Замок Фауста или «Малый Константинополь»

Мозаика / Гороскоп от Ирэны
№6 (1033)

Наталья КРОФТС

Бродить, как древнегреческий Одиссей, по самым сказочным закоулкам мира, мне не привыкать. И уж что-что, а Грецию я уже видела: острова, пляжи, древнегреческие руины, милые ресторанчики и ужасно людные Афины.

И вдруг, чуть свернув с проторенного пути, попадаешь в сказку. Вернее, в рыцарский роман, в котором зарвавшийся (завравшийся?) писатель щедрой рукой смешивает разные народы и века.

Итак, юг Пелопоннеса. В двух шагах – город Спарта («Это Спарта!»). А в горах живут славянские племена. Воинственные, надо сказать. И на этой земле появляется государство крестоносцев – Княжество Морея. Говорят в княжестве на французском – не хуже, чем в Париже. Француз Гильом II де Виллардуэн строит крепость на холме – Мистру. Между прочим, стройматериалы эти красавцы таскают с развалин античной Спарты и византийской Лакедемонии. Подытожим: земля древнегреческой Спарты, где, прячась от воинственных славян, французы строят неприступный замок.

Скоро Мистра перешла к Палеологам (родные всё лица!). Город-крепость был так прекрасен, что его прозвали «малым Константинополем». Как приятно было увидеть на одной табличке, объясняющей историю города, цитаты из воспоминаний «Русского туриста XIV века». «Проникновенье наше по планете…»

…Нет, что-то маловато разных народов. Давайте ещё подбавим. В XV веке Мистру завоевал османский султан, а в конце XVII века – армия венецианцев и германских наёмников. Век спустя Мистра перешла к туркам, а в 1768 году крепость ненадолго захватил русский десант капитана Баркова, высаженный экспедицией графа Орлова.

С утра огромный город пуст. Совершенно. Только в руинах одного из домов пасётся ослик. И греются на солнце коты. А когда заходишь в храмы – чувство, что ты попал в декорации «Андрея Рублёва» (после татарского набега).

Впрочем, каждый видит своё. Крепость Мистры стала прообразом замка Фауста в знаменитой трагедии Гёте:

«Была долина столько лет покинута

Меж Спартой с юга и Тайгетом с севера,

Откуда ручейком Эврот спускается

И, в камышах разлившись, лебедей ютит,

Что там обосновалось племя смелое,

Горсть северян, страны полночной выходцы.

Построив замок, в нем они запрятались

И правят краем всем из этой крепости»

(Гёте. «Фауст». 2-я часть, 3-й акт)

А у меня в голове постоянно крутилось «Средь оплывших свечей и вечерних молитв». Особенно там, где город становится крепостью – сразу попадаешь в «Балладу о доблестном рыцаре Айвенго».

Афины? А что Афины? Стоят. Честно говоря, при первых встречах они меня не порадовали – слишком много шумихи-толкотни. Но вот вам секрет. Приезжайте в начале ноября, приходите на Акрополь поздно вечером, в дождичек – и Акрополь достанется вам в единоличное пользование. Пусто, спокойно. В свете фонарей мягко блестит мрамор.

Isrageo.com