ШАХМАТЫ «УМИРАЮТ»? В порЯдке обсуждениЯ

Спорт
№6 (616)

Альберт д’Шиндя, Бруклин
Уже в названии 13-й главы книги гроссмейстера Ларри Эванса «Этот сумасшедший шахматный мир» (Larry Evans, This Crazy World of Chess) совмещены два понятия: комплект для игры в шахматы и сама игра. Шахматный комплект состоит из доски и фигур. Игра в шахматы – это действие с помощью шахматного комплекта, каждая составляющая которого имеет свою особую историю, полную драматизма, курьезов, юмора и ошибок. В российской шахматной энциклопедии дается такое определение: «Шахматы - игра, возникшая около полутора тысяч лет тому назад в регионе Центральной Азии ...» Поэтому неудивительно, что за всю историю шахматного комплекта, а он гораздо старше, никто не задумался о его зарождении /термин Г.Каспарова/. Влияет ли шахматный комплект на игру? На этот вопрос по-своему ответил Бобби Фишер. А еще в марте 1926 года в кубинской газете “Revista Bemestre Cubana” была напечатана большая статья о положении шахмат в мире и каково, возможно, их будущее. Автор статьи пишет: «Я считаю, что необходимо предотвратить то, что несомненно может привести к катастрофе. Я советую увеличить игровое поле. Сделав его шире, мы сможем улучшить комбинации, одновременно сделав их более сложными и интересными». Статья была подписана чемпионом мира Хосе Раулем Капабланкой. В это же время на шахматном небосклоне светились имена таких ярких звёзд, как Эм.Ласкер, А.Алёхин, Вера Менчик, и других талантливейших шахматистов.

Красивые победы
и тихое “Сдаюсь ...”,
и тема всей беседы –
“Я жертвовать боюсь”.
Романтика атаки
и битва до конца,
встаёт с бокалом “Капа”:
“За шахматы, друзья!”

В турнирах и матчевых встречах создаются и остаются навеки прекрасные образцы шахматного искусства, в том числе знаменитая «мельница» Торре. Одно теоретическое новшество следует за другим, подготавливая почву для новых дебютов, тактики и стратегии усложняющейся непрерывно игры. Но и современные шахматисты мыслят более сложными категориями для понимания и оценки сложившейся позиции. Другими словами, качественно новый процесс творчества появился не только в результате накопившегося столетиями игрового опыта, но и перманентно развивающегося, иногда стремительно, искусства анализа. Творческий потенциал человеческого гения встретил возможности компьютерного «монстра» с высоко поднятой головой. Господин Л.Эванс замечает иронически по поводу того, что сегодня существуют уже две короны – одна для человека, другая – для «них», и трагически вопрошает: «Кто знает, что принесет нам будущее?», «Кто будет платить нам за то, чтобы присутствовать при игре «машины» с человеком, зная, что машина играет намного лучше?»
Спортивный интерес Л.Эванс ограничивает только сравнением хода, сделанного человеком, с ходом, рекомендуемым компьютером. При чтении 13-й главы создается тягостное впечатление о некоей безысходности, будто будущее шахмат находится в цепких руках веселого Всезнайки, который забавляется над нами, легко отвечая на все наши вопросы. Ну как иначе понимать автора, когда он пишет: «Мы все еще изучаем окончания, а они /компьютеры/ могут решить любую позицию с числом фигур на доске не менее шести». Затем он ссылается на гроссмейстера Джона Нанна, который пришел в изумление, когда «черные могут добиться ничьей в позиции, указанной на диаграмме, где их король впереди пешек. Результат потрясает и противоречит интуиции».

«Многие шахматисты, играющие черными, - пишет Л.Эванс, - не продолжая игры, сдались бы, но в это трудно поверить, мощный компьютер находит единственно верный путь защиты. Вот этот путь 1... Фb6!! 2.Kpg5 Фh6+ 3.Kpf5 Фf8+ 4.Фf6 Фc5+ 5.Kpe4 Фb4+ 6.Фd4 Фe7+ 7.Kpf3 Фf7+ 8.Фf4 Фb3 9.Фe3 Фf7+ 10.Kpg3 Фc7+ 11.Kph3 Фc6, и ферзь возвращается на стартовый квадрат.
Согласно мнению Дж.Нанна, автора этого окончания, белые не смогли улучшить свою позицию. Таким образом, и он, и Л.Эванс, опубликовавший это окончание, уверены в своей правоте, забыв о том, что шахматист, подумав над этой позицией, может прийти к противоположному мнению. Надеюсь, среди читателей «РБ» найдутся те, кто согласится со мной. Здесь необходимо вспомнить суждение известного культуролога Йохана Хейзинга о том, что «всякая игра есть прежде всего и в первую очередь свободная деятельность. Игра по приказу – уже больше не игра. В крайнем случае, она может быть некоей навязанной имитацией, воспроизведением игры». То есть компьютер исполняет чье-то желание, человек размышляет над подобным желанием. Существование состязательного процесса – формального и творческого, лежит в основе сложных отношений между его Величеством Компьютером и его Высочеством Человеком.
К сожалению, гроссмейстер Ларри Эванс не задумывается над этим, а над существованием некоей тайны в игре в шахматы, так как ссылается на канадского профессора математики и шахматиста Н.Двинского, который задолго до него упоминал, возможно, о другой тайне. Более того, он уверен в том, что «определенно машина решит проблему этой тайны и как только это случится – игра в шахматы перестанет существовать». Нельзя отказать профессору Н.Двинскому в высокопарном пафосе, с каким он вещает о смерти «хорошего и верного друга», но нельзя не согласиться с ним в том, что «появится другая математическая теорема, зашифрованная в неизвестной пока книге». Да, математика к компьютерам ближе, чем к шахматам, – так сможет ли суперкомпьютер написать самостоятельную книгу об этой замечательной игре?
Автор о себе:
Родился в Одессе, учился, женился, родил детей. Играть в шахматы учился в школе, где занятия проводил студент университета, будущий гроссмейстер Ефим Геллер. Кандидат экономических наук. Эмигрировал в США в 1977 году, тут же побежал работать, достиг положения генерального менеджера крупной компании.
Последние несколько лет серьезно увлекся историей шахматного комплекта, это стало предметом моего научного исследования.
От редакции:
Приглашая читателей к обсуждению статьи, по понятным причинам, мы не акцентируем внимание на вопросе, который вынесен в заголовок. Разговоры о ничейной смерти шахмат так же, как и русских шашек, чекерса (английской разновидности шашек) ведутся уже много лет. Давно от слов перешли к делу: внедрено уже немало новшеств и, если понадобится, придумают еще. Убеждают в этом слова голландского философа Хейзинга, автора широко известной книги “Homo ludens” (человек играющий), которого упоминает в статье уважаемый Альберт д’Шиндя. На большом культурно-историческом материале Хейзинга показывает, что игра-состязание есть предварение творческой деятельности, проявление «одержимости творца», «свободное раскрытие творческих сил человека», будь то ученый, виртуоз-исполнитель или спортсмен. В игровом условном мире человек может реализовать свой творческий заряд, что вовсе не всегда он может сделать в реальной жизни. (Д.Бронштейн, Г.Смолян, ПРЕКРАСНЫЙ И ЯРОСТНЫЙ МИР, М., 1978).
В связи с усилением компьютерных программ будущие встречи Человека с Машиной представляются как хорошо разрекламированные шоу (РБ, 5). В порядке обсуждения данной статьи хотелось бы знать мнение читателей на оценку приведенной позиции, не так ли уж, действительно, редки случаи, когда, пользуясь терминологией автора статьи, его Величество Компьютер в единоборстве с его Высочеством Человеком не сможет реализовать материальное преимущество.


Комментарии (Всего: 1)

Интересная, наводящая на размышления публикация.
Разумеется, столь сложную и важную тему (ШАХМАТЫ «УМИРАЮТ»?) невозможно хоть сколько-нибудь полно раскрыть в одной газетной статье. Однако остроумный вопрос автора: сможет ли суперкомпьютер написать самостоятельную книгу об этой замечательной игре? задает дальнейшему развитию темы верное (по-моему) направление. Спасибо!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *