«В омуте многоточий»

Культура
№11 (882)


Юрий Тарлер “Бетховен”


Леонид Аловрдов. Этюд к габелену “Трио”


Евгений Таневицкий “Танго”


Рудольф Розенблюм “Старик”


Гюльнара Циклаури. “На суд Божий”



Леонид Яковлев. Бриллианты осеннего дождя


Всякий раз лечу я на крыльях ожиданий на выставку удивительнейшим образом нашедших друг друга и сомкнувшихся в монолитную группу еврейских, да и не только еврейских, художников. Не хочу преувеличивать – конечно, не все одинаково талантливы, но в целом экспозиция выстроена профессионально и умно,  здесь нет работ бездарных и спекулятивных. Исключены бездумно яркая мазанина и пошлость любого ранга, о которые частенько спотыкаешься (например, пару дней тому назад на презентации гремучей выставки-тусовки в престижной манхэттенской галерее)

 
Непременно нужно отметить, что на мере вкуса и понимания того, что есть искусство, куратора сегодняшней гильдийской выставки совсем молодой Инны Каплун можно поставить знак качества. Как и на её живописных, рвущихся к солнцу «Подсолнухах». 


Вообще следует заметить, что нечасто приходится наблюдать такую концентрацию талантливых, истинно художественных произведений, как на этой выставке, не в музее, увы, а в лекционном зале библиотеки на углу Кингс Хайвэй и Оушен авеню (поезд метро  Q  до Kings Highway). О работах самых-самых, я постараюсь рассказать в этом коротком репортаже.


Начнём с интересной по замыслу, композиции и исполнению сюрреалистической картины Гульнары Циклаури «На суд Божий». Очередь отлетевших душ. Но на весах  все  многогрешные деяния добравшегося до входа в чистилище старого циркача перевешивают то доброе настроение и веселье, которое дарил он людям, дав им возможность хоть ненадолго отринуть заботы и печали. А что, в жизни каждого из нас было мало  доброй, а подчас и зловредной, весёлой и грустной клоунады?


Рядом неожиданный для художницы зимний пейзаж: растерявший листву берёзовый лес, а на снегу, как знак надежды, чудом сохранивший волшебную свою алость багряный осенний листок.


Евгений Тоневицкий представил два графических эскиза к живописным полотнам. Заверяю вас, их следует рассматривать как самостоятельные, очень талантливые произведения. Это редкостно динамичная, эротикой и страстью насыщенная  графика. Фантазийные сюжеты, филигранная техника, сложное и осмысленное переплетение линий. Танго: прорывающаяся сквозь вязь линий музыка, пластика и сексуальность. Но тут же Он – покинутый и одинокий. Неизбежность?


У Рудольфа Розенблюма, с чьим именем связаны в нашей памяти мастерские чеканки, представлены два столь же мастерски выполненных рисованных портрета, один из которых для меня нов: могучим духом и жизнестойкостью поражающий, всепонимающий старик. Жизнь уже почти за порогом, но он из несдающихся.


Когда я подхожу к каждый раз обязательно новым и всегда вызывающим всеобщий интерес полотнам Исаака Вайншельбойма, то первая пронзительная мысль – наш аксакал, времени наперекор, творит всё лучше, глубже, профессиональней. Перед нами несколько его   холстов из новенькой серии «Времена года». Ветренный февраль, полная неги июньская баркаролла, похитившая звуки опадающей листвы «в багрец и золото» одетого пламенеющего леса осенняя песня октября. И нежная, «как веточка в апреле» ода весне... 


Каждый из всегда оригинальных, в особой горской технике выполненных шпалер Леонида Алавердова предваряется живописным эскизом. Знала об этом, жаждала увидеть, но, к сожалению, не приходилось. И вот передо мной этюд к будущему гобелену «Трио». Это просто чудо: я слышу музыку души, растворяющуюся в  летящем коллаже. Разнотемный фон – концертный зал, струнный квартет и город, освещённый закатным солнцем.


Волнующее многомерное полотно Юрия Тарлера столь же страстно, как и Апассионата великого Бетховена. В нём буйство музыки, красок и мысли.


Хочу остановить ваше внимание, дорогие читатели и будущие посетители выставки (её презентация состоится 17 марта в 2 часа дня) на талантливейших, полных поэзии и чувства фотоснимках Леонида Яковлева. Хотя бы на этом – на алмазах осеннего дождя.


Марк Рабинович, Зина Келебеева... Радостно, что так здорово дебютировали гильдийцы-новички. Вадим Левин – в стилистике, близкой к пуантилизму, только точки и пятнышки художник подменил будто движущимися полосками, придающими его деревьям невероятную динамичность и сказочность. Отличная работа.


Рафаэль Акопов попытался приобщиться к модной нынче японской тематике и нырнул в эпоху Эдо. Можно сказать, достаточно удачно. А Таня Назаренко показала себя способным фотохудожником.


Равнодушных зрителей на этой выставке быть не может. Была взволнована и я.


И стало неравнодушно, легко и привольно мне, 
И я поняла, как НУЖНО,
Чтоб окна и звёзды дружно светили в ночной тишине.


Это строчки ветерана Гильдии Аси Оранской, поэта и художника. Её картины тоже в этом зале. Вы их увидите. Так же, как и всю эту радующую глаз и сердце примечательную  коллекцию

Фото:Евгения Вепринского