Готовьтесь К ХУДШЕМУ!

История далекая и близкая
№17 (627)

Все последние 30 лет человечество очень озабочено глобальным потеплением, выбросами парниковых газов, изменением солнечной активности, подъемом уровня Мирового океана. А что ждет нас впереди, в близком и далеком, но непредсказуемом будущем, волнует человечество еще больше, до истерических прогнозов конца жизни на Земле. Но не все на Земле и в ее атмосфере уж так загадочно и непредсказуемо. Был период в жизни человечества, сравнительно недавний геологически, когда в течение 500 лет наблюдались явления, подобные нынешнему глобальному потеплению, а также резкие климатические перемены, вызвавшие расцвет одних цивилизаций и обвал других. Этот этап непрерывной климатической активности знаком ученым, но почти совсем не известен массовому читателю, и называется он «Средневековый период потепления». Эврика!

В XII и XIII веках Англия экспортировала вино во Францию. Виноградники также буйно произрастали в таких, казалось бы, невероятных для них местах, как южная Норвегия и восточная Пруссия. Многовековая полоса мягкой, устойчивой погоды благословила Западную Европу обильными урожаями, здоровым населением и бюджетным излишком – достаточным, чтобы финансировать такие грандиозные и великолепные проекты, как Шартрский собор.
Это – благоприятная сторона глобального температурного баланса, тщательно и увлекательно прослеженного Брайаном Фэйгеном в «Великом потеплении» - захватывающем рассказе об изменчивых климатических условиях и их последствиях в охвате 500 лет – от 800-го до 1300-го года, о так называемом  «Средневековом периоде потепления».
Негативная сторона этого средневекового потепления ужасна: засухи на огромных пространствах, катастрофические ливни, ураганы, сокрушенные династии, погубленные цивилизации. Покинутые храмы майя в Юкатане и запустение удивительного, сказочного дворцово-храмового комплекса Ангкор Вата, этого высшего достижения империи кхмеров, свидетельствуют о резком изменении климата, против которого царская власть и магия священников оказались бессильными.
Фэйген продвигается методично, прокладывая свой путь по земному шару и читая показания, оставленные годичными кольцами деревьев, глубоководными микроорганизмами, образцами кораллов, компьютерными графиками погоды и сателлитными фотографиями. Изображение, которое постепенно возникает из чтения этой книги, все еще расплывчато – ученые пока что мало знают о таких катализаторах погоды, как Эль Ниньо и Ля Нинья, но оно стало гораздо более четким и резким за последние 40 лет – достаточно для Фэйгена, чтобы представить связное повествование о глубоких переменах в человеческом обществе – от американского юго-запада до бассейна реки Хуанг Хе в Китае.
Длительные летние периоды и более мягкие зимы в Европе, особенно устойчивые с 1100 до 1300, позволили норманским исследователям забираться в такие далекие земли, как Гренландия и Лабрадор. В то же время прирост населения в остальной Европе был так велик, что привел к коренному уничтожению лесов – деревья уступали место пахотной земле. К концу средневекового периода потепления половина лесов, покрывавших в 500 г. четыре пятых Западной и Центральной Европы, исчезла.
На бескрайних просторах земного шара, однако, суровые, упорные засухи насчитывались не по годам, а по целым поколениям. Особенно круто ударила засуха по сьеррам нынешней Калифорнии – это были самые страшные засухи за последние 7000 лет. Желудевые деревья погибли, и вместе с ними – люди, для которых желуди были основной пищей. Вполне вероятно, что эта продолжительная засуха высушила дотла пастбищные земли в степях Центральной Азии, вынудив армии Чингисхана в срочном порядке устремиться на запад.
В южном Юкатане великая сушь уничтожила затейливые резервуары, названные «водяными горами» - чудо тогдашней инженерии. Задействуя их, майя
орошали свои поля. Автор позволяет себе зловещий прогноз, проводя аналогии между обреченными городами майя и современной Калифорнией, с её акведуками для жадного до воды Лос-Анджелеса, или городами, подобными Таксону в Аризоне, с его убылью водоносных слоев и резким падением уровня грунтовых вод.
Фэйгена увлекают не только изменчивые погодные условия, но и человеческая адаптация к ним. Если едоки желудей в Калифорнии вымерли, жители пустынь юго-запада расширили свою диету за счет новых съедобных растений. В Сахаре руководители караванов попросту проложили новые пути в том направлении, где стало выпадать наибольшее количество осадков.
Верблюд и его несущее груз седло оказались эффективными средствами против жары и засухи даже в самые страшные годы, когда великая сушь достала-таки скотоводов, живущих на крайнем юге пустыни.
Хуже всех в средневековый период потепления досталось северному Китаю: яростные климатические сдвиги приводили к длительным вспышкам засухи или к проливным дождям. Тем временем на южном Тихом океане, где улеглись штормовые ветры, бури и ураганы, полинезийские путешественники дерзнули искать новые торговые пути, взяв курс на восток, и достигли около 1200 г. Рапа Нуи (остров Пасхи).
Автор «Великого потепления» прекрасно понимает, что массовый читатель может переварить только ограниченное число научных данных. И он пытается воссоздать атмосферу времени, передать ауру той или иной исторической эпохи, вводя в повествование воображаемые («вы находитесь здесь») эпизоды в настоящем времени. «Безмолвная толпа на площади устремляла взоры вверх, к храму на вершине пирамиды» - таков зачин одной главы. Немного драмы, безусловно, помогает, и некоторые страницы буквально «оживают» в воображении читателя, но, к сожалению, автор переиспользует этот прием. Книга перенаселена пахарями, работающими в поте лица, и рыбаками, всматривающимися в туман. При всем при том, что это удивительно увлекательная и богато информативная книга.
Воспользуемся предложенной автором передышкой и постоим на городской площади перед мистической пирамидой древних майя, создавших в первом тысячелетии нашей эры самую могущественную и самую блестящую цивилизацию на американском материке. Между вторым и девятым столетиями на территории древних царств майя были возведены свыше 200 крупных городских центров. Покоряя цепкие джунгли с какой-то буйной неукротимостью, майя воздвигали на их месте прекрасные и уникальные ( ни на что не похожие по архитектуре) дворцовые комплексы, опоясанные изысканными барельефами, циклопические пирамиды, астрономические обсерватории, массивные храмы, где стены были сплошь покрыты резным орнаментом и каменными иероглифами.
Поддерживая столетиями непостижимыми современным ученым средствами равновесие между растущими потребностями своих городов и хрупкой тропической экосистемой, майя создали величайшую в доколумбовой Америке цивилизацию. И вот в исторически короткий отрезок времени широко разметанное по материку царство древних майя кануло - не в вечность, а в джунгли, с которыми сражалось не на жизнь, а за смерть, и всегда побеждало. Что случилось?
Как по мановению волшебного жезла, опустели густонаселенные города, исчезли ученые из обсерваторий и научных центров, священники – из храмов, царьки и придворные – из дворцов, молодежь – со спортивных площадок. Никого не осталось во всем обширном царстве древних майя. И не потому, что города одряхлели, общество деградировало, созидательный инстинкт заглох, религиозный пыл иссяк. В том-то и дело, что города и их архитектурные и скульптурные диковины остались в целости и сохранности, одни культовые здания только что возведены, другие – так и не достроены, с готовыми строительными материалами под боком. Как манит этот обезлюденный таинственный мир рассмотреть его, пока его не поглотили джунгли! Там, где сейчас стоят почернелые мрачные руины, тогда блистали сказочным разноцветием городские центры; пирамиды, храмы, дворцы, монументы, барельефы были расписаны свежими, яркими растительными красками, секрет изготовления которых навеки утерян.
Этот блистательный мир был обречен на одичание, потому что по нему смертельно прошелся средневековый период потепления. Фэйген пишет, как затяжные засухи уничтожили хрупкую тропическую экосистему и города древних майя, истерзанные голодом и безводием, были обречены на гибель. Это – не единственная причина исчезновения уникальной цивилизации древних майя, но – основная.
Причины, вызвавшие средневековый период потепления, остаются неясными, и ученые до сих пор спорят, какая реальная температура была в отдельных регионах. Фэйген, однако, выводит четкое заключение из свидетельств, представленных этим природным феноменом. В последней главе он проводит аналогии между сегодняшним днем и великим потеплением тысячелетней давности. Засуха – страшный враг, «молчаливый и коварный убийца, неотделимый от глобального потепления».
Плотность населения оказала громадное давление на всё более редкие водные ресурсы. В результате современные засухи, вызванные действием Эль Ниньо, унесли огромное число человеческих жизней и нанесли неизмеримый экономический ущерб. Готовьтесь к худшему!
«Судя по засушливым циклам тысячелетней давности, засухи в более теплом будущем станут более длительными и более суровыми, - пишет Фэйген. -  Даже если исключить выбросы парниковых газов, воздействие затяжных засух будет куда более катастрофическим сегодня, чем хотя бы столетие назад».
Как проблеск надежды, Фэйген предлагает пример Шимора, королевства в прибрежной зоне Перу, истерзанного наводнениями в стиле Эль Ниньо и жестокими засухами на протяжении всего средневекового периода потепления. Люди Шиму тем не менее процветали, внося разнообразие в запасы пищи и оберегая свои скудные водные ресурсы. В исторически засушливом регионе с неустойчивым снабжением пищей они с успехом использовали свой, отточенный столетиями опыт ирригации, сохранения почвы и управления водными запасами.
Не ищите лучшего примера для выживания в условиях глобального потепления!


