КавказскаЯ война: “Так громЧе, музыка, играй победу!”

В мире
№33 (643)

Пятница 8 августа должна была войти в историю человечества как старт XXIX Олимпийских игр, объединяющих народы десятков стран. Увы, эта дата будет занесена в анналы XXI столетия и как начало еще одной Кавказской войны. Войны, противопоставившей друг другу две страны, народы которых всегда гордились своей многовековой дружбой. События в Южной Осетии конфликтом уже не назовешь, это самая настоящая война, вышедшая за пределы небольшого мятежного региона. К тому моменту, когда я пишу этот материал, российские бомбы все еще рвутся в Грузии. Приказ Дмитрия Медведева о прекращении огня означает лишь приостановку активных боевых действий, а не окончательный мир между Россией и Грузией. Первая из этих стран называет происшедшее «принуждением к миру». Вторая – «необъявленной полномасштабной войной, цель которой – уничтожить грузинскую государственность. Но какие бы формулировки ни звучали, за ними – гибель мирных людей, сожженные дома, страдания беженцев...
Грузины издавна называли осетин братьями не ради красного словца. Из всех живущих в Грузии народов они наиболее охотно шли на ассимиляцию - смешанных грузино-осетинских семей не счесть. Но в начале 1990-х годов Звиад Гамсахурдиа объявил, что никакой Южной Осетии не существует, а есть Самачабло – территория, принадлежавшая княжескому роду Мачабели и принявшая пришельцев из-за Большого Кавказского хребта. Осетины не захотели терять национальную автономию, и началось кровопролитие. А пролитую кровь на Кавказе не прощают. Перестрелки, взрывы на дорогах, похищения людей превратились в затяжной процесс. Грузия уже сама предлагала Южной Осетии автономию, причем с самыми широкими полномочиями, но у той теперь другие горизонты – полная государственная независимость или присоединение к России. А последняя, появившись на спорной территории как одна из миротворческих сил, быть таковой давно перестала. Без согласования с властями Грузии, целостность которой она официально признает, раздала южным осетинам свои паспорта, выдает им пенсии, сделала их валютой свой рубль. Так что интересы Москвы и Цхинвали едины, и им оставалось лишь ждать, что Михаил Саакашвили, пообещавший избирателям объединить Грузию, в очередной раз не сдержит горячность и «подставится». И это произошло, когда после череды вооруженных провокаций, в которых стороны обвиняют друг друга, грузины пошли на штурм Цхинвали. Чтобы «установить конституционный порядок».
Почему в Тбилиси решились на такой шаг? Скорее всего, хотели последовать «армянскому опыту». Когда в Нагорном Карабахе творилось то же самое, что в Южной Осетии, Ереван разговаривал с Баку с одних позиций, а когда под его власть перешел весь спорный регион, позиции стали уже совсем иными. Но неужели Михаил Саакашвили не понимал, что в том, карабахском конфликте Россия скрытно поддерживала обе стороны, а в южно-осетинском фактически сама является стороной конфликта? Неужели рассчитывал, что она не выполнит угрозу «защитить интересы своих граждан»? Скорее всего, грузинскому президенту не просто стали поперек горла бесконечные перестрелки и пустопорожние переговоры, ни на шаг не приближающие его к заветной мечте о единой Грузии. Он еще и надеялся, что Запад (в первую очередь США) удержит Россию от яростной контратаки. Но сколько бы Запад не помогал Грузии в мирной обстановке, собственные прагматические интересы для него важнее: ему нужны ровные отношения с Москвой, которая обеспечивает его энергетику, возрождает свою былую военную мощь, да еще и дружит с государствами-изгоями. Поэтому дальше многочисленных призывов к сдержанности, к прекращению огня дело не пошло. И получилось то, что получилось.
Многие считают, что, пойдя в атаку, Тбилиси сам преподнес Москве на блюдечке повод для исполнения ее заветного желания раз и навсегда наказать Грузию, как говорится, «за все». Но и Москва просчиталась. Она с таким нескрываемым злорадством и масштабом принялась за исполнение этого желания, что грузины сплотились вокруг своего правительства. Вопреки ожиданиям Кремля, не испугавшись. Как и после введения пресловутой транспортно-почтовой и торговой блокады и объявления в России охоты на «лиц грузинской национальности». Даже оппозиционные партии объявили мораторий на противостояние с властями: «Это - неписаный закон, когда страна участвует в войне, нет места для внутриполитических разборок». А готовность рядовым солдатом стать в строй изъявил даже бежавший в Париж экс-министр обороны Ираклий Окруашвили. В