КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№44 (654)

«Мистер Х»
Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след. Охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия. Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе. С этого момента с героем постоянно происходят некие события, позволяющие сделать вывод, что он внезапно приобрел способность влиять на людей. Поначалу он считает, что эти способности заключены в нем самом, что в нем «проснулись» некие экстрасенсорные способности. Однако через некоторое время, сопоставив все факты, понимает, что никаких особых паранормальных способностей у него не было и нет. Что все происходящее с ним – это действие уникального прибора, случайным владельцем которого он стал. Герой экспериментальным путем определяет возможности «прибора влияния», который он назвал «надеждой», “Наденькой”.
Читатель узнает о том, как Виктор - бывший «хлебник» полковника Грутова - легализовался после отсидки в зоне и начал поиск чемоданчика - «Магнолии». Эти поиски приводят к неутешительным результатам. Выясняется, что чемоданчик забрал некий Влад Киров - сын бывшего сослуживца Грутова. Который в секретной лаборатории, скорее всего, довел «Магнолию» до совершенства. В результате поисков Влада выясняется, что он эмигрировал в США, в Нью-Йорк, где и был убит в собственной квартире во время ограбления. Соседи видели, как грабители выносили из квартиры Влада большую красную сумку.
Дальнейшее развитие событий связано с главной находкой – с тем, что в сумке, помимо денег, оказалась секретнейшая разработка – приборчик, попавший в руки нашего героя. Читателю уже понятно, что этот приборчик не  что иное, как мощнейшее портативное психотронное оружие. Это прекрасно понимает наш герой и окончательно укрепляется в ранее принятом решении использовать это оружие в политике.
С целью привлечь к себе внимание и выйти на первые полосы  СМИ, герой решает организовать скандал. Он придумывает некую идею, с которой намерен выступить перед широкими массами.
Герой договаривается с известным рекламным агентством о подготовке видеоролика и начинает готовить пресс-конференцию.
Все складывается как нельзя лучше. Пресс-конференция прошла успешно. По дороге домой Тимур (Тим) становится свидетелем попытки ограбления банка. Пытаясь задержать грабителей, он получает ранение и попадает в госпиталь.
Уже в госпитале Тим узнает о том, что стал героем новостных программ и что один из стрелявших в него грабителей – преступник-рецидивист. 
В госпиталь приезжает съемочная группа SNN, чтобы подготовить трехминутный новостной сюжет  о «русском герое», задержавшем грабителя. Тим решает воспользоваться возможностью «засветиться» в программе, идущей на всю страну, и  донести до граждан Америки свои идеи. При помощи “Наденьки” он «убеждает» руководство SNN пропустить в эфир свою речь в полном объеме.  На этот раз Тим, апеллируя к произошедшему с ним случаю,  выступает против ограничения на свободное ношение оружия. При этом он предлагает всем потенциальным зрителям и слушателям представить на месте жертвы преступников собственную  мать и своего ребенка.

Версия А

Продолжение. Начало версии “A” см. в №№ 632-653

 МИСТЕР Х
Нью-Йорк – Москва.
Из отчета Шаевича Владимира Рувимовича, полковника ВДВ в отставке, резидента СВР (Служба внешней разведки) в США.

... Ваши упреки и замечания считаю полностью необоснованными! Мое звание и мое положение не дают вам оснований писать мне в подобном тоне. Возьму на себя нескромность заметить, что моя бескорыстная деятельность вызвана исключительно моим собственным желанием помочь Родине получить обратно то, что создано советскими специалистами на бюджетные деньги. Предугадывать события, не имея на руках ни одного реального факта, - задача для гадалок, а не для разведчика. Если бы вы там не темнились и не жались, как согрешившая экс-девственница перед исповедью, а снабдили бы меня большим объемом информации, то... Впрочем, что сейчас искать виноватых?..
Теперь по делу.
После трансляции речи журналиста Тимура С. по каналу SNN Америка просто сошла с ума. Напоминаю, что Тим (Тимур С.) был легко ранен в плечо во время задержания грабителя банка. За этот случай ухватились телевизионщики и стали лепить «героический образ» русского (русскоязычного еврея из бывшего СССР) иммигранта. На все это можно было бы наплевать и забыть, если бы не его страстный монолог, который SNN дал в эфир в полном объеме.
22 минуты без единой паузы и блестяще выдавленная натуральная слеза в финале!
Я убежден, что самостоятельно, без помощи той штуковины, которая вас интересует, ему позволили бы разве что только улыбнуться и поблагодарить Америку за возможность быть ей хоть в чем-то полезным.
Я убежден, что Тимур С. именно тот человек, который вас интересует! Мое убеждение основано на следующих фактах:
- Тим живет в том же доме, в котором пропала интересующая вас сумка со всем ее содержимым.
- Именно Тим был тем самым человеком, о котором писала газета «С миру по нитке» в заметке А. Гландова «На полицию надейся, но и сам не плошай!».
В одном из предыдущих отчетов я уже сообщал вам о том, в какой ужас Тим привел человека, пытавшегося его ограбить.
Все это позволяет сделать вывод о маловероятности фактора совпадений и о том, что прибор находится у него. Более того, он умеет им пользоваться в полной мере.
Я знаю, что в вашем ведомстве постоянно мониторят новостные выпуски ведущих американских телеканалов и вы уже в курсе волнений, охвативших всю страну. Выступление Тима, направленное против сторонников запрета на свободное пользование оружия, привело к массовым акциям поддержки обращения Тима, а также к нескольким трагическим случаям. Его призыв представить своих матерей и детей на месте жертв преступления вызвал у наиболее впечатлительных людей сердечные приступы, некоторые из них привели к летальному исходу.
Печально и то, что выступление Тима слушали и смотрели некоторые конгрессмены и сенаторы США. Теперь они планируют специальные слушания, на которые хотят пригласить этого Тима.
Со своей стороны замечу: я – немолодой человек, прошедший суровую школу жизни, не говоря уже о специфике моей службы в ВДВ. На меня давно не действуют ни призывы, ни пламенные речи, ни другие общественно-эмоциональные раздражители. Однако даже я, слушая в записи его выступление, готов был идти за ним хоть на край света.
Этого бы со мной никогда  не произошло без направленного психотропного воздействия!
Кстати, во всех штатах с прилавков всех оружейных магазинов смели не только все огнестрельное и холодное оружие, но и все, что хотя бы отдаленно могло бы служить средством обороны. Вплоть до электрошокеров и усовершенствованных рогаток.
Жду ваших дальнейших указаний.


