчавшегося вниз по трассе спортсмена. Зрители затаив дыхание, словно зачарованные, следили за спуском Майера (специалисты отметили, что «ворота» он проходил с техническими огрехами)... Но потом все вокруг затонуло в громоподобном взрыве эмоций. Майеру аплодировали все, даже участники этапа.
«Я немного разочарован. Надеялся показать более быстрое время. Признаюсь, что на данный момент трасса для меня оказалась жесткой и тяжелой. Я хотел слишком многого. Но дистанцию я прошел на одном дыхании. Это вселяет надежду, прибавляет уверенность. Я не попал в финал. Однако могу считать участие в Кубке мира своей победой», - заявил Херманн Майер.
Он не преувеличивал, когда говорил о сложности трассы. В этот день она стала непроходимой для лидера общего зачета Кубка мира американца Боде Миллера и занимающего второе место австрийца Стефана Эберхартера.
Точную дату своего следующего старта Майер не назвал. «Это будет зависеть от моих результатов на тренировках», - заметил Херманн.