Метрополитен предновогодний

Этюды о прекрасном
№50 (921)
Декабрь подобрался к своей середине, значит, пора ожидать подарки. И первым, кто решил щедро одарить нью-йоркцев, стал любимый наш Мет - прославленный музей Метрополитен, обрушивший на любителей искусства каскад новых выставок - разнообразных, интересных и неожиданных.

 
Конечно, не закончили ещё свой бег те замечательные экспозиции осеннего сезона, о которых “Русский Базар” вам уже рассказывал, а в их числе - шедевры старинного, с XV по XVIII век, ткачества, живопись провокатора-эротомана Балтуса, поразительные фотопортреты Джулии Камерон... Но в нынешнем обзоре речь пойдёт о выставках новых,  знакомство с которыми вызовет и удивление, и восхищение.

Венецианское стекло. 

Средневековые эстеты сравнивали его с прекрасной женщиной - оно точно так же вызывало жажду обладания. 
Не одну сотню лет изящные и элегантные изделия венецианских художников-стеклодувов покоряли Европу, а затем и Америку своей красотой, грацией форм, игрой цвета. И дороговизной тоже. И вот сейчас из Италии прибыло в Нью-Йорк сокровище Веронского музея - коллекция удивительных по красоте, изяществу, формопластике,  игре красок ваз, кувшинов, чаш работы знаменитейшего  итальянского архитектора и мастера венецианского стекла Карло Скарпа.


Он почти наш современник, подтвердивший преемственность искусства: те три сотни стеклянных шедевров, что демонстрируются сейчас в нашем музее Метрополитен, сделаны им в промежутке между 1932 и 1947 годом. Помните, у Мандельштама есть строчки: “...цветочная разбилась ваза  и выплеснула свой хрусталь”. Так сейчас Венеция “выплеснула” уникальное своё стекло в залы Мет. Нам на радость.
 

Но вот выставка совсем иная, из запасников самого Метрополитен: в реконструированной и обновлённой композиционно галерее искусства старых европейских мастеров в отдельный зал выделены шедевры пастели.


Из разноцветных порошков пигмента, с помощью мела и смолы замешивается особое тесто (pasta, отсюда и производное - пастель), а из него формируются специальные палочки-карандаши.


Техника пастели известна давно, пастелью писал ещё бессмертный Леонардо. Но подлинного расцвета пастельная живопись достигла в XVIII веке (она-то нам и представлена), когда художники обратили пристальное внимание на её сочность, нежность и серебристую матовость поверхности, заметив, что особенно  проявляется она при слабом освещении.
Разумеется, это учтено при формировании метрополитеновской экспозиции. Как подошла пастель для изображения на цветной бумаге очаровательных дам и галантных кавалеров в кружевах и напудренных париках! Какие полутона, вибрирующие краски!


И какое мастерство портретистов - французов Мориса де ля Тур, Жан-Клода Ришара, Аделаиды Лабиль-Гард, великого немца Антона Менгса, Розальбы Каррьера и Бенедетто Люти из Италии... 


Более всего потрясли меня поразительный чёрно-белый портрет страдающей молодой женщины английского пастелиста Джозефа Райта и двойной портрет влюблённых, выполненный личным живописцем Людовика XV академиком Шарлем Копелем: как мог он провидеть ранний уход из жизни юного супруга, запечатлев на его лице печать смерти?
 

Не думаю, что среди наших читательниц найдётся хоть одна, кто скажет, что выполненные со вкусом и изобретательностью драгоценные украшения ей не интересны. Именно такими ювелирными шедеврами можем мы полюбоваться сейчас в Мет: их создавал, экспериментируя с камнями и металлом, Джоел А. Розенталь, которого мир знает под коротким именем JAR. Если вы увидите эту аббревиатуру, знайте, она принадлежит настоящему художнику, мастеру-фантасту в сложном ювелирном деле.
 

Сразу две непохожих друг на друга китайских выставки. Искусство письма пером - 4 тематических группы виртуозно выполненных работ: иероглифическое письмо, пейзажи, абстракции и подражание работе кистью. И всё это повторение современными художниками шедевров древних мастеров. 


Ну, а каков фарфор - шкатулки, чаши, тарелки... Например, ваза, разрисованная иллюстрациями к поэме великого Жу Дуни. Кобальт на фарфоровой белизне, XI век, изящество - чудо.


“Здесь прошёлся загадки таинственный ноготь”. Появление в нью-йоркском Центральном парке испещрённого иероглифическими текстами и криптограммами 20-метрового обелиска действительно кажется многим загадкой. Ведь возведено было это чудо инженерной мысли и искусства ваятелей три с половиной тысячелетия тому назад в честь фараона Тутмоса III, виднейшего полководца и государственного деятеля Египта.  А вот и он сам, вернее, его портрет-барельеф: тонкое, интеллигентное, абсолютно современное  лицо, мягкая полуулыбка... 


Его царствование отмечено культурными начинаниями, строительством храмов и школ. “Он небесный светоч, бык могучий и достославный”, - начертано на обелиске.


А то, как этот обелиск, один из двух монументов-близнецов, охранявших вход в храм солнца, попал в Америку, расскажет вам только-только открывшаяся экспозиция документов, рисунков, фотографий, прибывших в Мет из Бруклинского музея, Музея города Нью-Йорка, Музея дизайна.


Прислали сюда ценнейшие материалы и библиотека Великой масонской ложи, и Нумизматическое общество, и ряд частных коллекционеров. 


Многое можно узнать об этом обелиске-путешественнике: сначала его перенесли с насиженного места в Александрию и установили  у храма, построенного царицей Клеопатрой  в честь Цезаря (вот почему зовётся обелиск Иглой Клеопатры!), а ещё пару тысяч лет спустя, в качестве подарка Египта Америке, оттранспортировали через океан в наш мегаполис.


И - ежегодный подарок музея маленьким, да и взрослым любителям сказочности и красоты: семиметровая , поражающая густотой своей зелени красавица-ёлка, украшенная не привычными, пусть даже самыми нарядными игрушками, а уникальной рождественской коллекцией ангелов и херувимов, святочных фигурок и композиций, созданных более чем два века назад неаполитанскими мастерами. 


Это праздничное зрелище великолепно!


Идите в музей Метрополитен!


Добраться просто: поезда метро  4,  5,  6 до 86 Street, потом  пройти к дворцовому зданию Мет, расположенному в Манхэттене на 1000 5 авеню, между 82 и 84 улицами.