Впервые на Бродвее

Досуг
№55 (873)

 

Продолжение. Начало в №870-872
 
Глава ЧЕТВЕРТАЯ
Ночь, да и все следующее утро, были сплошным информационным кошмаром. Начну с того, что Джошуа заявил, что в этом полицейском участке невозможно полноценно работать, что им необходим постоянный доступ к их базам данных, а потому меня необходимо перевезти в нью-йоркскую штаб-квартиру ФБР. Короче, через какие-то немыслимые коридоры меня вывели прямо к полицейской машине с тонированными стеклами и меньше чем через час мы уже были в Манхеттене. И первое, что со мной сделали, - это опутали проводами и датчиками, подключили полиграф (детектор лжи) и больше часа насиловали мозги вопросами. Как по делу (знал ли я об истинной цели тех, кто прислал мне этот телефон, встречался ли я когда-нибудь с кем-нибудь из тех, с кем поддерживал телефонную или компьютерную связь во время своего «посылочно-пересылочного бизнеса»...), так и идиотские (не наркоман ли я, не замышлял ли я покушений на государственных деятелей США и т.п.).
Видимо, мои ответы полностью подтвердили мою искренность и лояльность, т.к. полу недоверчивое отношение ко мне резко изменилось. Особенно после того, как их полиграф подтвердил правдивость моих ответов относительно личных встреч с Ельциным и то, что я некоторое время входил в мозговой центр его избирательной компании. Видимо, это совпало с теми данными обо мне, которые у них уже. (Не сомневаюсь, что аналогичная информация о КАЖДОМ ИЗ НАС, особенно об иммигрантах, имеется в бездонных базах данных их компьютеров.)
Затем меня снова перевели в другое помещение, в котором на отдельном столике стояла огромная кофеварка и еще более огромное блюдо с небольшими упаковками различных «снэков»: печенья, орешек, ассорти сухофруктов и т.п. В этой комнате, помимо Джошуа и Шульмана, находилось еще несколько человек, которые как привязанные сидели у своих компьютеров. 
Вскоре обо мне все словно забыли. Джошуа и какой-то молодой парень сидящий за соседним компом, время от времени перебрасывались отдельными фразами, Шульман с блютузом в ухе безостановочно ходил по комнате и, что-то бубнил, а я как бедный родственник сидел в углу в крайне неудобном кресле и пытался хотя бы по выражению лиц и интонациям понять, что происходит. 
Вдруг Джошуа приподнялся на стуле, буквально влез в монитор, и заорал «YES!!!» и разразился целой тирадой, из которой я понял только то, что  его  «brother will be well»! Все бросились хлопать его по плечу, поздравлять (насколько я понял...) и вообще несколько последующих минут царило всеобщее ликование.
Наконец, Шульман снизошел до того, чтобы объяснить мне, что же все-таки произошло.
- Дело в том, что эксперты, в число которых входит и брат мистера Джошуа, исследовали ваш телефон, предполагая, что это  обычное взрывное устройство. Срабатывающее после звонка или иного сигнала, активизирующего  взрывной механизм. Поэтому они начали разбирать его при помощи взрывобезопасных приспособлений. У нас для подобных устройств имеется бронированная камера, предохраняющая от обломков самого устройства  и сопутствующей взрывной волны, а эксперты работают дистанционно, специальными манипуляторами. Эксперты не предполагали, что аппарат является своеобразным контейнером бактериологического  оружия и начинен  вирусами. Поэтому, когда вместо ожидаемого взрыва раздался еле слышный хлопок, они посчитали, что опасность миновала, и вошли в камеру, в которой производилось разминирование. И только когда обнаружили внутри аппарата разбитую ампулу, поняли, в чем дело... Этот хлопок действительно был микро-взрывом, ну, что-то вроде обыкновенной хлопушки. Но этого было более чем достаточно, чтобы разбить тончайшее стекло ампулы. Понимаете?
