Накануне: накал политических страстей

Америка
№42 (861)

 

Каков, однако, накат предвыборных событий и накал политических страстей - дебаты следуют за дебатами, опросы за опросами да еще вдобавок черные технологии и слив компры, а до выборов всего ничего – меньше трех недель! Вдобавок непрерывно меняющаяся, противоречивая статистика по стране в целом: то один кандидат идет в обгон, то другой, то ноздря к ноздре, а по ключевым штатам, типа Флориды или Огайо, - и вовсе разнобой. С существенной поправкой: больше фактов врут только цифры. Чему тогда верить?
 
Бывают, конечно, очевидности, как после первых президентских дебатов,  которые, несомненно, выиграл Митт Ромни с его наступающим, агрессивным, крутым стилем. Или проиграл вялый, как в воду опущенный Барак Обама? Две большие разницы. Опять двадцать пять - оксюморон на месте аксиомы.
 
Между президентскими дебатами вклинились вице-президентские: Джо Байден вел себя увереннее, не без наглецы, беспричинно скалился, хихикал, хохотал и насмешничал над оппонентом, пытаясь добрать мимикой, когда не хватало слов, но и Пол Райан больше был настроен на монолог, чем на диалог, не прислушиваясь к собеседнику и талдыча заранее заготовленные и вызубренные тексты. По нулям?
 
Если дебаты – политический цирк, то старый клоун перегримасничал и пережестикулировал молодого. Их перебранка потому и была зрелищной, что зашкаливала в свару, но быстро канула в Лету: кому какое дело до их фиглей-миглей, коли «вице» по американской конституции имеют статус запасных игроков на случай, если с президентом случится что-нибудь непредвиденное, и он выйдет из строя - не дай бог, конечно!
 
А главное - вновь сразились на экране президентские кандидаты, а впереди еще третья, последняя между ними теледуэль.
 
Ладно, бог с ними с дебатами – оставим их обсуждение читателям, которые находятся в информационном отношении в более выгодной, продвинутой во времени позиции по сравнению с автором. А сами коснемся темы, которая мощно  вломилась в словопрения кандидатов и стала злобой дня, а предстоящий на следующей неделе диспут будет посвящен целиком и полностью иностранной политике.
 
Однако уже сейчас можно обозначить контуры партийных разногласий по зарубежным сюжетам. С известными оговорками эти заметки можно считать своего рода preview предстоящих финальных дебатов 22 октября.
 
Если не растекаться по древу, республиканцы ностальгически вздыхают по былым временам, когда мир был, как пирамида, а США занимали его вершину, откуда вершили свое мировое господство, и критикуют Барака Обаму за  то, что он сдает одну позицию: в исламском мире в первую очередь и не в последнюю - в отношениях с Китаем и Россией.
 
Отвечает ли действующий президент за падение мирового престижа Америки?
 
Несет ли он ответственность за «арабские весны», которые сместили наших верных, пусть и авторитарных, союзников, типа египетского президента Хосни Мубарака, на исламистов, идеологических врагов Запада, США и Израиля?
 
Не профукал ли Барак Обама несколько умеренных, стратегически важных для нас режимов, пустив на самотек происходящие там имманентные события? 
 
Не опустил ли Барак Обама отношения с Израилем из-за его личной антипатии к Нетаньяху?
 
Достаточно ли тверд президент в поддержке сирийских повстанцев в войне против диктатора Башара Асада?
 
Не потворствует ли Белый дом Владимиру Путину, который отменил демократию в своей стране и продолжает закручивать гайки, а вовне тайно и явно союзничает с нашими врагами – с той же Сирией, например, поставляя ей оружие и блокируя антисирийские резолюции в Совете безопасности?
 
Ставлю политкорректно вопросительные знаки – скорее, правда, риторические, потому у Митта Ромни и Пола Райана в конце их антиобамовских диатриб стоят жирные точки, а то и с восклицательные знаки.
 
Начну с конца – с России, потому хотя бы, что большинство моих читателей родом из нее и примыкающих к ней стран, которые входили в состав «империи зла» до ее коллапса - будто бывают «империи добра»! Барак Обама взял курс на перезагрузку отношений с Россией, а в нечаянно записанном интимном разговоре с Медведевым даже просил его передать Владимиру, что будет более, что ли, уступчивым в вопросе развертывания ПРО в Восточной Европе. В противоположность президенту, Митт Ромни обещает, что полностью реализует упомянутую программу противоракетной обороны: «никакой гибкости к Владимиру Путину проявлено не будет». Больше того, Митт Ромни громогласно и во всеуслышание назвал Россию геополитическим врагом № 1.
 
Гипотетический вопрос: за кого бы голосовал на американских  выборах Владимир Путин, будь у него двойное гражданство? За Барака Обаму, который обещал ему через Медведева быть более сговорчивым? Не факт. Ведь именно Путин возглавил в стране мощную антиамериканскую кампанию, объявив, что за спиной оппозиции, щедро подкармливая ее, стоит Госдеп - в российской новоречи  эвфемизм ЦРУ. Как в старые добрые брежневские времена советская пропаганда евреев эвфемистически называла сионистами, с которыми и вела ожесточенную борьбу не на жизнь, а на смерть. А тут ответственным за всё про всё стал Госдеп – за протестные демонстрации, за антипутинский пляс «кисок» на солее Храма Христа Спасителя и даже за насмешливо-пародийные вирши Дмитрия Быкова и Игоря Иртеньева в адрес ВВП. Нонсенс? Пропагандистские клише-анахронизмы в советском стиле? Или реальная мания преследования кремлевского оккупанта?
 
Так или иначе, но концы с концами не сходились - обамовская Америка менее всего подходила под образ врага и козла отпущения. Иное дело – ромниевская Америка, если республиканец въедет на белом коне в Белый дом (прошу прощения за невольный каламбур). Оправдаются худшие ожидания Кремля? Или, наоборот, лучшие? Не тайный враг, а враг с открытым забралом? Ну, Россию, положим с колен уже не поднять, как обещал Путин, но нынешние похолодания в отношениях между бывшей и сущей супердержавами перейдут в настоящие холода, а там, смотришь, и до новой холодной войны рукой подать – чем не повод для укрепления единоличной власти ВВП и установления «нового порядка» в окруженной врагами России? Так, может быть, с победой Ромни лично Путину подфартит получить такой шикарный заокеанский подарочек: реального врага взамен воображаемого?   
 
Не спорю, это, конечно, маргинальная дистопия. Куда важнее для Америки то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке или в Иране, и шире - в исламском  мире, враждебном не только западной, но всей мировой цивилизации. Это идеологическое и стратегическое противостояние, увы, упущено во всех трех дебатах, президентских и вице-президентских по взаимному дипломатическому уговору не называть вещи своими именами. Хотя республиканские кандидаты подходят чуть ближе к истине, требуя более крутых мер в борьбе с радикальным исламом, который опасен как извне (от Афганистана и Пакистана до Египта и Ливии), так и изнутри (пятая колонна в западных странах).
 
Собственно, полемика и завихрилась конкретно вокруг трагедии в Бенгази, где убили четверых американцев, включая нашего посла в Ливии. Конгресс ведет расследования в связи с провалом служб безопасности, а администрация долго темнила, пытаясь выдать террористический заговор за уличную стихию. Тем временем выяснилось, что секретные депеши от наших людей в Ливии с просьбой усилить охрану американских дипломатов были проигнорированы - мол, те просят «луну с неба», а то и вовсе затерялись в Госдепе и были проигнорированы.
 
Поначалу критику Митта Ромни демократы объявили политизацией трагедии, но столько всплывает новых подробностей, что игнорировать их просто невозможно. Подобная попытка Джо Байдена в дебатах с Полом Райаном оказалась провальной, и Бараку Обаме пришлось ее подкорректировать несколько дней спустя.
 
Надо думать, эта тема всплывет и в последних президентских дебатах, если только не случится в мире нечто экстраординарное. Да, тот самый «октябрьский сюрприз», который иные политические кибицеры полагают неизбежным, если у Обамы дела (опросы) пойдут швах.
 
Другими словами, превентивный иранский блицкриг выбил бы политические карты из рук республиканцев. Пересказываю чужие мнения и воздерживаюсь пока что высказывать свое собственное.    
 
По любому, убийство американцев в Бенгази – только вершина айсберга, а его подводная часть – вонствующий ислам.
 
Другой вопрос: что мог бы сделать Митт Ромни, чего не сделал и не делает Барак Обама? Побоку Сирию, где с одной стороны сравнительно умеренный диктатор, а с другой – фанатики-исламисты.
 
Шило на мыло? Не говоря уже о том, что еще одна война в этом регионе просто не по силам Америке.
 
Что же до Израиля, то пусть иные читатели обрушатся на меня с разносной критикой, но убежден, что Америка при любом президенте (за исключением, разве что, Картера) верна союзническим обязательствам по отношению к еврейскому государству. Верю Джо Байдену, что ни с одним из мировых лидеров американский президент не общается так часто, как с «Биби» (воленс-ноленс!), хотя это неоднократное панибратское упоминание премьер-министра Израиля нашим вице-президентом показалось мне спекулятивным.
 
Что же касается споров о мировой роли Америки, то об этом в следующей, итоговой по дебатам статье, которую анонсирую, как «Аты-баты, шли дебаты».