Грузии даже назвали войну с Россией Отечественной, расценив ввод иностранных войск и бомбежки за многие километры от зоны конфликта как прямую агрессию. И сравнивая ее с блицкригами гитлеровцев и завоевательными походами Красной Армии в 1920-30-х годах. За последние 200 лет бомбы падали на Тбилиси лишь дважды – свыше 65 лет назад это сделали немецкие самолеты. Тогда одна из бомб упала на авиационный завод, вторая - на малозаселенную гору. Во взлетную полосу того же самого завода бомба попала и теперь, а еще - в радары на другой тбилисской горе и в аэродром близ столичного аэропорта. И то, что эти бомбы – российские, привело тбилисцев в особый шок. Всем казалось, что они в кошмарном сне. Не говоря уже о жителях тех городов, где бомбежки принесли жертвы и разрушения. Так что отношение к России у большинства живущих в Грузии сейчас однозначно: агрессор. Кстати, в магазинах сильно пострадавшего Гори с военных денег за хлеб и сигареты не брали... А в общем - «а ля гер ком а ля гер». Можно вспомнить и о войне информационной – ни одно СМИ России не цитирует грузинских коллег, и информация по всем телеканалам идет только с позиций сепаратистов и Кремля. Обычно это делается, когда страна воюет с другим государством. А чтобы такие сообщения не мутили сознание граждан Грузии, ее власти отключили те российские каналы, по которым идут информационные выпуски. И вдобавок все российские интернет-порталы. А вот «деталь», которая могла обернуться уже не информационными, а человеческими потерями. Была объявлена тотальная мобилизация резервистов, но, надо отдать должное властям, что под огонь российских контрактников их не бросили – продержали пару суток в сельской местности и распустили по домам. Наступление русских было слишком стремительно. Впрочем, надо быть честным – при этом наступлении не пострадало большинство электрических, газовых, телефонных и других коммуникаций, а в занятых городах россияне просто патрулировали улицы.
Теперь Медведев и Путин, уступив международному давлению, отвели войска. И хотя отдельные точечные удары еще продолжаются, все же наступило время осмыслить итоги двух блицкригов – неудавшегося грузинского и триумфального российского. Обе стороны считают, что победили. Кремль рад «наказанию» грузин, демонстрации своей военной мощи, полному воцарению в Южной Осетии и перспективе войти в Верхнюю Абхазию. В общем, рад «маленькой победоносной войне», которая так необходима любой власти. Тбилиси не без основания гордится, что не испугался, что в стране не было хаоса, что народ объединился под знаменами власти, что была моральная поддержка всего международного сообщества. В Тбилиси проводят многотысячные праздничные митинги, но впереди – трудные переговоры с Россией и необходимость пописывать выгодные ей условия. Значит, надо снова думать о том, как сохранить лицо. Потому что моральная победа – одно дело, а военное поражение – совсем другое. Но есть и те, кто критикует непоследовательность своего президента. Мол, теперь он говорит, что прекрасно видел, как Россия накапливает силы у границ Грузии и лишь ждет повода для оккупации «обнаглевшей маленькой страны», которая для нее как бельмо на глазу. Так зачем же было провоцировать эту агрессию штурмом Цхинвали? Или другой пример, приводимый скептиками. В самые трудные дни правительство подчеркивало, что нет сбоев в экономике, транспорте, продовольственном снабжении, банковском обслуживании, то есть страна живет полноценной жизнью. А сейчас ставится вопрос о гуманитарной катастрофе в Грузии... Но все это – ложка дегтя в бочке меда всеобщей эйфории под девизом «Мы выстояли!».
Теперь надо выстоять в противостоянии попыткам расчленить Грузию и предложить соглашения, которые могут быть унизительны. Надо продолжать добиваться членства в НАТО, что будет ох как нелегко после того, что произошло. Это – тоже фронты войны, в которой наступило лишь перемирие. И в которой Россия, несомненно, будет «жать» до конца. Чтобы никому не было повадно оспаривать ее главенствующую роль на Кавказе.


Комментарии (Всего: 2)

Сокрушительное поражение потерпели коварные планы Грузии объявить войну
России и сдаться в плен!
По заявлению российской стороны, так как она не получала официального
уведомления об объявлении войны, то и НЕ ОБЯЗАНА окупировать Грузию.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Why such countries as Armenia and Aserbagan are able to keep normal relationship with their neibor Russia but Georgia are not?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *