ЗОЛОТО ВАШЕ И СЕРЕБРО заржавело

Факты. События. Комментарии
№11 (569)

«И ржавчина их будет
свидетельством против вас
и съест плоть вашу, как огонь:
вы собрали
себе сокровище на последние дни...
(Иак. 5. 3 - 5).

Благодаря Русской православной церкви наконец-то на всю страну прозвучали цифры, которые были до того лишь достоянием экономистов и социологов да редких читателей редких газет, публикующих эти данные. Сегодня в России доходы 10 процентов самых богатых людей превышают доходы 10 процентов самых бедных в 15 раз, по официальной статистике. В действительности же, по расчетам экспертов, – в 20-25 раз. Для сравнения: в Швеции богатые богаче бедных в 4 раза, в странах Европейского Союза - в 6-7 раз, в США - в 9 раз.
Это – из доклада митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на Всемирном русском народном соборе, где обсуждалась злободневная проблема: - «Богатство и бедность: исторические вызовы России».
«В других странах мира в условиях подобного разрыва между уровнями жизни людей происходят социальные беспорядки и даже революции,– предупредил собравшихся владыка Кирилл.– Мы не можем наступать на одни и те же исторические грабли, индифферентно относясь к столь резкой материальной пропасти между богатым меньшинством и бедным большинством. Преодоление этого вопиющего неравенства - не просто необходимое требование социальной справедливости, но и условие выживания страны».
Сказано ясно и твердо.
Равно как и обращение к власть и блага имущим: «Стыдно перед всем миром, когда богатые люди России на виду у всех тратят огромные деньги на сомнительные развлечения, в то время как на их родине люди получают мизерные зарплаты... Правильное распоряжение богатством всегда считалось на Руси искусством и даром Божьим».
Бедность не порок. Но может быть источником многих пороков, со всей деликатностью отметил во вступительном слове патриарх Алексий Второй: «Нельзя забывать о том, что не только богатство, но и бедность может стать сильным искушением для человека, озлобить его, ввергнуть его в глубину отчаяния и даже подтолкнуть на преступный путь. Вот почему преодоление бедности - наша задача».
Церковь – не высший экономический совет и не Всемирный банк, дающий рекомендации. Да и тот осторожен с советами по отношению к России. Но тем не менее на Соборе прозвучали предложения разного толка. Больше идущие от эмоций, нежели от какого бы то ни было экономического или социологического расчета.
«Щедрая благотворительность и социальная активность старообрядческого купечества и промышленников может послужить хорошим примером для нынешних богачей», - напомнил глава Русской православной старообрядческой церкви митрополита Корнилий.
А председатель Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин выразился без обиняков: «Делиться надо! По-божески делиться, как написано в Священном Писании. У нас по исламу одна сороковая часть каждый год должна раздаваться бедным, неимущим и сиротам. А если кто не отдаст, с кишками брать надо. А благотворительность – это уже дополнительно...»
Митрополит Кирилл поставил вопрос о необходимости модернизации России, подчеркнув, что альтернативного пути у нашей страны нет. И неверно считать, что православие тормозит прогресс, так как следует аскетической традиции, не одобряет мирской активности, стремления к достатку. Эта дилемма, восходящая еще к спорам «иосифлян» и «нестяжателей», успешно решена Церковью, канонизировавшей и Иосифа Волоцкого, и лидера «нестяжателей» Нила Сорского. «В христианстве нет осуждения богатства, но осуждается привязанность к нему. Отказ от богатства или использование его на добрые дела – спасительны оба подхода”, - подвел итог давнему спору владыка Кирилл.
А какой она должна быть, модернизация? По словам митрополита, носить особый характер, опираться на «сформированный в течение столетий религиозно-культурный код, закваской которого являются религиозные традиции, в первую очередь, православие». Любые проводимые в России реформы не должны посягать на этот культурный код, иначе они обречены. “Попытки модернизировать Россию не раз предпринимались в прошлом, - продолжал Кирилл. – Но они всегда оказывались незавершёнными из-за скрытого сопротивления народа. А вызывалось оно фундаментальной причиной: модернизация всегда сопровождалась вестернизацией. Русскому православному сознанию насильственно пытались навязать чуждую систему ценностей”.
То есть опять и снова скрытое или открытое антизападничество («вестернизация»), апология всё того же «особого пути России». Но где же он? От Востока мы отвернулись, считая себя европейцами перед узбеками-казахами и прочими. К Европе не пристали, потому как якобы она нам духовно чужда. Значит, действительно идем какой-то отдельной дорогой. Но почему же этот «особый путь» никак не проявляется и не формируется вот уже на протяжении нескольких веков?
Об этом можно много и долго спорить. Собственно, вся история России и есть тот самый спор.
Но в данном случае несомненно одно - Русская православная церковь, Всемирный русский народный собор поставили перед государством и обществом самую насущную на сегодня проблему - «Богатство и бедность: исторические вызовы России». И смею предположить, что такая повестка дня прошла не без споров в церковных верхах, и уж точно не вызвала энтузиазма в государственных инстанциях, не говоря о высшем бизнес-сообществе.
«Хотелось бы надеяться на то, что олигархи услышат воззвание церкви. Однако, ослепленные перспективой максимализации собственной прибыли, они, как и раньше, будут продолжать вывозить деньги за границу,– заявил участник Собора, депутат Госдумы РФ Сергей Глазьев.– Но, к сожалению, сегодня главной олигархической структурой стала сама власть».
А отношение власти к повестке дня Всемирного русского собора проявилось с первого дня и часа. Никто из высших государственных лиц – ни президент Путин, ни премьер Фрадков, ни глава Совета Федерации Миронов, ни глава Госдумы Грызлов – не почтили Собор своим присутствием.
На протокольном языке это означает открытое недовольство.
Москва