 Тель-Авив.
- Ну и что теперь, Моше?..
- Вы имеете в виду этого журналиста, господин Директор?
- Да, черт подери, да! Он же был у вас на карандаше! Он живет в том же доме, где ваш хваленый агент Хуан самолично устанавливал на его балконе какую-то хе***ню и клялся вам, что не понял, что его заставило это сделать! Это про него писала русская газета, это он находился на пляже в то время, когда люди как ошпаренные выскакивали из воды! Что вам еще было нужно, Моше, чтобы сообразить, что здесь что-то не так?! В вашем распоряжении были лучшие люди, а вы...
- Да, это так, господин Директор, но все сложилось в единую картину, в полный пазл только после этого выпуска SNN. С этой минуты он под нашим постоянным контролем.
- Плевать ему на ваш контроль, Моше! Что вы теперь с ним сделаете? Похитите? Ликвидируете? Украдете прибор? Он теперь национальный герой, он – кумир нации, Моше! Если завтра с ним, не дай Бог, что-то случится по вашей вине, нас в порошок сотрут.
Все, Моше! Теперь вы будете дословно и максимально скрупулезно исполнять мои указания. Ваша инициатива, вернее, ваша безынициативность слишком дорого обходится Израилю.
Итак, первое: за его безопасность отвечаете вы лично, Моше. Повторяю, лично! Меня не интересует, сколько людей вы задействуете, но все 24 часа он должен быть под надзором и охраной. Второе: он должен стать нашим другом! Любыми способами: любые девочки, любые капризы, что угодно! Но ни шантажа, ни попытки купить, ни угроз не должно быть и в помине. Он должен стать другом! Другом, а не агентом и сотрудником. Понимаете, Моше?
Третье: организуйте ему поддержку на всех доступных нам уровнях. Еврейские организации, пресса, общественные деятели – мы должны, мы обязаны стать если не первыми,   то одними из первых, кто его поддержал!
Четвертое: помните, что русские не идиоты! Уверен, что аналогичные указания сейчас отдаются и в Кремле. Не подпускайте к нему на пушечный выстрел никого из тех, кто потенциально может оказать на него влияние.
Пятое: вся его биография - от роддома до сегодняшнего дня - должна через неделю... Ладно, не морщьтесь, через десять дней должна лежать здесь, на моем столе! С кем дружил, с кем дрался в детстве, школьные сочинения, все его публикации, с кем спал – все, что можно выжать из знакомых, друзей, бывших учителей... Кстати, не сомневаюсь, что добрая часть его былых контактеров сегодня здесь, в Израиле... С них и начните. Доклад по проделанной работе лично мне ежедневно в 9 утра.
Исполняйте, Моше! И упаси вас Бог что-то упустить...


«Нью-Йорк таймс».
*** сентября 200* года.
Из статьи «Наши русские преподнесли урок»
«... Даже если все то, о чем так убедительно говорил Тим, и не выдерживает серьезной критики, то нашим политикам все равно не мешало бы взять у него урок искренности...»


«Вашингтон пост»
*** сентября 200* года.
Из передовицы «Не важно как, важно – что»
«... Не помешало ничто. Ни ломаный с чудовищным акцентом английский, ни больничная обстановка. Наши записные ораторы, вещающие нации с высоких трибун, не в состоянии достучаться до сердец простых американцев так, как это сделал малоизвестный русский. Видеть и понимать страну из-под купола Капитолия и жить среди народа, ежедневно чувствовать пульс улицы – разные понимания...»


«Гардиан»
*** сентября 200* года.
Из статьи политического обозревателя Поля Ляруссо.
«...Американцы – клинически инфантильная нация. Они обожают новые игрушки, хотя никогда не откажутся от старых. Оружие - любимая игрушка Америки! Понятно, что эмоциональное, но достаточно демагогическое выступление Тима С. в защиту этой игрушки не могло не найти у них должного отклика. ...»

Сегодня после двух дня меня выписывают, и я наконец вернусь домой. Жена сказала, что сама заедет за мной, но врач возразил и сказал, что меня отвезут на амбулансе. У госпиталя с утра дежурят журналисты и телевизионщики, ждут, когда я буду выходить. Обещали вывести через подвал. А может, не стоит темниться и выйти к журналистам?
Не знаю, еще не решил...

Продолжение версии “A” в следующем номере