Сражаясь за лучшую жизнь...

Культура
№26 (793)

Премьера драмы A Better Life состоялась в Лос-Анджелесе 23 июня. А на следующий день фильм вышел на экраны Америки. Его первоначальное название было заявлено как “Садовник” (The Gardener), но потом оно трансформировалось в “Лучшую жизнь”. А лучшая жизнь – это то, о чем мечтает герой фильма по имени Карлос – нелегал-латинос, живущий со своим сыном-подростком в Лос-Анджелесе под вечным страхом быть депортированным назад, в Мексику.

“Это история о мексиканском иммигранте… очень трудолюбивом парне, жизни которого угрожает опасность”, – объясняет режиссер фильма Крис Вайц.
Тяжелым изнурительным трудом герой пытается отвоевать свое место под солнцем в нелегких условиях чуждой и зачастую враждебной ему среды. И к тому же стремится уберечь сына от подстерегающих его искушений, благо возраст у парня для этого самый подходящий. С одной стороны, их терроризируют эмиграционные службы, а с другой – бандитские группировки, наркоторговцы и прочий уличный сброд, выпадающий в грязный осадок в криминальных пригородах Города Ангелов. Самые обычные житейские проблемы становятся экстремальными для семей нелегалов – в данном случае отца и сына.
Много лет назад Карлосу (Демиан Бишир) удалось, как и большинству латинос, перебраться незаконным путем через границу к богатенькому соседу, и с тех пор он также незаконно живет в стране, не имея ни образования, ни вида на жительство, ни элементарно водительских прав, работая, опять-таки как большинство его соотечественников, поденным рабочим–садовником, ухаживая за чужими лужайками и деревьями.

Его сын Луис родился уже в Америке и в дополнение к гражданству США приобрел типичную для американского подростка отстраненность и замкнутость... есть не слишком литературное, но более точное и ёмкое словечко – “пофигизм”. Его мать, насколько я поняла, давно уже была депортирована в Мексику, и аналогичная угроза продолжает висеть дамокловым мечом над отцом.

Причем парнишка, в исполнении молодого мексиканского актера Хосе Хулиана, производит впечатление положительного, привлекательного, но довольно инертного маменькиного сынка, в данном случае – папенькиного. Зато папа, лихо карабкающийся на пальмы, таскающий тяжелые тачки и связки спиленных веток, мужествен и крепок за троих.

Ему наконец-то удается заработать на подержанный грузовик – воплощение всех его надежд, к тому же с набором садовых инструментов и списком клиентов, нуждающихся в услугах садовника, в придачу. Карлосу уже кажется, что все теперь у них пойдет по-другому.

Путь к собственному бизнесу, а значит и процветанию открыт. Он мечтает выбраться из нищеты и помочь сыну получить достойное образование. Но радость оказывается преждевременной. Грузовик со всем его содержимым угоняют, и отец с сыном снова при пиковом интересе. Оставшуюся часть фильма они будут стремиться вернуть украденное.

“Эта страна – страна мечты, – не теряет надежды Карлос. – Она может быть опасной, жестокой, но здесь я работаю. И я мечтаю о лучшей жизни для своего сына.” Луис задает отцу вопрос: “Папа, зачем я тебе нужен?” “Для того чтобы заботиться о тебе. Для того, чтобы жить, – отвечает Карлос. – Ты для меня самое важное в жизни, сынок. Вот зачем ты мне нужен.” Но враждебная среда не оставляет их в покое – ситуация под конец перерастает в крутой криминал.
Тема, поднятая авторами фильма, вне сомнения, весьма актуальна – и для обоих государств (США и Мексики), и для граждан Америки, и для самих нелегалов – как проблема, от которой каждая из сторон страдает или выигрывает по-своему. Она слишком злободневная и слишком хорошо знакомая жителям Калифорнии и других южных штатов. И жаль, что ее не сумели раскрыть до конца, придать ей не только личностное, но и социальное звучание, облачить в полноценное художественное произведение. Все ситуации в фильме чрезмерно драматизированы и стереотипны, что лишает его убедительности.

Впрочем, мнения и оценки могут и расходиться. В американской печати, например, проскользнуло предположение, что фильм “Лучшая жизнь” с его “непритязательной, но довольно сильной драматической составляющей, актуальной социальной подоплекой и очень убедительной игрой главного героя” вполне может претендовать на “Оскара”. Лично я склонна примкнуть к тем, кто находит фильм скучноватым и резонерским. Что же касается исполнителя главной роли, то он и впрямь личность не простая. 

