ЧУДО-ОСТРОВ ПИНЫ БАУШ

Культура
№51 (661)

Колышутся, бьются на ветру шелковые белые полотна, похожие на огромные занавеси, закрывающие всю заднюю стенку сцены. На их фоне танцует босая женщина в длинном светлом платье, ее фигурка гнется под неистовыми порывами ветра. Длинные черные волосы  как будто «танцуют» вместе с ней, закрывая лицо, «облетая»  фигуру. Постепенно женщина приближается к  вздымающимся от ветра занавесям, танцует некоторое время на их фоне, как бы борясь с этим вечным цунами, затем скрывается между шелковыми полотнами.
Так начинается  спектакль  “Bamboo blues”, который показала в Нью-Йорке труппа “Tanztheater Wuppertal” Пины Бауш, знаменитой европейской танцовщицы и хореографа танца модерн. Она родилась в Германии в 1940 году,  окончила школу народного танца, училась в Нью-Йорке в школе Джуллиард, танцевала в различных американских компаниях, затем в Германии. 1973 году создала свой собственный театр.
Кроме работы со своей труппой, с которой она и сама долгое время выступала как танцовщица, Бауш танцевала в фильме Феллини, ставила оперы, создавала фестивали танца. Осенью этого года Пина сочинила номер для звезды мирового балета Дианы Вишневой, которая выступала на фестивале Бауш.
«Бамбуковый блюз» - это танцевальный спектакль, феномен неиссякающей фантазии Бауш. Он состоит из многочисленных сцен, обрывков чьих-то историй, житейских эпизодов, символических пантомим - то смешных, то трагических, танцевальных монологов. Это трагикомический спектакль, не склоняющийся ни в ту, ни в другую сторону. Театральное представление поставлено средствами танца, пантомимы, акробатики, разговоров с публикой. Жанр имеет широкие границы: от «живых картин» в замедленном темпе до бурлеска.  К такой форме представления Бауш пришла, по ее словам, в поисках того, как можно выразить в искусстве все, что спрятано в душе, для чего недостаточно только слов или только танца. Спектакль «Бамбуковый блюз» создан Бауш под влиянием ее многолетней дружбы со знаменитой индийской танцовщицей Шандрой, любви к Индии, к искусству этой страны. Но это не спектакль об Индии. Бауш только стремилась передать свои впечатления об этой стране. Несомненно, Бауш использовала движения индийского танца (а иногда и сам танец), сочиняя свою хореографию. Но в целом весь спектакль создан на смешении двух культур. И музыку она выбрала отчасти европейских композиторов, отчасти – национальную индийскую. Местом действия можно представить себе какой-то волшебный остров, на котором вечно дует ветер и гнутся пальмы, где соединились прекрасные европейские женщины (две «валькирии» и «женщина-вамп»), очаровательная индийская танцовщица, японка, китаянка, мужчины разных национальностей. Эпизоды сменяются эпизодами - как будто ветер выносит на сцену героев, вырывая их из какого-то действия, происходящего за сценой.
Вот выходят женщины и идут ленивой походкой  одна за другой к центру сцены. Укладываются на пол, образуя группу, смотрят на публику, жуют жвачку, энергично двигая челюстями: манекенщицы, готовые сфотографироваться для глянцевой обложки модного журнала.  Публика смеется, «разгадав» картинку. А несколькими эпизодами позднее выходит высокая, красивая, статная женщина в красном бальном платье. Ставит стул, садится. Затем встает, уходит за сцену, приносит красное ведро, полное воды, садится на стул, ставит ведро к себе на колени и опускает голову в ведро. Публика снова засмеялась - думаю, от непонимания.  Подбегает один из танцовщиков, отнимает у женщины ведро. Она встает со стула, идет за кулисы, приносит другое красное ведро, полное воды, садится на стул, ставит ведро себе на колени и опускает в ведро голову. Опять подбегает танцовщик, отнимает ведро. Женщина уходит. Все происходит в замедленном темпе, смотрите: сцена самоубийства, созданная на грани трагикомедии. 
Огромное впечатление на меня произвели сцены «бега» (назову их так). Сначала, обнявшись, бегут двое мужчин, явно спасаясь от погони. Причем один поддерживает другого. В стремительном темпе обегают они несколько раз вокруг сцены, убегают в кулисы. Сейчас же на сцене появляется другая пара: мужчина и женщина в синем бальном платье. Он вовлекает ее насильно в этот безумный бег. В какой-то момент мужчина стремительно бежит поперек сцены, в центре которой стоит стул. Он пробегает за стулом и буквально проносит партнершу над ним. Она успевает в этом полете оттолкнуться ногой от стула  и летит параллельно полу в объятия мужчины (только руки танцовщиков не размыкаются во время всей сцены). Мужчина крепко прижимает танцовщицу к себе и снова влечет за собой по кругу. И так повторяется несколько раз подряд. Настолько сложны отношения между героями!
Как выдерживают танцовщики этот стремительный бег? Все артисты в спектакле – превосходны. Каждый имеет свой сольный кусок - иногда танцевальный, иногда игровой. Отмечу отдельно Шанталу Шивалингаппу. Девочкой она обучалась в одной из профессиональных школ национального танца на юге Индии. Тоненькая, изящная, мило улыбающаяся, она исполняла индийский танец так  артистично, что хотелось без конца смотреть на нее и особо – на ее пластичные выразительные руки. Весь спектакль производит впечатление очень чувственного действия, но есть только одна по-настоящему эротическая сцена - и то на восточный манер.  В конце спектакля для индийской танцовщицы поставлен номер, отвечающий восточному представлению о сексуальном обольщении: женщина не раздевается, а напротив, стоя посреди сцены и с улыбкой глядя в зал, постепенно закутывает себя в сари. Это совершенно завораживающий публику момент спектакля.
Я постаралась передать в словах некоторые эпизоды. Мне хотелось дать нашему читателю хотя бы общее представление об этом удивительном зрелище. Но передать в словах весь спектакль невозможно. Такое впечатление, что Бауш может продолжать это действо еще не один час - как рассказывала свои сказки Шехерезада.
Некоторые сцены показались мне в спектакле лишними. Что она хотела сказать в них - не понятно. Но они не портят впечатления от всего действия в целом. Заканчивая спектакль, Бауш повторяет некоторые игровые моменты и танцы начала первого акта, как будто в ускоренном темпе напоминает нам увиденное раньше. Так иногда  заканчивают поэты свой стих: повторением первой строфы.
Спектакль заканчивается так, как и начинался: танцовщица в светлом бальном платье исполняет свой пластический номер, борясь с цунами, на фоне белых занавесей, которые треплет ветер. Волосы то закрывают ее лицо, то кружатся вокруг головы. А на передний план выходят все участники спектакля «на поклоны».
Каждый новый проект Пины Бауш не похож на предыдущий. В целом можно сказать, что она создала «театр Пины Бауш» - явление, разнообразное по форме и философское по содержанию.