Об инфантах и инфантилизме

В мире
№9 (619)

В минувшее воскресенье в правящей на Кубе семье Кастро произошло событие: глава дома дон Фидель передал власть инфанту Раулю. Пусть читателя не вводит в заблуждение тот факт, что Infans по-латыни означает юный, чего не скажешь о преемнике команданте. Так в Испании и Португалии именовали наследников престола - независимо от их возраста. Именно этот смысл, вкладываемый в слово «инфант», дал также и название тому роду войск, который формировался из пеших дворянских сыновей, – инфантерия. Ныне это слово оказалось как бы свободным, и его вполне можно было бы использовать для обозначения странного феномена, заключающегося в том, что власть в стране с формально республиканским строем передается не на конкурентной основе, а так называемому преемнику, как это делалось во времена феодализма. Несмотря на некоторые отличия, выражающиеся в том, что в разных, якобы республиканских, государствах мира преемником может быть не только биологический член семьи уходящего правителя, но и некое лицо, специально подготовленное для этой цели в недрах семьи, преемничество, или, если угодно, «инфантерия», представляется мне достаточно полной характеристикой вырождения постмарксистского псевдосоциализма большевистского толка.
Будучи перенесенными на национальные почвы, социальные воззрения немецкого экономиста дали самые экзотические плоды, которые мы ныне наблюдаем. В процессе адаптации они испытали на себе мощное воздействие местных факторов, в результате чего режимы, на них основанные, варьируются от веселого кокаинового «боливарианства» в Венесуэле до нищенского «чучхе» в Северной Корее, но все эти режимы объединяет одно – они нежизнеспособны. Они годятся лишь для того, чтобы обслуживать основателя этого режима. Вопрос о том, что случится, если власть уйдет из рук этого основателя, даже не ставится, потому что тогда потеряют смысл не только цели, поставленные им, но и жертвы, принесенные для достижения этих целей. Именно поэтому подобные правители идут на все для того, чтобы остаться у власти как можно дольше. Когда это не удается, ищут преемника. Так же, как и в тех случаях, когда правитель умирает, не оставив преемника, но воспитав и вырастив по своему образу и подобию достаточно живучий правящий класс.
Наверное, каждый народ, как утверждается, достоин своих правителей, иначе почему бы люди позволяли этим правителям руководить ими? Почему приходили в свое время к власти Гитлер, Сталин, Пол Пот? Время, однако, вносит коррективы в пристрастия людей. После Гитлера немцы не переносят радикалов, после правительства времен Второй мировой войны японцы не хотят видеть милитаристов. Но что происходит с теми, кто, несмотря на удручающие результаты правления, например, Ким Ир Сена, вновь проголосовал за его сына Ким Чен Ира? Здесь мы сталкиваемся как раз с тем случаем, когда еще задолго до предполагаемого ухода правитель готовит страну и ее правящую верхушку к безальтернативности их дальнейшей судьбы. Он ставит правящий слой в такое положение, когда от того, кто будет руководить страной после него, зависит не только (и не столько) будущее контролируемого им народа, нко благополучие и жизнь самих членов этого класса.
Не следует думать, что народ при этом «безмолвствует». Вовсе нет. Народ к тому времени, когда правителю приходит время покидать свой пост, уже подготовлен. Он приведен в состояние, определяемое медицинским термином, который также обязан своим происхождением слову Infans. Инфантилизм определяется словарями как «патологическое состояние, характеризующееся задержкой физического и (или) психического развития с сохранением присущих детскому или подростковому возрасту особенностей организма и формирующейся личности».
Когда умер Сталин, многие люди в Советском Союзе совершенно не представляли, как они будут теперь жить. Многолетняя привычка к тому, что все решается за них, сделала их инфантильными. А ведь тогда еще не было телевидения. Сейчас, когда политтехнологии позволяют не только создавать нужный образ, но и формировать оценку этого образа, положение еще более усугубилось.
Как могло произойти это отступление от кажущегося незыблемым закона поступательного движения в развитии общества? Почему на месте представительной демократии, являющейся главным достижением промышленной революции, мы все чаще видим рецидивы феодализма? Как мне кажется, это происходит вследствие эксцессов, произошедших в некоторых странах на определенных этапах их развития, когда для решения казавшихся неразрешимыми противоречий были выбраны не самые лучшие методы. Когда вместо попыток разрешения противоречий были приложены все усилия, чтобы  сломать существующий порядок вещей и начать строить такое общество, которого никогда еще не существовало.
Попробуйте сделать это сами – придумать что-то такое, чего никогда не было. У вас непременно получится нечто вроде дракона, тело которого составлено из частей тела различных животных. Точно так же обстоит дело и с конструированием нового общества. Как правило, в этих конструкциях народу предлагается нечто, основанное на «справедливости», взятой из давно известных морально-этических или религиозных концепций, тогда как правящим классам ничего не остается, как также воспользоваться известными принципами, взятыми из арсеналов «просвещенных» деспотий или феодальных установлений с их главенством военной верхушки. Иначе нельзя. Как правило, новый светлый мир со всех сторон окружен врагами, только и мечтающими его разрушить. И уж совсем нельзя допустить, чтобы правое дело попало в чужие руки – извратят до неузнаваемости или продадут за тридцать сребреников. В таких условиях единственное, что остается, это «пахать, как раб на галерах» до самой смерти, а если уж обстоятельства заставят имитировать республиканскую процедуру передачи власти, то сначала довести вверенный народ до состояния инфантилизма и лишь после этого предъявить обработанному электорату инфанта, которого этот электорат просто не может не избрать.
Для воспитания населения в соответствующем духе существует множество методов, однако все они, разнящиеся в зависимости от местной специфики, объединены одним главным принципом: народу предлагается идентифицировать себя с неким тщательно сконструированным образом. Это может быть «маленький, но гордый народ», «коренное население страны», «народ с тысячелетней культурой, имеющий право на...» (вставьте нужное), или даже «великий многонациональный народ, имеющий задачу объединить различные цивилизации». Как только подавляющее большинство избирателей начинают ощущать свою идентичность с предъявленным ему образом, считайте, что дело сделано. Вы можете спокойно уходить на покой, оставив страну на своего преемника, которого, будьте уверены, ваши сограждане изберут на ваше место подавляющим большинством голосов.
Впрочем, наиболее дальновидных представителей правящих классов это уже не очень устраивает. Например, в России. Они воочию наблюдали, как инфант, взошедший на престол, казалось бы, безукоризненно подготовленным к своей роли продолжателя, может вдруг начать не только импровизировать, но даже и критиковать своего державного предшественника. И, страшно сказать, преследовать тех, кто был тому близок. И эти дальновидные люди предлагают нынешнему правителю остаться ну хотя бы еще на один срок ради стабильности - ни для чего больше. Иные же, не имеющие, правда, никакого отношения к правящему классу, но впавшие, не иначе как благодаря прозрению, в «неслыханную простоту» державности, предлагают пути еще более радикальные. Константин Кинчев, например, тот, что «Алиса», видит спасение Руси в династических браках дочерей нынешнего российского президента с сыновьями королевы Великобритании. Но это уже не инфантилизм, это более серьезный диагноз.
Впрочем, давайте вернемся от размышлений об инфантах и инфантилизме к тому, с чего мы начали, – к ситуации на Кубе. Рауль Кастро моложе своего старшего брата всего на пять лет. Именно столько времени остается у этой семьи для того, чтобы подготовить преемника. И в том случае, если дальнейшие события там будут идти по российскому варианту, есть все основания полагать, что лет через десять не только бывший руководитель страны команданте Фидель Алехандро Кастро Рус, но и его преемник Рауль, будут обвинены во всех смертных грехах, а их соратники удалены от дел.
Хотя не исключено, что процесс пойдет уже при Рауле Кастро. Слишком уж долго он был на вторых ролях.