Школа не СИЗО

Из штата в штат
№1 (559)

Мы уже не раз писали о том, что во многих американских школах уроки физического воспитания либо отсутствуют вовсе, либо им в графике занятий уделяется слишком мало времени. К чему это все ведет, хорошо известно: на сегодняшний день более 30 процентов учащихся в возрасте от 6 до 11 лет имеют лишний вес, 15 процентов страдают от ожирения.
Казалось бы, у школьных властей, лишенных возможности, а нередко просто желания обеспечить условия для нормального физического развития подрастающего поколения, не остается ничего иного, как поощрять детей больше двигаться хотя бы во время школьных перемен. Однако, странное дело, учащихся сегодня все чаще и чаще лишают возможности выплеснуть в перерывах между уроками накопившуюся за время сидения за партой энергию. Во многих школах администрация категорически запрещает играть во время перемены в подвижные игры - как, например, бег на перегонки, футбол, пятнашки, бросание мяча с целью увернуться от него и т.д.
По данным National Parent Teacher Association, уже две пятых американских начальных школ отказались от перемен или рассматривают такую возможность. Там, где это еще не грозит, установлен такой жесткий контроль, что учащиеся больше напоминают выпущенных на прогулку заключенных, которым позволили глотнуть свежего воздуха. Бегать им нельзя, прыгать и громко говорить – тоже. Одним словом, тюрьма, а не школа.
Примеров такого беспардонного отношения к детям – великое множество. Так, в ряде школ графства Бровард (штат Флорида) на школьном подворье вывешены большие плакаты, на которых выведено - “No running” («Бегать запрещено»), а находившиеся там раньше «горки» и качели демонтированы. То, что осталось от площадки для игр, напоминает не детскую площадку, а плац...
Однако особой неприязнью школьных начальников пользуется всем нам знакомая игра в пятнашки – в США она носит название tag. Ее, бедолагу, запрещают повсеместно: от Новой Англии до Калифорнии. В некоторых школах Массачусетса, пишет газета «Вашингтон таймс», школьники вынуждены придумывать для пятнашек кодовые обозначения, чтобы учителя не пронюхали о намерении своих подопечных нарушить запрет.
«Я даже представить себе не мог, - говорит на страницах USA Today суперинтендант из Лос-Анджелеса Ричард Алонзо, - что запрет на пятнашки вызовет столь бурную реакцию и приведет к общенациональной дискуссии». Он признается, что хотя и не издавал распоряжения запретить эту и другие подвижные игры во время перемены, но, если директора школ идут на такие меры, им препятствовать не будет.
«Ну нет у нас достаточно места для подобных игр, - объясняет свою позицию суперинтендант из Лос-Анджелеса, - а детей нельзя подолгу оставлять без присмотра. Того и гляди, ушибутся или нос расквасят, а нам отвечать. Пусть уж лучше играют в городских парках или у себя дома под присмотром родителей».
Нежелание школьных чиновников нести ответственность за синяки и ссадины (а случается, и переломы рук или увечья) своих подопечных можно понять. Некоторые родители подают в суд, желая получить со школьных властей компенсацию за лечение своих детей, пострадавших во время игры в школе. Напомню, что ежегодно, по данным Consumer Product Safety Commission, число травмированных во время игр на детских площадках страны составляет более 200 тысяч человек. Однако муниципальные власти, к которым у населения также могут быть претензии, детские площадки не ликвидируют. Поэтому никак нельзя согласиться с теми школьными чиновниками, которые ради собственного спокойствия готовы запретить подвижные игры или отказаться от перемены.
«Педагогам положено контролировать поведение учащихся, но не вязать их по рукам и ногам - говорит Одри Скрупскелис, президент IPA/USA, организации, защищающей право детей активно проводить школьные перемены. – Мы, взрослые, не можем уберечь подрастающее поколение от всех неожиданностей, которые его подстерегают. Ребята должны самостоятельно учиться оценивать степень опасности, полагаться на собственный опыт, уметь принимать правильные решения».
В принципе – прописные истины. Все мы, в том числе и школьные администраторы, которые сегодня стремятся застраховать себя от возможных неприятностей, тоже когда-то были детьми. Падали, ушибались, набивали себе шишки, раздирали в кровь лицо, руки, ноги. Так было и так будет. Как можно лишать ребенка возможности быть ребенком, запрещая ему все то, что мы называем «радостью детства»?
Вызывают сомнение утверждения суперинтендантов, что судебные тяжбы выворачивают им карманы. Представители страховых компаний заявляют, что взносы за полисы, покрывающие расходы учебных заведений за игровые инциденты в стенах школы, увеличиваются незначительно.
С критикой действий школьных властей, ограничивающих активность детей, выступают не только родители и активисты IPA/USA, но и члены Американской академии педиатров. Игры во время перемен являются очень важным воспитательным инструментом, подчеркивают они. Дети учатся сосуществовать в коллективе, приобретают навыки общения и разрешения конфликтных ситуаций.
К академикам-педиатрам присоединяются известные эксперты, такие, как Ронда Клементс, автор нескольких книг по проблемам детской психологии, и профессор Энтони Пеллегрини из Университета Миннесоты.
По мнению Клементс, грубое вмешательство в процесс социализации подрастающего поколения грозит тем, что американское общество получит в итоге поколение людей, лишенных инициативы, способных действовать лишь по указке.
Что касается Пеллегрини, то этот ученый-психолог уже 25 лет изучает поведение детей на переменах. Собранный им материал он обобщил в своей недавно вышедшей книге “Recess: Its Role in Education and Development”. Осущест-вленные наблюдения позволили ему сделать вывод о положительном влиянии перемен на усвоение школьниками учебного материала, на улучшение взаимоотношений учащихся.
Надо сказать, что многие суперинтенданты очень прохладно отнеслись к выходу в свет книги Пеллегрини, зато родители, не только в США, но и в других странах, например, Канаде и США, встретили ее на ”ура”. В своих звонках и письмах профессору папы и мамы возмущаются политикой чиновников от образования, лишивших их детей возможности полноценного отдыха в течение учебного дня. «Мне довольно часто приходилось слышать от отдельных педагогов, что перемены – бесполезная трата времени, которую лучше использовать на учебу, - говорит Пеллегрини. - Мол, используя время, отпускаемое на перемены, удалось добиться улучшения успеваемости. Увы, но эти люди просто выдают желаемое за действительное. За четверть века, которые я потратил на изучение данной проблемы, подобные голословные заявления ни разу не были подкреплены конкретными данными. Если они имеются, пожалуйста, говорю я своим оппонентам, опубликуйте эти материалы».
Не оставляет Пеллегрини и камня на камне от утверждений отдельных школьных администраторов, что во время перемен многие школьники подвергаются нападениям, придиркам, насмешкам со стороны забияк (bullies). «Такие факты чаще всего встречаются там, где контроль над активностью учащихся во время перемены полностью отсутствует, - убеждает своего читателя ученый. – Если же мы посмотрим на статистику, связанную с забияками, то агрессивная манера поведения свойственна не более чем двум процентам школьников. Нельзя же, принимая во внимание этот мизерный показатель, лишать большинство детей полноценной перемены, возможности поиграть в любимые игры».
Чтобы противостоять наступлению школьного чиновничества на права учащихся, которые, по мнению Пеллегрини, нарушаются самым беззастенчивым образом, Национальная ассоциация учителей и родителей инициировала кампанию протеста Rescuing Recess. В рамках этой инициативы как взрослые, так и дети могут обратиться к администрации своей школы, а также в офис суперинтендантов с требованием не отменять перемены и не запрещать подвижные игры.
Остается надеяться, что это хоть как-то остановит чиновничье безрассудство.