РАСЦВЕТ и расПАД

Факты. События. Комментарии
№51 (557)

8 декабря - 15-летие распада СССР, 19 декабря - 100-летие Брежнева.
Брежнев остался в памяти коммунистической номенклатуры как человек, который вернул пошатнувшуюся власть партийному аппарату. Это для народа они придумали слово «волюнтаризм», говорили о бардаке непрерывных хрущевских реформ (что действительно имело место). Но свергли его за другое - Хрущев посягнул на власть партии. Он разделил обкомы на промышленные и сельскохозяйственные, а сельские райкомы упразднил, превратив их в парткомы при районных производственных управлениях сельского хозяйства. За что его и сняли в 1964 году. Через три года, в 1967-м, я слышал эхо. На одном из совещаний партийно-хозяйственного актива Возвышенского района, куда я попал как газетчик (никого в редакции не было, послать некого), начальник райсельхозуправления Обух попробовал возразить секретарю райкома. Что тут началось! Ему кричали: «Это вам не хрущевские времена, когда вы райкомом командовали!!!» Я, семнадцатилетний мальчишка, ничего не понял, конечно, но запомнил.
В народе считается, что время правления Брежнева было самым спокойным, самым благополучным. Можно назвать это благополучие странным.
Когда мой друг, живущий в провинции, выезжал в другие города, на смежные заводы, чтобы ускорить отгрузку необходимых для его головного сборочного предприятия «комплектующих деталей», я отправлял ему из Москвы с проводниками поездов большие сумки с копченой колбасой. Для того, чтобы раздать местным цеховым рабочим, чтобы уговорить их выйти в третью смену - сделать срочно какую-нибудь «комплектующую» детальку, без которой гигантскому заводу моего друга - полный зарез. Так делался полугодовой или квартальный план одной из отраслей военно-промышленного комплекса могучей державы, так выпускалось грозное оружие, способное разнести к чертовой матери пол-Европы. А если разобраться, в основе всего были мои сумки с копченой колбасой. Знал бы Запад, перед чем он трепещет! Конечно, и в Москве было нелегко ее добывать. Но если сильно постараться, то можно, тем более для друга. А вот на просторах всей остальной страны - шаром покати. Анекдот 80-го года: ввести в программу Московской Олимпиады новый вид спорта - «шаром покати».
И в то же время был другой анекдот: в магазинах ничего нет, но у всех всё есть. То есть, «доставали». Слово «купить» в обиходе отсутствовало. А если и покупали, то проявляя героизм. У мебельного магазина в Медведкове, например, занимали очередь с ночи, выстаивали на морозе, жгли костры, записывали номер очереди на ладонях. В течение ночи проверяли. Чтоб кто-нибудь ушлый, кто попозже приехал, не втиснулся. После того, как я за месяц бдений все-таки укомплектовал кухню всеми шкафчиками и тумбочками, одинаковыми по цвету и виду, жена, оглядывая нашу красоту, сказала: «Ни одна американка такой радости никогда не испытает. Пошла и купила - это разве радость!?»
Понятно, вспоминается смешное. Злость, унижение, раздражение с годами забываются. К счастью.
А вот воспоминания о том времени человека намного младше меня. К тому же не москвича, а алтайца. Из города Рубцовска, из самой что ни на есть глубинки. Депутат Госдумы Владимир Рыжков в телевизионной передаче рассказывал: «Вы знаете, что объединяет 2004 год и 1974 год? Цены на нефть. Вы помните, тогда был великий энергетический кризис в мире? Арабские страны в несколько раз подняли цены на нефть. И кому свезло от этого? Нам свезло от этого. И поэтому народ вспоминает с умилением... Боже, я вспоминаю, я был тогда мальчишка, и у нас на Алтае появилось шоколадное масло! Вы ели шоколадное масло? Это такие большие коричневые кубы. А я их в жизни никогда не видел раньше! И появились конфеты «Гулливер». Это был пик мировых цен на нефть. И вот наш народ с нежностью вспоминает: как было хорошо! А вот уже 82-й год, 83-й год, когда цены на нефть упали, я вспоминаю, как рабочим моторного завода в Барнауле давали пачку бутербродного масла в 200 граммов в качестве дополнения к 13-й зарплате, потому что до этого 12 месяцев они того масла не видели. Поэтому можно ностальгировать по 75-му году, только иногда полезно вспоминать о 82-м».
В 1982 году Леонид Ильич Брежнев умер. Через три года молодой Генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев назвал время его правления застоем. Но Михаил Сергеевич продержался у власти только 6 лет. 9 декабря 1991 года его страну СССР, в которой он был первым в истории президентом, упразднили, отменили. Президенты России Ельцин, Украины - Кравчук, и Белоруссии - Шушкевич тайно собрались в Беловежской пуще и денонсировали союзный договор 1922 года.
Но произошло это не сразу, не вдруг. Хотя и быстро. СССР рухнул, на мой взгляд, во время августовского путча, когда власть Горбачева ослабла. Чем и воспользовались Ельцин, Кравчук, Шушкевич. На заседании Госсовета 25 ноября 1991 года Россия, Украина, Белоруссия, Узбекистан и Туркмения под разными поводами отказались подписывать союзный договор. Ельцин, десять дней назад согласный на подписание договора о конфедеративном государстве, резко переменил решение и стал настаивать на конфедерации союзных государств. Что далеко не одно и то же. Совсем другое.
Осмелились бы они на такое раньше, до путча? До того, как Ельцин на глазах у всей страны, во время прямой телетрансляции, унизил Горбачева. Сразу же после победы над путчистами, на сессии Верховного Совета России, в присутствии Горбачева, он вдруг объявил, что сейчас подпишет указ о роспуске компартии. Горбачев начал протестовать: «Подождите, подождите, Борис Николаевич!» А Ельцин с торжествующей улыбкой наклонился над трибуной и подписал бумагу.
Все тогда поняли, что прежней силы и власти у президента СССР уже нет. И соответственно повели себя на заседании Госсовета 25 ноября 1991 года. Тогда Горбачев и сказал им всем: «Если у кого-то есть замыслы обойтись без Союза, надо прямо говорить. А то ведь все говорят: Союз, Союз... А как только подошли к подписанию и сохранению государства, так начинаются маневры... Вы протаскиваете идею о том, чтобы угробить наше союзное государство. Вы берете на себя такую ответственность... Вам потом будет тяжело нести ее. Как собираетесь вы вести дела, как осуществлять реформы, если будете создавать вашу богадельню, в которой ни о чем не договоришься? И все будут в дерьме захлебываться, и замордуете общество...»
Через 14 дней состоялся Беловежский сговор.
А что сейчас? Такие мировые цены на нефть не снились ни Брежневу, ни Горбачеву, ни тем более Ельцину. При Ельцине баррель нефти был 8 долларов, сейчас - 58! Не только шоколадное масло, но и что угодно можно купить - в любое время суток. Но общей народной радости что-то не видно. В Москве по улицам проехать невозможно от обилия частных автомобилей, а в деревнях дома разбирают и продают доски, чтобы хоть палёной водяры надраться. Потому что нет работы, нет денег, нет перспектив. Россия теперь - страна контрастов.
А мальчик из Рубцовска Володя Рыжков, который радовался появлению в магазинах шоколадного масла, стал депутатом Госдумы и резко критикует правительство: «Мы даем меньше одного процента мирового ВВП. Американцы дают 31 процент, японцы - 15, китайцы - 3 процента, Европейский союз - 20 процентов. Несмотря на накачку нефтью, Россия на самом-то деле находится на экономической периферии».
И что же делать? Вроде бы все знают - развивать свое производство. Но оно почему-то никак не развивается. Недавно министр финансов Кудрин предложил: не трогать Стабилизационный фонд ни в коем случае! Пополнять его, пока высокие цены на нефть и газ. А когда нефть и газ кончатся, наши потомки смогут жить на проценты с накопленного капитала.
Может, он прав?
Я хоть и не министр финансов, но тоже так считаю: нельзя трогать Стабилизационный фонд. Однако обоснование у меня другое - наши потомки лучше нас распорядятся деньгами. Потому что будут умнее нас (в том числе и в правительстве). Кудрин же полагает, что не будут и станут жить только на проценты.
Москва


Комментарии (Всего: 1)

Еще один философ, умный задним числом.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *