Спрятав воду под шарами...

Америка
№17 (732)

На искусственном водоеме Лос-Анджелеса, с романтическим названием Айвэнго, расположенном между восточным Голливудом и даунтауном, в один прекрасный день появилось странное покрытие, наводящее на мысль об очередной инсталляции очередного оригинала от искусства, в стиле модерн. Тем более что процесс перевоплощения водоема, занявший от силы полчаса, был весьма впечатляющим. На “бесплатное представление” собрались все заинтересованные жители окрестных кварталов. Заинтересованные в первую очередь потому, что водоем обеспечивает их (а это 600 тысяч местных горожан) чистой водой.
К озеру подвезли на машинах около двух сотен огромных полотняных мешков белого цвета и выложили их вдоль бетонной кромки. Под веселый смех и поощрительное улюлюканье мешки все одновременно перевернули, и из них, подпрыгивая и сталкиваясь, посыпались по наклонной плоскости довольно крупные черные шарики – сотни, тысячи, десятки и сотни тысяч. Пластмассовые и полые внутри, они оставались на поверхности воды, сбиваясь друг с другом и образуя быстро разрастающийся покров наподобие нефтяного пятна. Заполнившись целиком, еще полчаса назад голубой и искристый водоем стал похож на гигантскую банку с черной икрой. 
Возникает вполне закономерный вопрос: кому и зачем такое понадобилось? На забаву вроде бы непохоже, да и удовольствие “just for fan” слишком дорогое. Цена одной “икринки” 34 цента, а на покрытие Айвэнго – совсем небольшого водоема, площадью 10 акров и объёмом 220 тыс куб. м, их требуется до 3 миллионов штук (из расчета 116 шаров на один квадратный метр). Произведя несложную арифметику, легко получить общую стоимость – свыше 1 миллиона долларов. Причем после Айвэнго на очереди были еще два соседних озера, более крупных – Elysian и Silver.
Дело в том, что с этими искусственными озерами случилась беда – биологи из LADWP (Департамента Лос-Анджелеса по водо- и энергоснабжению) зафиксировали в них повышенный уровень концентрации канцерогенных соединений. Опасный синтез начался в результате регулярной дезинфекции водоемов хлором. Трех компонентов - хлора, природных бромидов, присутствующих в грунтовых водах, и солнечного света - оказалось достаточно, чтобы образовался вредоносный бромид.
Поначалу Департамент охраны вод планировал опустошить водоемы, спустив всю воду в подземные пустоты, что находятся рядом с городским кладбищем Forest Lawn, и хорошенько вычистить их дно. Затем появилась другая идея. Чтобы солнечные лучи не проникали в воду и не способствовали дальнейшему развитию химических процессов, ученые-биологи предложили чисто американский – “косметический” способ: изолировать поверхность воды от солнечных лучей. Вносились предложения закрыть воду щитами, навесами или сетками, но они были отвергнуты как дорогостоящие и неэффективные, к тому же создающие дополнительные проблемы. Любое жесткое покрытие полностью лишает контакта с водой и к тому же быстро выходит из строя. И под конец остановились на довольно странном и оригинальном варианте, вызывающем у окружающих не только веселое любопытство, но и недоумение, – на пластмассовых шариках.
Что же это за магические шарики, способные абсорбировать вредные примеси из воды?! Как оказалось, ничего они не абсорбируют, а лишь выполняют роль “покрывала”, но не жесткого, а гибкого и подвижного. Они создают сплошной покров, которому не страшны перепады уровня воды – покров поднимается и опускается вместе с ним. Они пластично повторяют рельеф волнообразно струящейся поверхности, а если возникает, скажем, необходимость чистить дно, шарики не препятствуют продвижению рабочей баржи с насосами.
Эти 10-сантиметровые полимерные шарики весом грамм 40 каждый известны как Bird Ball – “Птичьи шары”. Птичьими их называют не случайно, и Айвэнго не первый водоем, на котором было испытано данное новшество. Шариковым заслоном начали накрывать водоемы и болота вблизи аэропортов, чтобы птицы, становящиеся порой причиной авиакатастроф, облетали их, а заодно и взлетно-посадочные полосы стороной. Причем птицы не садятся на закрытый таким способом водоем потому, что с воздуха не воспринимают его как воду, они его просто не видят.
А еще покрытие из шаров используют, когда от избытка солнечного света и кислорода в озере “зацветает” вода, затягиваясь водорослями и тиной, или, как в случае с Айвэнго, начинается опасный для жизни человека и обитателей водоемов синтез.
Компания-производитель, Orange Products из Пенсильвании, уверяет, что их пластиковые шары обладают рядом существенных преимуществ перед любым другим вынужденным покрытием. Они не боятся зноя до 80 градусов по Цельсию, не боятся морозов, не портятся от солнечных лучей и погодных перепадов, они снижают температуру воды в жару и сохраняют ее тепло в холода, уменьшают испарение воды с поверхности. Их не сдувает и не сбивает в кучу легкий ветер. Если же поверхность пруда подвергается воздействию шквальных ветров, компания предлагает шары, заполненные водой весом до 120 г.
Масса плюсов и достоинств, не правда ли, кроме одного, как представляется, весьма существенного. А именно – от такого покрытия водоем перестает быть водоемом, теряет свой вид и прелесть, превращаясь в нечто среднее между водой и сушей. Но тогда зачем вообще нужна этакая пластмассовая трясина-ловушка, в которую вполне может по ошибке угодить ребенок или животное. Да и кому понравится жить рядом с озером, закрытым черными шарами. А такое покрытие планируется оставлять как минимум на 3-5 лет.
Можно считать, что ответ на этот вопрос дал присутствовавший на мероприятии “зашаривания” Айвэнго член городского совета Том Лабондж. Самолично бросив в воду три первых шарика, он жизнерадостно выкрикнул: “За качество воды для всего Лос-Анджелеса!”