Земля обетованная

Земля обетованная
№38 (334)

Экономическая ситуация в Израиле очень сложная: темпы развития производства замедлились, туризм в упадке, безработица остается на высоком уровне, составляя 10,6 процента. Казалось бы, не время проводить широкомасштабные реформы в социальной сфере, урезая пособия местным вэлферщикам и безработным, лишая их различных льгот, положенных малоимущим. Но Шарон и его экономические советники думают иначе, дав понять, что сокращение расходов в размере 8,7 млрд. шекелей будет произведено в первую очередь за счет клиентов государственной казны.[!]

«Наша цель, - заявил глава правительства, - чтобы люди шли работать, а не сидели дома».
- Задача благородная. Одно неясно - куда смогут трудоустроиться 156 тысяч израильских вэлферщиков и 270 тысяч безработных в условиях продолжающей ухудшаться экономической конъюнктуры и жесткой конкуренции со стороны иностранных рабочих? Это загадка не только для меня, но и для многих экспертов в Израиле.
«У этих людей нет своего лобби, которое могло бы отстаивать их интересы в верхних эшелонах власти, - возмущается на страницах «Джерузалем пост» Барбара Свирски, директор Adva Center, организации, помогающей малоимущим и безработным. Попробуй тронь богатых, хлопот не оберешься, зато с бедняками проблем не будет».
Конечно, это не совсем так, что видно на примере принятия бюджетного плана в Кнессете. Далеко не ясно, будет ли он вообще принят и не станут ли бюджетные разногласия прологом внеочередных выборов.
Безусловно, вэлферная проблема возникла не на пустом месте и реформы израильской системы социального вспомоществования в том или ином виде необходимы. В 1990 году National Insurance Institute (NII), ведомство, выплачивающее социальные пособия, имело на своем балансе 32 тысячи вэлферщиков, сегодня – в пять раз больше. Только за последние 2 года бюджетные расходы на их содержание выросли до 3,5 млрд. шекелей.
Каков выход? В Израиле решили взять на вооружение американский («висконсинский») вариант вэлферной реформы, которую применил, и довольно эффективно, губернатор штата Висконсин Томми Томпсон, являющийся министром здравоохранения и социального обеспечения в администрации президента Буша. Вариант заключался в создании условий для перевода людей с вэлфера на работу путем сокращения размеров пособия, привлечения клиентов государства к отработкам, обучения малоимущих тем или иным профессиям, получению ими диплома об окончании средней школы. Висконсинский вариант был затем повторен во всех 50 американских штатах и лег в основу закона о реформе вэлфера от 1996 года.
В Израиле попытались пересадить на местную почву детище Томми Томпсона три года назад. Разработкой реформы занялся бывший глава National Insurance institute Йоси Тамир в 1999 году. Cпустя год он подготовил отчет своей комиссии, который и был утвержден правительством Шарона нынешним летом. К 2004 году израильские социальные службы должны перейти на новые методы работы.
«Но это – в идеале, - считает Тамир, - сейчас у нас в стране сложились далеко не самые благоприятные условия для реализации наших разработок. Да, подобные планы были успешно осуществлены на практике в США и ряде стран Западной Европы, но ведь они находились в несравнимо лучшей экономической ситуации. Экономика была на подъеме, занятость высокая. У нас всего этого нет. Конечно, не стоит сидеть сложа руки, но все шаги должны быть постепенными, выверенными, кавалерийский наскок здесь явно неуместен».
Справедливости ради заметим, что вэлферное пособие (около 3 тысяч шекелей) вкупе с различными льготами почти сравнимо с невысокой зарплатой работающего израильтянина, на содержании которого находятся жена и двое детей, – 6 тысяч против 5174 шекелей. Вот Министерство финансов, с подачи Шарона, и решило начать с льгот, которыми пользовались малоимущие. А как же с трудоустройством? На этот более чем резонный вопрос чиновники отвечают, демонстрируя завидное чувство юмора: нельзя же делать два дела одновременно.
«Это чушь, глупость, - возмущается Тамир. - Сокращать бенефиты без помощи в трудоустройстве, субсидирования программ по переквалификации - значит ничего не делать для создания стимулов работать, а не надеяться на государство. Одна часть плана не работает без другой».
В плане реформаторов как раз записано сохранение льгот на определенное время плюс обязательный минимум заработной платы. Оно и понятно. Но критики нынешней политики Шарона в социальной области, возмущаются, как можно стремиться работать за гроши, получая доход даже меньший, чем вэлфер. Как же семьи-то кормить?
Но вопрос этот риторический. Попробуйте еще найти даже такую низкооплачиваемую работу в нынешних условиях сокращения производства и застоя в туризме. Выше мы приводили цифру незанятых в Израиле – 270 тысяч, а вот иностранных рабочих, т.н. гастарбайтеров, – 300 тысяч. Если учесть, что новых рабочих мест почти не создается, а работодатель стремится найти свободные руки подешевле и находит их в лице гастарбайтеров, то у израильских вэлферщиков и теоретически, и практически шансов получить место нет. Ведь конкуренты-иностранцы (большая их часть – нелегалы) готовы работать на самых невыгодных, с точки зрения граждан еврейского государства, условиях. Многие секторы израильской экономики, указывает «Джерузалем пост», например, строительство, сельское хозяйство и другие, фактически закрыты для местных работников. Владельцам «свои» не нужны, если можно платить чуть ли не в половину меньше «чужим».
Шарон этого не знает? Знает, конечно. Именно этим продиктовано его распоряжение полиции: ужесточить меры против нелегалов, выискивать и высылать их из страны. Но ведь спущенная правоохранительным органам цифра в 25 тысяч человек, что тоже немало, составляет в то же время менее 10 процентов всех иностранцев. Остальные же как работали, так и будут работать. «Своих» неквалифицированных израильские бизнесмены как брали, так и будут брать в последнюю очередь. Как же в этих условиях проводить «план Тамира»?
Честно говоря, трудно понять и самого Шарона, правая рука которого не знает, что делает левая. То он отдает приказ «ловить и депортировать» нелегалов, то, уступая давлению строительных подрядчиков и сельскохозяйственного сектора, разрешает прибыть в страну на работу 6 тысячам иностранцев. Нужны ли они израильскому рынку труда, г-н премьер, если свои сидят без работы?
«Вместо того чтобы отбить охоту у израильских бизнесменов нанимать гастарбайтеров, - возмущается Тамир, - премьер-министр поступает с точностью наоборот. Присутствие иностранцев надо сокращать, а не увеличивать».
Не менее абсурдным представляются и планы правительства в отношении безработных. Вроде бы не самое лучшее время урезать их пособие, но именно так оно намеренно поступить вкупе с ужесточением требований к его предоставлению. Даже те, кто пройдет все эти рогатки, будут вынуждены три раза в неделю (!) вместо одного, являться к своему социальному работнику, дабы тот удостоверился, что подопечный не подрабатывает на стороне.
Было бы куда лучше, говорят критики этой меры, вообще отменить еженедельные визиты в Employment Service, служащие которого и так практически не занимаются подопечными. По данным офиса Государственного контролера, свидания длятся не более 2 минут, а процент трудоустроенных не превышает 4 процентов. Что вообще выходит за рамки разумного, так это сознательное сокрытие клерками ведомства от безработных факта функционирования курсов переквалификации при Министерстве труда. Если верить журналистам, эту информацию из них пришлось тянуть чуть ли не клещами. Вот такая помощь нуждающимся в ней...
Шарон, считает Тамир, совершает серьезную ошибку, взяв курс на сокращение материальной помощи малоимущим и безработным. Сейчас не время идти на это, говорит он, работы нет, зачем же своими же руками загонят людей в болото нищеты, создавать условия для роста преступности.
«Если премьер хочет сэкономить государственной казне за счет вэлферщиков миллиарды шекелей, - упрекает Шарона Тамир, - то он действительно может сделать это. Но действуя на перспективу, а, не руководствуясь сиюминутной выгодой. К сожалению, все, что он намерен предпринять, не имеет никакого отношения к реальной реформе вэлфера, к изменению иждивенческой идеологии в израильском обществе».
С этими словами трудно не согласиться...