Операция “Несокрушимый утес”, или эхо прошедшей войны...

В мире
№29 (1004)
Год назад, в ходе операции “Несокрушимый утес”, на Израиль обрушился настоящий ракетный дождь, и под ударом оказались десятки населенных пунктов страны. Каким образом это сказалось на их жителях, в первую очередь, детях? Какие уроки были извлечены из произошедшего специалистами Службы тыла и психологами страны? Готовы ли мы выстоять в новой войне?
 
Петр Люкимсон
 
Клинический психолог Ятом Даган, работающий с организацией НАТАЛ, поддерживающей лиц, получивших психологическую травму в результате событий общенационального значения, не спешит с ответом на эти вопросы.
 
- Количество лиц, переживших в ходе боевых действий психологическую травму и оказавшихся в состоянии посттравматического синдрома, во многом определяется общим психологическим состоянием общества, а оно зависит от исхода войны. К примеру, во время Шестидневной войны большинству находившихся в тылу израильтян казалось, что боевые действия идут где-то далеко, они себя с ними не связывали, а победа в той войне привела к состоянию общественной эйфории, и потому число случаев посттравматического синдрома было невелико. А вот ход Войны Судного дня многих поверг в шок, у людей появилось ощущение, что они живут в государстве, которое может в любой момент погибнуть, и, соответственно, количество случаев посттравматического синдрома резко увеличилось не только среди военнослужащих, но и среди мирных жителей. 
 
Однако кардинальным образом, по словам Дагана, картина изменилась в 2006 году, во Второй ливанской войне, когда стерлась граница между тылом и фронтом и ракеты стали падать на города и веси, жители которых до того даже представить себе такое не могли. Понятно, что взрывы ракет в двух шагах от жилых домов, вой сирены, телевизионные сообщения об убитых и раненых весьма негативно действовали на психику людей, в первую очередь, детей и подростков. То же самое произошло во время операции “Несокрушимый утес”, когда воздушная тревога то и дело звучала не только в Сдероте, но и в Ашкелоне, Беэр-Шеве, Ашдоде, Явне, Ришон-ле-Ционе, Холоне, Тель-Авиве... И все это на фоне сообщений о гибели наших ребят в Газе! Причем если раньше взрослые могли скрыть от детей какую-то информацию, то теперь, в эпоху Интернета и других новых технологий, это стало невозможно.
 
- Главный вывод, который мы сделали за последние годы, заключается в том, что, во-первых, не надо ждать, когда боевые действия закончатся, и уже после этого заниматься теми, кто получил психологическую травму. Действовать необходимо в режиме онлайн. А во-вторых, можно и нужно заниматься профилактикой психологических травм и посттравматического синдрома, - говорит Ятом Даган.
 
Первое из его утверждений звучит вполне логично. Автор этих строк год назад подготовил для “НН” репортаж о работе психологов НАТАЛа в различных городах страны и на “горячей” телефонной линии. Но вот второе заключение психолога выглядит спорным: все-таки посттравматический синдром - не ангина, чтобы можно было заниматься его профилактикой!
Но Ятом Даган убежден в своей правоте. По его мнению, уже сейчас следует готовить население страны, том числе и детей, к тому, что следующее военное противостояние может затронуть различные районы страны. Он считает, что если люди будут готовы к опасности, если они будут знакомы с простыми психологическими техниками, помогающими взять себя в руки и снизить ощущение страха, то и количество пострадавших от психологического шока уменьшится.
 
О том, какая доля населения получила психологическую травму в период операции “Несокрушимый утес”, пока неизвестно. Но глава психотерапевтического центра “Шай” проф. Даниэла Кремер-Мор говорит, что, согласно исследованиям, проведенным американскими специалистами в районах межнациональных конфликтов, 8% мирного населения в этих районах страдают от посттравматического синдрома и нуждаются в психологической помощи, от 10 до 15% получили относительно легкие психологические травмы, последствия которых со временем могут пройти сами собой. По мнению проф. Кремер-Мор, нет никаких оснований полагать, что в израильских городах, подвергавшихся особенно массированным ракетным обстрелам, эти цифры будут другими.
 
На вопрос о том, делается ли в Израиле достаточно для того чтобы помочь всем, кто получил психологическую травму в период боевых действий, однозначного ответа ни у кого нет. С одной стороны, все специалисты отмечают: хотелось бы, чтобы было сделано больше, в первую очередь, в том смысле, что психологи должны заниматься не только тяжелыми, но и легкими случаями посттравматического синдрома, которые могут сопровождать людей на протяжении многих лет. С другой, они же признают, что уровень оказания помощи людям с посттравматическим синдромом в нашей стране является самым высоким в мире, и израильский опыт, накопленный в этой области, имеет поистине мировое значение. Центры, оказывающие психологическую помощь детям, пережившим шок в период боевых действий, есть во всех районах страны, причем особенно интенсивно они действуют на юге, в районах, граничащих с сектором Газы. В ближайшее время отдел психологической помощи минздрава начнет реализовывать на севере страны проект МАХАР, в рамках которого старшеклассники будут осваивать приемы оказания первой психологической помощи тем, кто впал в шоковое состояние в результате ракетного обстрела. Это к слову о профилактике посттравматического синдрома.
 
Конечно, очень хочется, чтобы эти уроки нашим юношам и девушкам не понадобилось. Но давайте не будем себя обманывать - Израиль должен быть готов к следующему противостоянию с врагом, и в этом противостоянии все будет зависеть не только от мужества наших солдат, но и от стойкости тыла, в том числе и психологической. Иного выхода, кроме как выстоять и не поддаться панике, у нас попросту нет.
     
“Новости недели”