Ида Басавина: Художественную литературу может переводить только писатель

Литературная гостиная
№23 (946)

Ида Басавина – переводчик книг  «Богач, бедняк», «Хлеб по водам»  Ирвина Шоу,  «Челюсти» Питера Бенчли, «Леденящий ветер», «Сокровища Рейха»  Томаса Гиффорда, «Принц центрального парка» Эвана Роудза,  «Молодые дикари» Эвана Хантера

- Известно, что поэтами и писателями рождаются. А как становятся литературными переводчиками?

- На мой взгляд, литературных переводчиков, как таковых, не существует. Есть просто переводчики, те, кто занимается переводом различного рода статей и книг узкого профиля. Например, по медицине, химии, физике и т. д. Для этого человек должен знать язык, с которого переводит, и предмет, о чем переводит. Художественную литературу может переводить только писатель, поскольку он не просто переводит, а, фактически, все переписывает заново на  своем языке. Создает образы, характеры, подбирает лексику для каждого персонажа и так далее. Даже очень образованный человек, великолепно знающий чужой язык, но не имеющий способностей или таланта писателя, не сможет этого сделать. Он может просто грамотно изложить его на своем языке. Но это уже не будет художественным произведением.  Так что, отвечая на Ваш вопрос, как становятся литературными переводчиками, могу сказать: надо родиться писателем или поэтом и знать язык, с которого переводишь, и только.

- Русская школа перевода начала формироваться в 19 веке, благодаря Карамзину и Жуковскому, которого Пушкин называл «Гением перевода». Советская переводческая школа также славилась своими переводчиками, в числе которых были Пастернак, Ахматова, Маршак. А что вы скажете о современных переводчиках?

- Этот вопрос, подтверждает то, о чем  я только что говорила. Кто были Карамзин и Жуковский в 19 веке, кто в 20-м: Пастернак, Ахматова, Маршак? Это в литературе, как говорится, люди от Бога. Они родились писателями и поэтами, и им не надо было «становиться» литературными переводчиками. Слово «школа» для меня тоже непонятное в данном случае. В школе чему-то учатся. Но научить писать невозможно, а, следовательно, и научить переводить тоже невозможно. Я имею в виду художественную литературу.

Что касается второй части Вашего вопроса, то есть о современных «литературных переводчиках», здесь можно сказать то же самое. Переводы, написанные людьми с талантом писателя, - это одно. К сожалению, ряд переводов художественной литературы в наше время делают многие, не имея дара писателя. Считают, достаточно знать другой язык, и ты уже можешь переводить. Это не так. 

 - Литературный перевод в Советском Союзе был чуть ли не единственно возможным для читателя способом узнать о жизни за рубежом. Насколько достоверный перевод давали переводчики?

 - Не могу говорить за других, но что касается меня, я в своих работах ни разу ничего не изменила и не добавила.

- Чем вы руководствовались при выборе книг для перевода?

- Надо сказать, я никогда над этим не задумывалась. Конечно, я не стала бы переводить фантастику. Это не мое. В основном меня привлекают социально-психологические вещи. Я просто читала произведение в оригинале, и, если оно  захватывало меня, начинала работать. Уже читая, я вижу образы, характеры, знаю, как это можно сделать, и даже знаю, что могу донести их до читателя. Как это происходит, объяснить не могу. Просто какое-то шестое чувство.

- Взявшись за перевод книги «Челюсти» мало известного тогда Питера Бенчли, могли ли вы предположить, что этот роман станет всемирно известным после экранизации Стивеном Спилбергом?

- Во-первых, начиная работать, я никогда не смотрю, имеет ли эта книга успех или нет. И тем более не думаю, будет ли она иметь успех. «Челюсти» были напечатаны за много лет до того, как я начала их переводить.   Вскоре после этого вышел фильм. В то время я жила в Нью-Йорке, где посмотрела этот фильм. Он не произвел на меня  большого впечатления. Конечно,  хорошо сделан, захватывает, но по содержанию мало чем отличался от других фильмов ужаса. Гораздо позже, живя в Женеве, я нашла в магазине подержанной книги «Челюсти». Купила ее только потому, что просто нечего было читать, прочитав же,  поняла, что книга не просто об ужасах, а очень серьезное социально-психологическое произведение. Даже само название «Челюсти» несет в себе большую смысловую нагрузку. Конечно, можно было образно назвать так и акулу. Но множественное число? «Челюсти». Из книги ясно, что автор имел в виду не  только акулу–людоеда, но  и других акул, живущих на суше. Тех, кто из-за наживы не закрыл пляж, и по их вине увеличилось число жертв. 

В России любят читать, пожалуй, больше, чем здесь, и там сейчас имя Питера Бенчли более широко известно именно по книге, а не по фильму.

- Какую из переведенных книг Вы любите больше всего?

- Больше всего я люблю мало кому известный роман «Принц Центрального парка» Эвана Роудза. Это одна из моих самых ранних работ. Она печаталась в журнале в Новосибирске, и даже не выходила книгой. Этот роман о мальчике 11 лет, сироте, которого ради денежного пособия взяла на воспитание проститутка. Дело происходит в Нью-Йорке. В силу жизненных ситуаций мальчик сбегает в Центральный парк, и какое-то время живет там один, борясь за выживание. Книга трагическая. В конечном счете Джей-Джей, так зовут мальчика, чуть не погибает от рук наркомана. Это история как бы о маленьком Робинзоне Крузо в самом центре огромного города. Самое главное - эта книга очень трогательная, очень серьезная, очень поучительная, и с одинаковым интересом читается как детьми, так и взрослыми.

После журнального варианта я не предлагала книгу никакому издательству, но, думаю это сделать. Мне хочется, чтобы роман был напечатан отдельной книгой,  и люди могли ее почитать. Почти уверена, многие получат большое удовольствие.

- Пожалуйста, несколько слов о себе.

- Ида Басавина - мой литературный псевдоним. Я родилась в небольшом городке недалеко от Ленинграда. Школу окончила в Москве. Занималась в балетной школе при Большом театре. После школы поступила в театральное училище и играла на большой сцене. Затем окончила Московский Государственный институт иностранных языков, а после этого - Литературный Институт им. А.М. Горького. Писала рассказы, а позднее стала переводить произведения американских писателей.

Много лет жила в Нью-Йорке - в связи с работой мужа в Организации Объединенных Наций, затем - в Швейцарии,  путешествовала по всему миру. Сейчас - полгода живу в Москве, полгода - в США (Беверли, штат Массачусетс).

Беседовала Евгения Народицкая

Вестник Род-Айленда