Экспертов мгновенно изолировали, был введен жесточайший карантин, все помещение, , в котором это происходило, было объявлено «зоной А», то есть зоной абсолютной недоступности. Только наши эксперты-вирусологи в костюмах  биологической защиты могли зайти туда, чтобы взять все необходимые пробы.
Идентифицировать чем был заряжен ваш телефон удалось довольно быстро. Это страшная штука - вирус Эбола. Эта гадость является возбудителем одного из самых опасных инфекционных заболеваний на планете - геморрагической лихорадки Эбола. Летальность – выше 90%. До сегодняшнего дня он был зафиксирован, в основном, в Заире, Судане, Конго и, если не ошибаюсь, в Уганде... 
Было также несколько заражений с летальными исходами, случившихся в ходе лабораторных исследований этого Эбола. Ну, почти как в нашем случае с попыткой разминирования вашего телефона. У наших, да и не только  у наших, а и  у спецслужб других стран были серьезные опасения, что вирус Эбола может быть использован для биологического терроризма. Ну, и, как говорится, «накаркали»...
- Я что-то слышал про этот вирус... Кажется, он пришел из Африки, Что-то очень страшное...
- Я тоже не большой специалист в этом вопросе, но... Видите того парня за компьютером? Нет, вы не на того смотрите, вон тот, в черном свитере. Кстати, он наш с вами соотечественник. В смысле, из России, вернее, из бывшего СССР. Правда, привезли его  в Штаты, когда ему еще двух лет не было... Но у него были умные родители, которые постарались, чтобы он сохранил русский язык. Так вот, этот молодой парень в 24 года уже имеет научную степень. Он - один из ведущих микробиологов, почти бог в своей области. 
Естественно, мы его сразу же привлекли к нашей проблеме. Повезло, что живет он в Нью-Йорке, и его лаборатория  плотно занималась как раз именно этим проклятым Эбола. По сути, именно он и спас брата мистера Джошуа и еще двух экспертов, которые заходили в камеру с вашим телефоном. Видимо брат мистера Джошуа войдет в историю как первый человек, на котором была проверена вакцина, нейтрализующая этот вирус. Если хотите, мы можем попросить Марка поделиться информацией об этом Эбола.
- Я не понял... А почему его привезли сюда? Он же, по идее, должен сейчас находиться у постели этих ребят, и ежесекундно отслеживать действие своей чудодейственной вакцины. Тем более, что она, как вы сами сказали, впервые была испытана на людях... 
- А он там  сейчас не нужен. Марк - не медик. Марк - микробиолог и исследователь. Он изобрел и изготовил вакцину. Все остальное - дело медиков. У постели этих ребят сейчас куча врачей. А результаты всех тестов – работа сердца, надпочечников, кровь, давление и еще куча всего того, о чем ни я, ни вы не имеем даже представления, у него на компьютере. Он видит и знает все, что видят и знают те, кто неотрывно дежурят в госпитале... 
И, потом, здесь он нужнее... Его комп подключен не только к нашей специальной базе данных, но и к закрытой информации ВОЗ. Кроме того, всем госпиталям страны дана команда немедленно сообщать о любых нестандартных симптомах заболеваний и недомоганий, с которыми они сталкивались за последние 24 часа. И это распоряжение будет действовать до тех пор, пока мы не будем полностью уверены, что ситуация под полным контролем. Теперь, понятно, почему он здесь?..
Не знаю, каким шестым или двадцать шестым чувством Марк почувствовал, что мы говорим о нем, но он встал и подошел к нам.
– Привет! Я – Марк, - представился он.
– Привет, Марк! Я - Олег. Кстати, – обратился я к Шульману, – я так и не знаю, как вас зовут...
– Ну да... Я же тогда, в полицейском участке представился официально. Я –    Ари. Нет, полностью, разумеется. Ариэль, но все зовут меня Ари. 
– Марк, я пытался объяснить Олегу, что такое вирус Эбола и чем этот вирус так страшен. Может вы просветите нас в этом вопросе подробнее? 
- Попытаюсь, – усмехнулся Марк, – хотя кратко о том, чем занимаюсь всю жизнь, сложновато...
Начну с того, что мои коллеги  называют тех, кто работает с Эбола, безумцами. В том числе и меня, разумеется. Таких «безумцев» не так много. Может, всего два десятка человек в мире. Крайне мало желающих заниматься этим вирусом, особенно имея в виду сам процесс протекания болезни. 
Я – человек мало эмоциональный, но могу смело утверждать, что клиническая, так сказать, визуальная картина протекания болезни превосходит самые дикие фантазии авторов киноужастиков. Один из известнейших вирусологов, мой коллега  работавший с Эбола, как-то признался мне, что очень часто ночью он просыпается от кошмаров. 
Достаточно сказать, что заболевший буквально сочится и брызжет кровью во все стороны. Например, палата, где  скончалась одна из заболевших от вируса Эбола, была буквально выкрашена с потолка до пола ее кровью. 
Эпидемия Эбола способна поставить под угрозу существование не только конкретного, отдельно взятого человека или больших групп людей, но и целых видов. Эбола полностью непредсказуем. Если Эбола сможет вырваться в мир то примерно за 6-8 недель спасти кого-то будет невозможно чисто физически.
- Но, ведь вы-то, Марк, нашли нечто, что спасло брата Джошуа и еще двух зараженных, не так ли?
– Так. Или, почти так... Здесь все очень непросто... 
Во-первых, СРАЗУ стало ясно, что разбитая ампула в телефоне – источник какой-то биологической опасности. Поэтому мы мгновенно стали работать именно в этом направлении и практически сразу обнаружили вирус Эбола. 
Во-вторых, просто везение: мы разработали что-то вроде вакцины всего несколько месяцев назад и испытывали ее пока только на животных, в том числе и на приматах. Результаты, правда, были весьма и весьма обнадеживающими, но на людях мы планировали начать не раньше чем через полтора-два года. Просто здесь был именно тот случай, когда ни брату Джошуа, ни двум другим терять уже было нечего... Либо наша недопроверенная вакцина, либо...Сами понимаете, - жуткая и мучительная смерть...
Что же касается самого вируса и возможности с ним справиться, то сам по себе вирус очень прост, но в результате эволюции Эбола вобрал в себя все худшее всех известных науке вирусов . Главная  цель Эбола - иммунная система. Но, в  отличие от СПИДа, поражение иммунной системы и организма в целом происходит мгновенно, как взрыв. Если СПИДу для убийства организма требуется порядка 10 лет, то для Эбола и 10 дней много.
Как переносится Эбола – все еще загадка. Раньше считали, что только через заражение крови, но более поздние исследования убедительно доказали, что этот проклятый Эбола может распространяться еще и воздушно-капельным путем. Больному достаточно просто выдохнуть воздух. Инфицированные капли влаги задерживаются в воздухе ненадолго, однако этого времени все равно достаточно, чтобы вирус попал в дыхательные пути любого, находящегося в радиусе 10-12 метров человека. Ну, а как только попал... Сами понимаете...
- И, что, известны случаи массового заражения людей? Ведь в данном случае террористы рассчитывали при помощи моего, вернее, НЕ моего, а ИХ телефона, вызвать нечто вроде эпидемии в Нью-Йорке... Если, не дай Бог, телефон бы взорвался во время шоу, в переполненном зале, массового заражения было бы не избежать? – спросил я...
- Нечто аналогичное - я имею в виду не теракт, а массовое заражение - ответил Марк, - произошло в Северном Заире. В районе речки Эбола, которая, собственно и дала название вирусу. Правда, это было достаточно давно, где-то в 70-х годах, но именно этот случай привлек внимание вирусологов и спецслужб наиболее развитых стран.
Эпидемия внезапно вспыхнула в 55 деревнях.  В районе городка Бумба. Где подцепил вирус тот первый больной Эбола , которого доставили в больницу из джунглей, навсегда останется тайной. Первыми были поражены те, которые доставили беднягу в больницу. Затем дело дошло до родственников пораженных. Слегли больничные сестры. Одну из них  доставили в больницу столицы Заира - Киншасу. Там она и скончалась, вызвав ужас среди медперсонала, т.к. никто ничего не понимал, а обстоятельства кончины могли и неверующего заставить поверить в то, что Ад существует.  Поползли слухи о непонятной и страшной болезни, сметающей население деревень вдоль рек Эбола и Конго. Город Киншаса впал в состояние, близкое к панике. Президент Мобуту Сесе Секо со свойственной африканским президентам решительностью, ввел в дело армию. Больницу в Киншаса окружили войсками, прекратив всякий доступ. Все дороги в район Бумба были заблокированы с приказом стрелять в любого, пытающегося покинуть район. Главным связующим звеном между миром и Бумба была река Конго. Капитаны речных судов категорически отказались останавливаться в районе Бумба, даже когда вдоль берега стояли люди и умоляли проходящие суда причалить. Затем прервалась радиосвязь с Бумба. Что там творилось, остается страшной тайной по сегодняшний день.
И, если, типун мне на язык, перенести эту ситуацию на Нью-Йорк... Да, что там Нью-Йорк, - на весь мир, представляете?!  Вместо 6 миллиардов останется 6 миллионов человек, ну, пусть даже 60...
- Но если после того, о чем вы нам рассказали, о трагедии в Заире, никакой всемирной эпидемии, как, например, со СПИДом не произошло, то, значит, еще не все потеряно?!
- С эпидемиологической точки зрения мы почти уверены, что сумеем остановить Эболу и не допустить гибели людей, а вот с террористической, то есть с возможностью повтора истории с телефоном в других местах... Это уже не моя компетенция, здесь, Ари, вам и всем аналогичным службам карты в руки...
Марк подошел к кофеварке и нацедил себе кофе. Но, выпить его ему не удалось. В комнату вошел невысокий человек и все присутствующие - даже те, кто сидел к нему спиной и никак не мог его видеть - немедленно встали. Каким образом они почувствовали присутствие высокого начальства, осталось для меня загадкой. 
Человек окинул всех внимательным взглядом, и на секунду дольше задержал его на мне. Видимо он обладал некой магической силой, и меня как будто приподняло из кресла в давно забытую мною армейскую стойку «смирно». 
Прямо от двери он заговорил негромким голосом человека, уверенного в том, что его услышат, даже если он будет шептать... (Естественно, я привожу все то, что он говорил, со слов Ари, который перевел мне все сказанное уже после того, как этот человек покинул помещение...)
- Господа, у нас осталось меньше четырех суток. Мы в жесточайшем цейтноте. Отслеживанием и поиском отправителей этого аппарата будут заниматься другие сотрудники. У вас теперь другая задача: как избежать вероятности... Нет, не вероятности, а почти стопроцентной уверенности, что этот джентльмен, - он кивнул в мою сторону, - НЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ, кому было послано взрывное устройство, зараженное вирусами. Таких могут быть двое, трое, десять, сто – сколько угодно.  ПОКА МЫ НЕ ЗНАЕМ, КАК ВСЕ ЭТО МОЖНО ПРЕДОТВРАТИТЬ!  Думайте, господа, думайте...
Наступила тягостная пауза. К компьютерам уже никто не подходил. Только Марк, захватив свой нетронутый стакан с кофе, вернулся к своему компу и как бы в никуда, произнес:
- Мой дедушка любил повторять русскую поговорку, что утро вечера мудренее... Может, к утру, кто-то помудреет...
И тут, меня как по голове долбануло! Поговорка! Ну, конечно же, ПОГОВОРКА!
И я заорал во всю глотку:
-КЛИН КЛИНОМ ВЫШИБАЮТ! НАМ НЕОБХОДИМ ТЕРАКТ! 
 
Продолжение в следующем номере