ankara escort

Аббас ниЧего не имеет...

В мире
№18 (628)

Махмуд Аббас, руководитель администрации палестинской автономии, на днях заявил, что он ничего не имеет против возможных переговоров между Израилем и Сирией. Я понимаю, что комизм этой фразе придает тот факт, что она вырвана из контекста. Я даже готов предположить, что такой ответ был спровоцирован вопросом какого-нибудь журналиста, в котором уже содержался оборот речи «имеете ли вы что-нибудь против...». И все же господину Аббасу следовало бы аккуратнее подбирать слова для того, чтобы не ставить себя в двусмысленное положение, ведь от того, возражает он против чего-либо  или не возражает, ничего измениться не может. Тем более что не так давно, во время своего визита в Москву, Махмуд Аббас на вопрос журналиста из «Коммерсанта» «Значит, контакты Москвы с радикальным палестинским движением «ХАМАС» не являются проблемой?» ответил с совсем другими интонациями: «Ни в коем случае. Россия - независимое суверенное государство, которое знает, с кем вести дело и вступать в переговоры».
Если бы, говоря о перспективах израильско-сирийских переговоров, товарищ Абу-Мазен сказал, что да, Израиль – независимое суверенное государство, которое знает, с кем вести дело и вступать в переговоры, то все было бы нормально. Однако он сказал то, что сказал. И поэтому нам придется анализировать его поведение для того, чтобы объяснить  хотя бы самим себе, почему руководитель автономии надел на себя маску руководителя государства. Мы должны понять причины «безумства храбрых», которое обуяло этого чиновника, чья политическая судьба зависит от столь многих факторов, что сам он просто не в состоянии повлиять на их благоприятное к нему расположение.
В первую очередь обращает на себя внимание обеспокоенность Махмуда Аббаса активной деятельностью своего конкурента по претензиям на руководство автономией – террористической организации ХАМАС. Как бы мы ни относились к этим исламистам, должны признать – они ведут активную кампанию против аббасовского ФАТХа за завоевание «палестинской улицы», и они эту кампанию выигрывают. Главным козырем в этой кампании является торг ХАМАСа с правительством Израиля относительно возможности (или невозможности) заключения перемирия. Несмотря на то, что лидеры «исламского сопротивления» по любому поводу и даже без всякого повода демонстрируют свою непримиримость, эта террористическая организация нуждается в основательной передышке. Слишком большую цену палестинцы Газы заплатили за твердолобую позицию ХАМАСа, слишком многое они потеряли в этом бессмысленном противостоянии с Израилем. Ничего не получив взамен.
В том случае, если ХАМАС заключит с Израилем перемирие даже на полгода, это будет представлено его пропагандистами в качестве победы. Победы над сионистским врагом, который не выдержал решимости «сопротивления» и согласился на перемирие.
Это еще не все. ХАМАС предлагает, начав с перемирия в Газе, через полгода распространить его на территорию Иудеи и Самарии. То есть на всю палестинскую автономию. В том, что, если потребуется, ХАМАС сможет удержать абсолютно все террористические группировки от действий против Израиля, ни у кого сомнений нет. ХАМАС достаточно силен для этого. Но вот вопрос: что в этом случае будет делать ФАТХ, что будет делать председатель автономии Махмуд Аббас, что, наконец, будет делать председатель правительства Салам Фаяд и само правительство, им возглавляемое? Ответ на это очень прост – все эти персонажи вынуждены будут сойти с политической арены. Они станут на ней попросту лишними.
Что с того, что Аббас и его администрация формально отвечают всем требованиям «ближневосточного квартета» - признают существование Государства Израиль, а также все предыдущие договоренности, касающиеся мирного урегулирования, и декларируют необходимость прекращения террора. Главное, чего они не могут сделать, - это действительно, а не на словах прекратить террор и демонтировать его инфраструктуру. Даже на вполне подконтрольной им территории. О Газе и говорить не приходится. Безопасность Израиля со стороны Иудеи и Самарии обеспечивает только присутствие там израильской армии и система блокпостов. В том случае, если ХАМАС пойдет на перемирие, его лидеры просто издадут религиозное постановление, «фетву», согласно которому нарушение перемирия будет рассматриваться как антиисламский акт со всеми вытекающими из этого обстоятельствами. Этого будет достаточно.