Демиан Бишир, 47 лет, принадлежит к легендарной (у себя на родине) актерской семье. Его родители - известные в Мексике актеры, и три их сына – Демиан, Одисео и Бруно – продолжили семейную традицию. В Штатах Демиан Бишир, может, и не очень известен, но по ту сторону мексиканской границы он – кинозвезда первой величины с огромным количеством сыгранных ролей (более 60 фильмов).

Родившись в Мехико, он начал сниматься с 14 лет в мексиканских мыльных операх. Повзрослев, перешел на телефильмы и телесериалы, но уже совместного производства – Мексики, Испании и США. В 1999 сыграл главного героя в комедии “Sexo, pudor y lаgrimas”. Фильм побил все рекорды, 3 года оставаясь самым кассовым в истории мексиканского кино. Пик популярности актера пришелся на участие в американском телесериале Weeds (“Косяки” или “Дурман”), состоящем из 6 сезонов (66 серий), – с 2005 по 2010 год. В этой долгоиграющей комедии, основанной на черном юморе, Демиан Бишир сыграл коррумпированного мэра Тихуаны в 4, 5 и 6 сезонах. Демонстрация сериала по Showtime в США привлекла самую большую аудиторию за всю историю телеканала. 

Дебютом в Голливуде для Бишира стал фильм-дилогия “Че (Che). Аргентинец”  Стивена Содерберга, где он воплотил на экране самого Фиделя Кастро. Обе части “Че” были сняты в 2008 году совместными усилиями США, Франции и Испании. Фильм посвящен “символу революционной романтики”, “кумиру бунтующего духа молодежи многих поколений”, Эрнесто Геваре – команданте Че Геваре, врачу-кардиологу из Аргентины, примкнувшему в 1956 году к кубинским повстанцам, лидером которых, как известно, и был Фидель Кастро.

Затем были два фильма в 2010-м – “Взлетная полоса” и “Идальго”. И вот теперь – главная роль в “Лучшей жизни” по приглашению Криса Вайца.
Крис Вайц, надо заметить, как режиссер, личность довольно странная. При каждом удобном случае он пытается показать, что тяготится избранной профессией, заявляя, что уходит из кинематографа и что фильм, над которым он в данный момент работает, скорее всего станет для него последним.
Продуктивным режиссером Вайца не назовешь. Начав пробовать себя на данной стезе в 1999 – с “Американского пирога”, он в 2001 выпустил второй фильм, “Обратно на Землю”, в 2002 – третий, “Мой мальчик”, в 2007 – “Золотой компас” и в 2009 “Сумерки. Сага. Новолуние”.

“Золотой компас” был снят по фантастической сказке Филипа Пулмана, который, как только зашла речь об экранизации, заявил, что видит в роли прекрасной и зловещей миссис Колтер – этакого американского варианта Снежной королевы –Николь Кидман, и никого кроме нее. И Николь авторскую мечту осуществила.
Кстати, любопытная и печальная тут приключилась история. Фильм с огромным бюджетом в $180 млн собрал в прокате $372 млн. Успех это или провал? Рассчитывая большую часть прибыли получить в Штатах и не особо надеясь на успех за рубежом, New Line Cinema, компания-производитель, продала права на прокат за пределами США двум десяткам различных компаний. И просчиталась. В США фильм собрал $70 млн, а в других странах – $302 млн, став, в частности, лидером проката в России. В результате New Line Cinema перестала существовать (ее поглотила Warner Bros).

Вайц очень болезненно переживал случившееся: “Мне хотелось, чтобы фильм стал моим шедевром. Хотелось, чтобы “Золотой компас” стал фильмом, который говорил бы твоим сверстникам, что ты перестал быть подмастерьем и превратился в настоящего мастера... Мне до сих пор кажется, что я учусь. Это утомляет. Всякий раз, когда я снимаю фильм, думаю, что делаю это в последний раз”. 

Но после “Золотого компаса” с Николь Кидман последовало “Новолуние” с Робертом Паттинсоном, и жизнь снова улыбнулась “подмастерью”, на сей раз глазами зеленой части человечества (в плане возраста, а не Greenpeace). При бюджете 50 млн фильм собрал в прокате 710 млн.

Сняв одну часть сиквела – “Сумерки. Сага. Новолуние”, Вайц автоматически оказался в числе фаворитов подростков разных стран, помешавшихся на вампирской саге и ее героях, а заодно и всех тех, кто им данный “деликатес” преподнес. Отныне он не просто режиссер, а “режиссер Новолуния”, как бы взявший на себя молчаливое обязательство держать марку и впредь не разочаровывать свою аудиторию, ревниво наблюдающую за следующими шагами “сумеречных” производителей.   

Узнав, что с “вампира” Роберта Паттинсона, его возлюбленной Кристен Стюарт и “оборотня” Тейлора Лотнера режиссер “Новолуния” осмелился переключиться на обыкновенного работягу, да к тому же латиноса, сосредоточившись на мексиканских страданиях и проблемах, фанаты были шибко разочарованы, и Вайцу пришлось в “инете” оправдываться и даже откровенно заискивать перед ними, что не делает ему чести.

