Китайский напор

Америка
№9 (932)
Иммигрантка из Китая обратилась за консультацией к адвокату. Она подала петицию о предоставлении политубежища, утверждая, что бежала из страны, так как китайские власти в свете политики «одна семья – один ребенок» заставили ее сделать аборт. Ей предстояло интервью с иммиграционным чиновником, и китаянка волновалась: она не понимала, что она будет говорить в ответ на каверзные вопросы. Причины для волнения были: вся история с изнасилованием была фикцией, придуманной ее адвокатом.


Адвокат посоветовал клиентке не нервничать по пустякам, и пообещал, что все закончится хорошо. 


«Тебе нужно запомнить всего несколько деталей, - сказал он, - тогда все пойдет, как по маслу. А если чего-то не вспомнишь, придумывай на ходу». 


Это разговор состоялся в декабре 2010 года, и был записан сотрудниками ФБР, которые и подослали к адвокату Вонгу эту суетливую клиентку. Уже тогда расследование китайской “мельницы мошенничеств” с петициями на предоставление убежища шло полным ходом. 


Расследование продлилось несколько лет и закончилось предъявлением обвинений по крайней мере 30 адвокатам, их помощникам, переводчикам и даже одному служителю христианской церкви, который обучал иммигрантов тому, что им нужно говорить чтобы получить убежище по религиозным мотивам.


«Китайские иммигранты, - пишет NYTimes, - активно использовали давнюю американскую традицию предоставлять убежище иностранцам, подвергающимся преследованиям на родине. В течение года по прибытии в страну иностранец может подать прошение, и потом должен в суде доказать, что его страх вернуться на родину из-за преследований на этнической, религиозной или другой почве вполне обоснован».


По версии газеты, именно китайцы гораздо больше других иммигрантских общин использовали прошение об убежище как способ легализоваться в США. 


«Начиная с 2000 года, - говорят эксперты, - иммиграция из Китая растет лавинообразно. За десять лет численность китайской общины выросла на 100 000 человек и сейчас она стала второй по численности в Нью-Йорке, несколько уступая доминиканской общине». 


Активный наплыв туристов, часть из которых приезжала с намерением остаться, породил в китайских районах Квинса и Бруклина десятки адвокатских компаний, основной задачей которых была подача таких петиций.  Сегодня китайцы подают 62% от всех петиций о предоставлении убежища, то есть гораздо больше, чем другие иммигрантские общины. И, конечно, часть таких прошений – фальшивки. 


Так что теперь официальные власти в Нью-Йорке с большим недоверием относятся именно к китайским прошениям, и не случайно, что в среднем по стране удовлетворяется 40% прошений от китайцев, а в Нью-Йорке всего – 15%.  


По словам Питера Квонга, профессора City University of New York и специалиста по китайской общине, среди иммигрантов эта технология получения вида на жительство известна  уже давно. Существует десяток сценариев, которые адвокаты рассказывают своим клиентам, иногда чуть варьируя их. А потом клиенты пересказывают эти истории иммиграционным чиновникам и судьям. При этом существуют компании, которые штампуют фальшивые доказательства насилия, делают в фоторедакторах «фотографии» избиений. Это целая индустрия, которая эксплуатирует гуманное отношение американцев к иммигрантам.


Получение убежища обходится иммигранту от 3 до 10 тысяч долларов. В это входят и услуги переводчика, который зачастую рассказывает то, что от него ждет адвокат, и подготовка достоверной версии «преследований и унижений».


«Как правило, такие версии крайне трудно проверить, - говорит глава нью-йорского отдела по предоставлению убежища, - и мошенники пытаются этим воспользоваться. Причем у разных общин – разные предлоги, чтобы не возвращаться домой. Но китайцы в этом вопросе обогнали всех».


По ее словам, именно наплыв китайских фальшивок привел к тому, что в офисе образовалась гора заявлений, которые сотрудники не успевает обработать. «Мы даже наняли трех человек дополнительно, но разобрать завалы пока не удалось».