Для того чтобы читатели не восприняли мои слова в качестве апологии ХАМАСу, я должен, очевидно, пояснить, что все это говорю исключительно для того, чтобы сделать понятной позицию Аббаса. По большому счету, Израилю абсолютно все равно, какая конкретно персона будет стоять за длительным перемирием в том случае, если оно было бы достигнуто. Махмуд Аббас не лучше Исмаила Хании. Но и не хуже него в смысле обеспечения безопасности Израиля. В том случае, если мировому сообществу удастся заставить Израиль полностью уйти из Иудеи и Самарии, главное (и единственное), что могло бы оправдать этот шаг, было бы прекращение террора.
Эта позиция никогда не высказывалась правительством Израиля в качестве официальной. Однако пресса почти ежедневно транслирует различные «утечки информации», из которых можно понять, что неофициальные переговоры между Израилем и ХАМАСом ведутся. И Аббас очень боится того, что они могут привести к какому-то изменению в существующем положении.
Махмуд Аббас неоднократно высказывал свое отношение и к ХАМАСу как к движению и к перевороту, который ХАМАС совершил в Газе, поставив под сомнение легитимность администрации Аббаса в качестве единственного представителя «народа Палестины». Он постоянно демонстрирует готовность к «межпалестинскому диалогу», но лишь на условиях возвращения к состоянию, существовавшему до переворота. Аббас вынужден терпеть позицию Москвы, не сворачивающей контактов с ХАМАСом, но лишь по причине своей давнишней дружбы с Кремлем. И Аббас очень не хочет, чтобы его заменили на Ханию или Машаля. Вот почему он «не против» переговоров Израиля с Сирией.
Давайте сейчас отвлечемся от той цены, которую, судя по сообщениям СМИ, правительство Израиля готово заплатить за мирный договор с Асадом, по той причине, что уход с Голан не получает в израильском обществе однозначной поддержки. Эта болезненная тема – предмет отдельного разговора. Сейчас я предлагаю лишь попробовать спрогнозировать судьбу Аббаса в случае заключения договора с Сирией.
Судьба Аббаса в этом случае не претерпела бы никаких изменений в худшую сторону. Более того, его позиции по сравнению с позициями лидеров ХАМАСа значительно укрепились бы. Это связано, в первую очередь, с тем, что сейчас Сирия представляет собой практически тыловую базу организации ХАМАС, которая не только служит убежищем для части ее высших руководителей, но и перевалочным пунктом для поставки в Газу оружия и боеприпасов. В том случае, если бы между Сирией и Израилем был заключен мирный договор, можно было бы со стопроцентной уверенностью предположить, что одним из пунктов этого договора стал бы отказ со стороны Сирии от дальнейшей поддержки ХАМАСа и от предоставления безопасного убежища Халеду Машалю и другим хамасовцам, живущим ныне в Дамаске. Естественно, в этом случае позиции ХАМАСа были бы существенно ослаблены, более того, само существование этой организации было бы под вопросом. И тогда с помощью армии Израиля или без такой помощи, Аббас вполне мог бы восстановить свой контроль над Газой.
Махмуд Аббас раскладывает свой пасьянс на скользкой поверхности, карты скользят, разлетаются в стороны, а тут ему еще и мешают – то Хания, то Машаль, то оба сразу делают противоречащие друг другу заявления, дезориентирующие председателя автономии, провоцирующие его на опрометчивые движения. Нет ничего удивительного в том, что, не достигнув ничего в Москве, побывав почти с таким же результатом в Вашингтоне, Махмуд Аббас нервничает. И когда в Каире ему задали вопрос о том, как он оценивает вероятность проведения переговоров между Израилем и Сирией, он и заявил, что не имеет ничего против.
Я думаю, что Аббаса можно понять и простить ему тот тон, который он, скорее всего, невольно принял, отвечая на вполне невинный с виду вопрос. Можно быть даже благодарными этому случаю, который дал нам повод разобраться в хитросплетениях взаимоотношений различных ветвей палестинского истеблишмента, начиная с руководителей автономии и кончая главарями полубандитских формирований, которые пытаются тем не менее выглядеть в глазах мирового сообщества борцами за национальное освобождение.