Окно в прошлое

Досуг
№30 (640)

Grand Canyon – одна из самых впечатляющих природных достопримечательностей не только Америки, но и всего мира. Нет нужды досконально описывать и перечислять его необыкновенные красоты. Это то место, которое человек, в какой бы стране ни жил, если не посетил лично, то наверняка многократно видел в художественных и документальных фильмах, в программе “Дискавери” или “Экватор” или хотя бы читал о нем. Гранд-Каньон настолько грандиозен и невероятен, что невозможно остаться к нему безразличным.
Помнится, когда я впервые увидела его на экране, долго не могла прийти в себя от этих ландшафтов. Бросилась читать о нем все, что смогла найти. И уж конечно даже не предполагала в те годы, что когда-нибудь буду жить всего в нескольких сотнях миль от этого чуда и смогу увидеть его собственными глазами.
Итак, мы отправляемся к Гранд-каньону из Лас-Вегаса. По прямой это совсем недалеко, но поскольку приходится огибать индейские резервации и “нетуристическую” часть необъятного Каньона, который прячется где-то там, за знойным маревом пустыни, на дорогу уходит 4,5 часа. 40-й фривей плавно выносит нас из Невады в Аризону... Но опустим утомительную часть пути. Мы на финишной прямой - в стране индейцев. Справа – апачи, слева – мохави. Резервация навахо занимает гигантскую территорию на севере Аризоны – от границы с Нью-Мексико до Большого Каньона.
На монотонном участке дороги периодически попадается знак Wake up!  - “проснись”. Вообще дорожные знаки в Аризоне  - это нечто. Например, такие: “Койотов не кормить!”, “Не мешай дикой природе!” Или: “Осторожно! Бегущие мексиканцы” (два бегущих человечка в самбреро). Можно себе представить, как на иностранных туристов действует двусмысленность плаката на границе с одной из аризонских резерваций: “Внимание! Позади добрые индейцы”.
И вот наконец Национальный парк Гранд-Каньон. Надо еще довольно долго ехать по ничем не примечательной равнине парка, среди хвойного леса и желтой выгоревшей травы, чтобы добраться до смотровой площадки и припарковаться. Остается пройти метров 50 и... стресс, шок, восторг, бесконечное изумление! Марсианское диво планеты! Необъятная бездна возникает внезапно, без всякого предупреждения – не сбоку, не сверху, не впереди, а под ногами, в головокружительной глубине разверзшейся земной тверди. Это снова горы наоборот, горы вверх тормашками.
Журналист и путешественник В. Песков так описал свое знакомство с Гранд-Каньоном: “Первое ощущение – видишь сон. Ужасающих размеров провал! Человека на том краю нельзя разглядеть. Многоэтажный дом показался бы с коробок спичек. Дна Каньона не видно. Останкинская башня белела бы в этом проеме еле приметной иглой. Такую “канаву” люди не сумели бы вырыть, если бы даже рыли ее всем миром и с первой недели своей истории. Эту забаву могла себе позволить только природа.”
Территория Гранд-Каньона была объявлена национальным памятником в 1908-м, а с 1919-го решением Конгресса США стала Национальным парком площадью 5 000 кв км. ЮНЕСКО обьявил Гранд-Каньон обектом Всемирного наследия. И с тех пор великое чудо природы на полную мощность работает на туризм. Правда, не целиком, а частично. Более доступный южный край Каньона с хорошо развитой туристической инфраструктурой открыт для посещений круглый год. Но это относительно небольшой участок со смотровыми площадками и асфальтированной дорогой вдоль края Каньона, длиной всего 48 км. До северного, более дикого края добираться гораздо сложнее.
Хотя ширина его (на уровне плато) колеблется от 6 до 29 км, через Каньон нет ни одного моста. А протяженность этой гигантской земной скважины-лабиринта - 446 км, при глубине до 1600 метров. Чтобы объехать ее, учитывая отсутствие дорог по периметру, не хватит и дня. Так что на северный край Каньона, при том, что он закрыт в зимние месяцы, попадают от силы 10 % всех посетителей парка. Впрочем, всегда остается вариант знакомства со всем Каньоном с вертолета или небольшого самолета, туры на которые в основном организуются в Лас-Вегасе и Лос-Анджелесе.
Но уж на южном крае отработано и продумано всё, что касается туризма. Об открытии смотровой площадки Skywalk в резервации индейцев хуалапаи в прошлом году сообщали все СМИ мира. “Небесную тропу” соорудили на деньги бизнесмена из Лас-Вегаса Дэвида Джина. По подковообразному мосту первыми прошли вожди племени, астронавт Базз Олдрин и первый астронавт-индеец Джон Херрингтон.
Это уникальное архитектурно-строительное сооружение создано из стекла и металла (стеклянные дно и борта). Когда стоишь, словно ни на чем, на прозрачной дорожке, висящей над бездной и равнодушно-безмолвными скалами, а где-то там, далеко-далеко, течет река Колорадо, тут уж не только дух захватывает от восторга, но и поджилки трясутся от страха. Крыльев-то за спиной, увы, нет.