“Давайте начистоту: в фильме нет ни одного вампира, оборотня или несчастной любви, – пишет он. – Карлос – настоящий мачо, но у него нет такого накачанного тела, как у Джейкоба (оборотня), – Демиан Бишир играет просто удивительного отца... Но если какой-либо “сумеречный” поклонник, посмотрев “Новолуние”, решил, что кино, сделанное мной и моей командой, удалось, возможно, ему будет интересно увидеть другой фильм, в котором присутствуют довольно напряженные чувства и которое способно вызвать огромный эмоциональный шок.”

Доказывая, что его новый фильм и без вампиров и оборотней будет не менее трогательным, романтичным и интересным, Вайц выражает уверенность, что фанатам саги непременно стоит его посмотреть. Еще бы не стоило. Ведь если хотя бы половина из них посетит “Лучшую жизнь” Криса Вайца, не только окупаемость, но и солидная прибыль фильму гарантирована. Хотя, думается, она в любом случае гарантирована – за счет латиноамериканского зрителя. Но Вайц все же основную ставку делает на подростков. В качестве приманки в трейлере к фильму очень крупными буквами значится: “От создателя фильма “Сумерки. Сага. Новолуние”, причем даже фамилия режиссера не указывается.

И не случайно на премьере “Лучшей жизни” в Лос-Анджелесе присутствовали герои “Сумерек” – Кристен Стюарт и Тейлор Лотнер (Роберт Паттинсон в это время был на съемках “Космополиса” в Канаде), пришедшие поддержать своего режиссера и свою кинокомпанию. (И “Сумерки”, и “Лучшую жизнь” снимали на студии Summit.) Если вы захотите узнать какую-то информацию о премьере “Лучшей жизни” через интернет, то, включив поиск, получите бесконечную вереницу фотографий “сумеречных звезд”, побывавших на ней, но не имеющих к фильму никакого отношения. И кроме них больше ничего.
Когда Вайца для того или иного периодического издания спрашивают про Better Life, он отвечает примерно так: “С одной стороны, это очень небольшая и личная история, но подтекст у неё очень серьёзный. – И непременно добавит: – Давно искал фильм, который станет моим последним, и “Садовник” в этом плане именно то, что надо. Прекрасная история”.

Определенно он чем-то напоминает сказочного короля из “Золушки” – в исполнении душки Эраста Гарина, который чуть что срывал с головы корону и
капризным голосом сообщал, что уходит из королевства, но потом никуда не уходил. 

На вопрос, чем он собирается заняться после ухода из кино, Вайц сообщает: “Это может показаться смешным, но я хочу стать хорошим сёрфером. Хочется выучить испанский язык, попутешествовать, пожить в Италии, изучать кунг-фу... Знаете, снимать кино, может, и здорово, но уж очень муторно”.
Закругляясь, нельзя не упомянуть о музыке к фильму. Вернее о ее создателе – популярнейшем и необычайно плодовитом французском композиторе Александре Депла (Alexandre Desplat), произведения которого с удовольствием исполняют Лондонский и Мюнхенский симфонические оркестры, Лондонская Королевская филармония. Диапазон предпочтений композитора необычайно широк – от классической музыки до авангардной.

 Половину своей жизни (а ему нет еще и 50) он пишет музыку к фильмам, и их на его счету уже 115. На сегодняшний день это один из самых востребованных и желанных (для кинематографистов) композиторов мира. Александр Депла – лауреат как минимум трех десятков премий и наград за лучшие саундтреки, среди которых три “Оскара” (“Загадочная история Бенджамина Баттона”, “Королева” и “Король говорит!”) и четыре Золотых глобуса. Обладая привлекательной внешностью и хорошим голосом, Депла не прочь иногда сам сняться в кино и исполнить собственные песни – дуэтом со звездами Голливуда.
Из последних работ талантливого француза можно упомянуть саундтреки к фильмам: “Гарри Поттер и Дары Смерти”: часть 1 и 2; “Ларго Винч”, “Заговор в Бирме”; “Древо жизни”; “Призрак” и “Сумерки. Сага. Новолуние”. А теперь вот к этому списку добавилась и “Лучшая жизнь”.

Кстати, Крис Вайц, видимо, не слишком рассчитывая на успех, снова продал права на прокат фильма за рубежом. Вряд ли это обанкротит Summit (по примеру New Line Cinema), слишком хорошо заработавший на сиквеле “Сумерки”, но по карману самого Вайца ударить может – есть сведения, что в производство фильма он вложил часть собственных денег.