КАНДИДАТСКИЕ СТРАННОСТИ

В мире
№5 (615)

Вокруг кандидатов в президенты продолжаются непонятные игры. Вопросы возникают по поводу всех, исключая Медведева и Жириновского.
Претенденты от партий и движений, не прошедших в Госдуму, обязаны были представить 2 миллиона подписей в свою поддержку. Михаил Касьянов представил. Тотчас начались проверки, которые выявили фальшивые подписи. Касьянова сняли. А к другому кандидату, Андрею Богданову, –  никаких вопросов.
Сбор подписей – чрезвычайно сложное, масштабное дело. Для этого надо иметь хоть какую-то известность в стране, налаженную партийную структуру, добровольцев. Или много денег, чтобы нанять сборщиков и платить за каждую подпись. К примеру, если по 50 рублей, то за 2 миллиона подписей - 100 миллионов. Не считая других затрат.
Михаил Касьянов более или менее известен, у него есть помощники, а главное – деньги. Ничего из перечисленного нет у Андрея Богданова. Что такое его Демократическая партия, кто такой сам Андрей Богданов? Никто не слышал и не знает. На выборах в Государственную думу его партия набрала 90 тысяч голосов. Допустим, 90 тысяч человек честно голосовали за неизвестную им партию. 90 тысяч. Но откуда ж тогда сейчас появились 2 миллиона подписей в его поддержку? Электоральная чертовщина, цирковой фокус с появлением кролика в пустой шляпе?
Богданов необходим. Для демократического антуража. Для подстраховки. А вдруг все снимут свои кандидатуры? Останутся Медведев и Жириновский, которые и схлестнутся в непримиримой борьбе. Захватывающее зрелище, особенно для западных комментаторов.
Касьянов же опасен. Голосов он бы набрал немного, но бывший премьер-министр при Путине в ходе кампании мог ляпнуть по телевизору что-нибудь неподобающее из кремлевской жизни и деятельности.
А вот известный в стране Борис Немцов сам снял свою кандидатуру, сказав: “Президентские выборы, как и парламентские, будут фарсом, поскольку у кандидатов нет равных возможностей для агитации... Поэтому я принял решение отказаться”.
И призвал к тому остальных кандидатов, потому что “их участие в кампании придает ей легитимность”.
Очень странно. Ведь после прошлых парламентских выборов Немцов утверждал:
“Если бы мне дали полчаса на Первом канале, Путин бы проиграл выборы... Они нас как огня боятся. Потому что сила в правде... Сколько бы охолуевшие критики ни тявкали по телевизору, правда рано или поздно станет понятна людям. Работают специальные огнеметы-телевизоры, откуда льется ложь. Это спецоперация против собственного народа, которому объяснили про одного честного, великого, мудрого вождя. Все остальные его оппоненты представлены негодяями. На самом деле они испугались дебатов. Они трусы, отказавшиеся обсуждать проблемы коррупции, образования, пенсий. Это особенно заметно в выступлении Путина в Лужниках, где он говорил про 90-е и свою борьбу с олигархами. Правда состоит в том, что Путин в 90-е дружил с олигархами, конкретно с Абрамовичем и Березовским, и потому стал преемником. А мы с ними воевали. И эта правда рано или поздно станет известна”.
Так становись кандидатом в президенты, получай эфирное время и скажи народу всю правду!
Вместо этого Немцов отказывается – от эфира, от возможности сказать “правду”.  Очень, очень странно.
А уж “лишение легитимности” – и вовсе детский лепет. Во-первых, Кремль, Путин имеют легитимность. Любой опрос общественного мнения подтверждает: абсолютное большинство в стране поддерживает Путина. Во-вторых, прошедший все коридоры власти Немцов прекрасно знает: в нынешней российской политике главное – результат. Как в футболе: игра забудется, судейский шахер-махер забудется – останутся очки и медали.
Многие странности, в том числе и прямые проговорки Немцова в ходе парламентской кампании (сказал, что Владимира Рыжкова не включили в избирательный список СПС по требованию администрации президента), позволяют предположить, что господин Немцов и его партия – марионетки в большом политическом театре кремлевских кукловодов.
Но относится ли это и к Зюганову? 
Он очень странно откликнулся на призыв Немцова к бойкоту президентских выборов: “Что касается участия, то давайте чуть позже определимся... Если власть будет продолжать нарушать то, что только можно, я не исключаю в этой ситуации любых вариантов”.
Само по себе удивительно. Значит, стоит только власти что-то “нарушить”, как железный коммунист готов тут же поднять лапки кверху? Вместо того чтобы бороться и разоблачать во имя народа и на благо народа?
В двадцатых числах января пресса усиленно заговорила о том, что Зюганов снимет свою кандидатуру. Геннадий Андреевич, находившийся в те дни в Китае, тотчас откликнулся: “В российских средствах массовой информации сознательно развернута кампания для того, чтобы подтолкнуть лидера коммунистов к снятию своей кандидатуры с президентских выборов”.
Опять же непонятно. Только что достал из почтового ящика специальный, агитационный выпуск газеты “Правда”. Одна из статей озаглавлена: “Зюганова могут поддержать две трети избирателей”. Неужели какая-то пресса может подтолкнуть политического деятеля, пользующегося такой поддержкой, к капитуляции?
Да и слухи появились не на пустом месте. В Москве проходило совещание первых секретарей региональных комитетов КПРФ. И якобы там шла речь об отказе Зюганова от выборов ввиду “бессмысленности участия в фарсе”.
Но Иван Мельников, первый заместитель председателя КПРФ, информацию опроверг: “Тема снятия с выборов не звучала”.
Однако затем произнес нечто прямо противоположное, хотя и очень запутанно: “Другое дело, что... ситуация массированной информационной накачки Дмитрия Медведева может заставить нас обсуждать эту проблему... Мы не хотим попасть в положение, когда наш кандидат станет декорацией для воцарения преемника. И если мы будем чувствовать, что такой сценарий является единственным, то тогда обсуждение этого вопроса станет неизбежным”.
Примерно то же самое сказал секретарь ЦК КПРФ Вадим Соловьев: “Если нас полностью изолируют от общения с народом, нам никак нельзя будет достучаться до людей, то крайней мерой для нас будет снятие Зюганова с выборов”.
Кто их изолирует? Как можно кандидата в президенты изолировать? Даже нынешняя власть на такое не способна.
И зачем эти ужимки из серии “назло кондуктору куплю билет и пойду пешком”? Можно ведь участвовать в выборах и провести их так, чтобы не “достучаться до людей”. То есть не представлять никакой опасности для власти.
Что давно уже делает КПРФ. Судя по всем предыдущим политическим кампаниям.
Москва