ЮБИЛЕЙНЫЕ ГАСТРОЛИ ТРУППЫ ХОСЕ ЛИМОНА

Вариации на тему
№48 (554)

Известная труппа современного танца «Компания Хосе Лимона» отметила свой юбилей – шестидесятилетие со дня основания – гастролями на сцене Joyce Theater в Манхэттене.
Труппа была создана двумя танцовщиками-хореографами: Дорис Хамфрей (1895-1958) и ее учеником Хосе Лимоном (1908-1972). Дорис считается одной из основательниц американского танца-модерн. Идеи и стиль творчества Хосе Лимона возникли и сложились не только в школе Хамфрей, но и под влиянием танцев Айсидоры Дункан.
В программу юбилейных спектаклей были включены такой значительный балет, как «Плач по Индасио Санчес Меджиас», который Хамфрей сочинила для первого выступления новой труппы в 1946 году, а также одноактное произведение, которое считается ее классикой: «День на земле». Творчество Хосе Лимона было представлено тремя одноактными балетами: «Хореографическое подношение», «Танцы для Айсидоры» и его гениальным произведением, вошедшим в сокровищницу мирового балета, – «Паванной мавра».
Балеты обоих основателей компании чаще всего имеют сюжет. Исключение – «Хореографическое подношение» Лимона на музыку Баха. Оно кажется мне наименее удачным из всех постановок, показанных труппой на гастролях. Впрочем, подражания бессюжетным балетам Дж. Баланчина у модернистов всегда выглядят, на мой взгляд, скучновато: сам по себе танец-модерн беднее движениями и танцевальными комбинациями, чем классический танец. Необходимость выразить идею или создать образы возбуждает фантазию хореографов, когда же танец есть только набор движений, бедность хореографического языка бросается в глаза.
Так, «Танцы для Айсидоры» на музыку Фредерика Шопена хореограф составил из пяти хореографических новелл, которые исполняют разные танцовщицы. Перед нами - молоденькая танцовщица, счастливая, упоенная танцем; Ниобея, оплакивающая смерть детей; пламенная революционерка, танцующая «Марсельезу», и немолодая, прекрасная, трагическая женщина, чья смерть поставлена очень театрально. В результате хореографу удалось создать образ знаменитой «босоножки», и сделано это так выразительно, так захватывает воображение, что мысль о бедности хореографического языка ни на секунду не приходит в голову. Наиболее сильное впечатление произвела исполнительница последней части, Карла Максвелл, которая сегодня является директором труппы.
Но, естественно, вершина всех программ - «Паванна мавра», поставленная Хосе Лимоном на музыку Генри Пурселла в 1949 году. «Вариации на тему Отелло» (подзаголовок названия) являются непревзойденным образцом того, как можно в двадцатиминутном балете показать суть драмы Шекспира так ярко, как не удается более поздним хореографам в трехактных балетных спектаклях. И никакой пантомимы, только танец, изысканная паванна, которую танцуют две пары: Мавр и Яго со своими женами. Пластика каждого персонажа создана с такой выразительной точностью, что даже не в очень удачном исполнении балет производит впечатление. А сегодняшние артисты труппы танцевали «Паванну» очень артистично и эмоционально, зрители смотрели на сцену как зачарованные. Мне казалось, я вдохнула воздух, когда балет начался, а выдохнула только когда Мавр, Его друг и Жена друга застыли над неподвижным телом Дездемоны. Оказалось, что танец-модерн может быть богатым, разнообразным и полностью воплощать идею хореографа.
Дорис Хамфрей создавала философские балеты. Отдельные партии поставлены очень выразительно (например, танец матадора-воина в «Плаче», который идет под музыку Нормана Ллойда и стихи Гарсиа Лорки), но в целом ее работы произвели на меня меньшее впечатление, чем сочинения Хосе Лимона.
В одну из программ был включен забавный балет современного хореографа Лара Любовича: «Помни (День смерти)» на музыку Элиота Голденталя. Любович поставил его в память Хосе Лимона, мексиканца по происхождению. Балет создан на смешении церковных ритуалов ацтеков и христиан: в день поминовения усопших мертвецы могут на время вернуться на землю... и не надо оплакивать их слишком сильно: покойник может поскользнуться на полу, вымокшем от слез. Ацтеки верили, что смерть не означает для человека конец жизни, а только переход на другой уровень существования. Поэтому день поминовения – повод для юмора и праздника. Так Лар Любович и поставил: комедию дель Арте в мексиканском стиле, где презабавный проказник-скелет и пузатый Дьявол заправляют карнавалом из живых и мертвых. Карнавал заканчивается, как и начинался: монахи в рясах с крестами в руках окружают церковь... и все-таки скелет последним выглядывает из-за угла церкви и весело кивает публике. Для тех, кто читал произведения Жоржи Амаду, такое смешение языческой и христианской религии у народов Южной Америки не покажется удивительным.
Словом, когда «Труппа Хосе Лимона» приедет в Нью-Йорк с гастролями в следующий раз, не пропустите их спектакли.