Комментарии (Всего: 1)

САЖЕНЦЫ ПОЧТОЙ!!!
Хозяйство И.П. Миролеевой А.Н. « Сады Урала»

28 лет безупречной работы по выращиванию и высылке
посадочного материала почтой!
Имеем широчайший, уникальный ассортимент плодово-ягодных, декоративных и луковичных культур, подобранных для наших суровых условий.
В своем питомнике выращиваем:
-абрикосы сибирской, уральской, дальневосточной селекции – 44 сорта;
-кустовые, карликовые, сибирские колоновидные, штамбовые, декоративные
яблони – более 200 сортов;
-45 сортов груш; 70 сортов слив; актинидия ; ежевика; виноград; ассортимент сада лечебных культур – крупноплодные боярышники, барбарисы и другие
-новейшие сорта смородины, крыжовника, жимолости, облепихи, земляники, а также более 150 сортов роз;
-хвойные, клематисы, жасмины, сирени, спиреи и многие другие декоративные культуры;
-более 300 сортов лилий новейшей селекции, уникальная коллекция флоксов, травянистые растения и большой ассортимент лечебных культур - испытанных на биоактивные вещества по методике Л.И.Вигорова.
Наши цены Вас приятно удивят. Например роза парковая Прайти Джой
один саженец стоит – 60 рублей, а жимолость Каприфоль – 50 рублей и т.д.
Ассортимент питомника ежегодно обновляется.
Посадочный материал садоводам-любителям высылаем только почтой.
Для получения бесплатного каталога вышлите Ваш конверт, или можете скачать на нашем сайте
http://WWW.sadural.ru.
А также приглашаем работать с нами оптовиков из всех регионов России.
Для получения информации вышлите письменную заявку на наш адрес.

Наш адрес: 623780 Свердловская обл., г.Артемовский, ул. Лесопитомник д-6 о-2
«Сады Урала» Миролеева Александра Николаевна
E-mail: MiraleevaAN@rambler.ru
E-mail: sadural@ya.ru

Тел.8(343-63)203-27
Тел.с. - 89126831854

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *