Generation Y: баррикады не в моде

Из штата в штат
№46 (552)

Какова молодежь - таково и будущее страны. В США это очень хорошо понимают, отсюда столь пристальное внимание к поколению, условно именуемому Generation Y (millennials, Echo Boomers).
Действительно, пройдет не так много времени, и те, кому сегодня от 18 до 25 лет, начнут занимать места в общественной жизни, бизнесе, политике, освобождаемые представителями старшей волны так называемых бебибумеров. Кто же они – современные американцы в возрасте до 25 лет, вовлечены ли они в политический процесс, волнуют ли их социальные проблемы, готовы ли они подставить свое плечо ближнему своему?
Со всей определенностью можно сказать: нынешней молодежи явно не свойствен радикализм предшественников – тем, кому сегодня за 50 и немного больше 60-ти. Очевидно, что дети и внуки бунтарей эры вьетнамской войны и борьбы за гражданские права не станут устраивать уличные беспорядки, драться с полицией, сооружать баррикады, демонстративно курить марихуану в стенах университетских аудиторий. Один из моих профессоров в Хантер-колледже, где я в свое время учился, как-то рассказал нам, в каких условиях ему приходилось работать в начале 70-х. «В аудитории стоял стойкий запах «травки», - вспоминал преподаватель. - Студенты, а это были сплошь и рядом ветераны, недавно вернувшиеся из Вьетнама, могли позволить себе и во время лекции затянуться ею. Администрация смотрела на все это сквозь пальцы, не желая конфликтовать с людьми, находившимися в состоянии перманентного протеста. Дух бунтарства, желание насолить обществу, загнавшему их в джунгли, исходил от каждого, кто прошел через ад войны. Молодежь была не просто политизирована, она жаждала схватки с презираемой буржуазной действительностью».
А что же нынешняя молодежь - юноши и девушки из Generation Y, неужели они сплошь и рядом - конформисты, которых, кроме собственного благополучия, ничего больше не интересует?
Согласно отчету, подготовленному экспертами компаний Cone Inc. и AMP Insights, опросивших несколько тысяч юношей и девушек в возрасте от 13 до 25 лет, следует, что более 60 процентов респондентов считают своей обязанностью способствовать позитивным изменениям в мире, который их окружает.
Свыше 80 процентов участников опроса принимали участие в различных проектах в качестве добровольных помощников. Интересны ответы молодежи в качестве потребителей. Так, 69 процентов с большей охотой приобретали бы товары компаний, не пренебрегающих социальной ответственностью, стремящихся не вредить окружающей среде. 83 процента подчеркнули, что бизнесам, работающим на основе таких принципов, они доверяют в первую очередь. «На данный момент, - делают вывод эксперты, - молодые люди, родившиеся после 1982 года, являются самой социально ответственной группой американских потребителей».
Надо сказать, что в отличие от поколения 60-х – 70-х, которое не скрывало своего недоверия к властям, современная молодежь не стремится противопоставлять себя государству. Скорее, наоборот.
В одной из своих недавних статей «Послужить себе и отечеству» («РБ», №42) я отмечал возросший интерес юношей и девушек из поколения Generation Y к работе на государство. Причем для многих такое стремление объясняется вовсе не чиновничьими льготами, а именно патриотическими настроениями, особенно усилившимися после трагических событий 11 сентября 2001 года. Подтверждением моих выводов является исследование, проведенное сотрудниками Universum Communications. Опросив почти 11 тысяч человек в 115 колледжах и университетах, эксперты получили подтверждение того, что многие молодые люди твердо намерены поступить на федеральную службу. И не куда-нибудь, а в правоохранительные органы или спецслужбы. Так, среди испаноязычных студентов в наибольшем фаворе оказались: ЦРУ, Госдепартамент и ФБР. В списке предпочтения среди частных и государственных работодателей они заняли место в первой пятерке – со второго по четвертое. Афро-американское студенчество больше всего привлекает ФБР (2-е место) и Госдепартамент (4-е).
Между тем нельзя не отметить, что наряду с довольно высокой социальной ответственностью участие молодежи в политических процессах, например, в выборах, находилось в последние десятилетия на очень низком уровне. А это наталкивало специалистов на мысль о глубоком разочаровании Generation Y в политике как таковой.
Напомню, что в последний раз относительно высокая явка избирателей в возрасте от 18 до 25 лет наблюдалась в 1982 году, в годы нахождения в Белом доме Рональда Рейгана. Число проголосовавшей молодежи составило 27 процентов. Приблизиться к этому показателю удалось только на выборах нынешнего года – 24 процента, хотя предварительные опросы предполагали явку молодежи до 25 лет за 30 процентов. В любом случае, пусть небольшой, но прогресс.
По мнению экспертов, сравнительно высокая явка представителей Gederation Y оказалась для демократов просто подарком небес. За их кандидатов молодые избиратели отдали на 22 процента голосов больше, чем за республиканцев. Ни в одной другой возрастной группе преимущество одной партии над другой не было столь впечатляющим. Специалисты считают, что в ряде штатов, где разрыв между соперниками оказался минимальным, именно голоса молодежи склонили чашу весов на сторону победителей. Если учесть, что всего через 10 лет представители Generation Y будут составлять уже треть всего электората, вовлечение молодежи в реальную политику станет важнейшей задачей как для либералов, так и консерваторов. Сделать это будет очень непросто, несмотря на неожиданный всплеск активности молодых избирателей осенью 2006-го. Самой политикой, по их собственным словам, им заниматься все равно не интересно...