Кажущаяся воздушность Skywalk достигнута сложнейшими инженерными расчетами, предусматривающими четырехкратный запас прочности. Платформа лежит на мощных стальных балках, утопленных на 12 м в стену каньона, и способна выдержать землетрясение силой до 8 баллов. А специальные амортизаторы предохраняют ее от раскачивания.
Каньоном можно любоваться и с обычных смотровых площадок. Или спуститься на дно, к руслу реки, по проторенным тропам – пешком, верхом на лошади или муле (но билеты на такой тур надо резервировать за полгода). Каньон настолько глубок, что спуск в него занимает несколько часов. Чем ниже опускаемся, тем суше и жарче становится воздух. Люди в пути испытывают сильнейшую жажду. Рекомендуется запасаться водой во избежание обезвоживания. А еще иметь при себе зеркальце, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств сигналить снизу солнечными зайчиками. Вертолеты спасают из ущелья до 30 человек в месяц, что обходится спасенному в $2 000.
Можно сплавиться вниз по реке Колорадо на моторизованных рафтах – надувных плотах с веслами, в сопровождении опытного гида-инструктора. Такой речной вояж длится (по желанию) от нескольких часов до трех недель. Рекламные проспекты уверяют, что для него не требуется специальной подготовки, что он совершенно безопасен, доступен людям любого возраста и даже семьям с детьми.
Один из участников трехдневного сплава рассказывал, что в их группе был 83-летний мужчина, который ни в чем не уступал остальным и чувствовал себя как рыба в воде. Однако спортсмены-экстремалы, увлекающиеся сплавом по бурным рекам, иного мнения. Хоть Колорадо теперь и не такая быстрая, как прежде, говорят они, для людей нетренированных она опасна, поскольку на ней, при стремительном течении, достаточно много порогов, препятствий и изломов. Кому верить, решать не мне. Добиться тура по воде не так-то просто. Разрешения на самостоятельный проход спортсмены ждут иногда до 8 лет, а с профессиональными гидами – 1-3 года. Самые отчаянные сплавляются на каяках. Те, кто на это отважился, уверяют, что путешествие по реке Колорадо стало самым главным событием в их жизни.  Вот впечатления одного из них: “Смотреть на Гранд-Каньон сверху - это как смотреть на картину великого мастера. Сплавляться по нему – писать эту картину самому”.
Внизу никакой цивилизации – лишь дикая, нетронутая, безумной красоты природа. Еду, питье, даже биотуалеты группы берут с собой. Чистота кругом идеальная - за ней следят самым строжайшим образом. Девиз такой: “Уносить можно только фотографии, а оставлять только следы на песке.” И никто его не нарушает.
Чтобы вернуться на плато после окончания сплава, нужно взбираться вверх 18 км (по прямой около 2 км, но это по зубам лишь скалолазам). По дороге путешественника может привлечь треск, как у погремушки, потревоженной гремучей змеи. Над головой, в небесном перевернутом котле парят или наблюдают со скалы за путниками кондоры – здоровенные птицы с самым большим среди всех пернатых размахом крыльев (до 3 метров).
Кстати, калифорнийские кондоры в Гранд-Каньоне – зрелище впечатляющее. Этих вымирающих орлов семейства грифов осталось всего несколько десятков, и, несмотря на усилия орнитологов, численность их неуклонно сокращается. В свое время фермеры приложили к этому руку. Они отстреливали парящих в небе гигантов, считая, что тем самым защищают от пернатых хищников свои стада. Однако кондор – хищник “безобидный”. Как все стервятники, он питается только падалью. Не было ни одного сообщения о том, что он когда-либо атаковал живое существо. Так что это, скорее, не хищник, а санитар природы.
Последние кондоры были отловлены в 1970-е годы орнитологами Калифорнии и использованы для разведения искусственным путем. Полученный таким путем молодняк был выпущен на свободу в Гранд-Каньоне. Поэтому все птицы пронумерованы, причем цифры большие, чтоб издали можно было их разглядеть в бинокль. Туристы по этому поводу шутят: “Совсем как бортовой номер у самолета”.
Однако полноправными хозяевами в Каньоне чувствуют себя не кондоры, а большие черные вороны. И еще койоты. И те, и другие занимаются беззастенчивым вымогательством, бесстрашно преграждая туристам дорогу. Вообще животный мир здесь довольно разнообразен. Там, где попрохладнее, на северной стороне, можно встретить аризонских серых лисиц, скалистых бурундуков и даже горных львов, а также медведя, оленя, рысь. На дне Каньона прячутся в камнях ядовитые змеи, пятнистый скунс, хлыстохвостая ящерица, желтый скорпион. Привлеченная ярко-оранжевым цветом спасательных жилетов сплавляющихся по реке, повиснет вдруг в воздухе перед озадаченным туристом не менее озадаченная ошибкой колибри, а потом резко метнется в сторону и исчезнет.
На перепаде высот в полтора километра в Каньоне резко меняется климат и соответственно растительность. Если на плато растут сосны и можжевельники, а на склонах – ивы и дубы, то внизу – агава, пурпуровый феррокактус, юкки и мескитовые деревья. В примыкающих к основному Каньону боковых ущельях с порожистыми речками, местами низвергающимися водопадом, растительность сочнее и богаче. Там можно встретить даже заросли дикого винограда. И все же в целом, особенно с высоты плато, вся панорама смотрится голой суровой каменной пустыней.
Гранд-Каньон, с многоцветной слоеностью его скальных пород – это прежде всего уникальнейший геологический музей, созданный самой природой, - Врата, Коридор, Окно в необозримо далекое прошлое нашей планеты, ее препарированная, обнаженная история. Здесь листаешь эпохи, как страницы древнего фолианта, где каждая страница-пласт – не век, не тысячелетие, а сотни миллионов лет.
Поверхность плато Колорадо, вытолкнутая земными недрами на высоту почти трех километров, сложена из относительно мягких осадочных пород песчаника и известняка – наносов древнего океана, покрывавшего этот регион 600-250 миллионов лет назад, а затем отступившего вследствие поднятия земной коры. В память о нем сохранились многочис-ленные окаменелости морских водорослей, ракушек и рыб. Молодая река появилась здесь значительно позже, когда от того океана остались лишь донные наслоения.
Прокладывая себе путь, она неслась со скоростью 30 км/ч, ежедневно унося с собой миллионы тонн земли и камня, которые использовала на своем пути как дробильную технику. Легко размыв мягкие породы, река продолжала все глубже вгрызаться в толщу плато. Преодолев пласты кристаллических сланцев, она добралась до древнейших пород Земли – магматических гранитов, образовавшихся около 2 миллиардов лет назад. На строительство Гранд-Каньона и на все остальные свои шедевры река Колорадо потратила порядка 30 млн. лет и продолжает трудиться над ними “не покладая рук” по сей день. Правда, после того как ее буйный нрав обуздали плотинами, уже с меньшей прытью.
 Это сейчас Каньон кажется почти необитаемым (хотя трудно назвать необитаемым место, которое посещает до 5 миллионов туристов в год). В пещерах самого Каньона и десятков боковых ущелий сохранились символические наскальные изображения – петрог-лифы, которым около 3 тысяч лет. Были ли те древние люди первыми, откуда пришли и куда потом подевались, никому неизвестно. В Х - XI веках н.э. здесь поселились “жители скал” пуэбло, строители многоэтажных каменных городов. А потом и они таинственным образом исчезли. Через полтора столетия их место заняли предки краснокожих индейцев.
Считается, что первыми европейцами, обнаружившими Гранд-Каньон в 1540 году, были испанские золотоискатели. Услышав шум реки, солдаты три дня бродили вдоль отвесной стены каньона, но так и не нашли места, чтобы спуститься к воде. С тех пор Каньон не имел счастья видеть европейцев более 300 лет. Лишь в 1858 году британская исследовательская экспедиция случайно наткнулась на эту гигантскую земную щель. А наткнувшись, попробовала ее на зуб – в результате в Каньоне возник рудник, в котором добывали медь, серебро и ванадий.
 В середине прошлого века, уже после того как Гранд-Каньон был объявлен охраняемым парком, при проверке рудника на радиоактивность случайно обнаружили уран. 2 000 тонн высококачественной урановой руды успели добыть из Гранд-Каньона прежде чем рудник заморозили. Тем не менее приближаться к нему не рекомендуют из-за повышенного уровня радиации.
До прихода иноземцев геологическое диво принадлежало индейским племенам. Оно и сейчас частично находится на территории их резерваций. Туристам показывают в основном лишь ту его часть, что объявлена национальным парком. Но есть и другой Гранд-Каньон, куда попасть можно только через резервации племен хуалапаи и хавасупаи.
Хавасупаи немногочисленны, их осталось всего около 430 человек. Все племя живет в одном поселке – Супаи. Хуалапаев побольше – около 2 тысяч. Они гордо величают себя “народом каньона” и занимают огромную территорию в 400 000 га. И те и другие ради заработка явно переступают через себя и устои своих племен, общаясь с пришлыми настырными чужаками, то и дело щелкающими затворами фото- и видеокамер. Видно не очень сладкая у них жизнь, несмотря на все государственные дотации и поблажки, если средняя ее продолжительность 24-29 лет.
Поскольку в резервации не проложены асфальтированные дороги (если в них не построены казино), любителей экзотики ведут в поселения Гранд-Каньона пешим ходом, верхом на лошадях или мулах, а если карман позволяет – то на вертолете. Туристов встречает бьющая в глаза нищета и вырядившиеся в национальные одежды псевдоколоритные индейцы, изо всех сил старающиеся на потребу доллороносной публике принять независимо-гордый вид – для фото на память.
Напоследок хочу привести еще несколько впечатлений, высказанных молодыми людьми:
“Это было настоящее путешествие во времени – сначала в романы Майн Рида и Фенимора Купера, а потом на миллионы лет назад.”
“Его неповторимая тишина заставляет забыть свое “Эго” и вспомнить о нашем месте в мире Природы. Такие путешествия многое меняют во взгляде на себя и окружающий мир.”