Ложь рождает чудовищ

История далекая и близкая
№44 (550)

Состоится «Русский марш» 4 ноября или не состоится? И в каком виде? В прошлом году новый для России праздник – День народного единства – вылился в демонстрацию фашиствующей молодежи. Со вскинутыми в нацистском приветствии руками, со скандированием лозунгов «Нация превыше всего!» Организаторами его были созданные неизвестно кем Евразийский союз молодежи и Движение против нелегальной иммиграции.
Нынче «Русский марш» готовится загодя, еще месяца два назад в метро появились плакаты. Основные лозунги: «Русский порядок на русской земле!», «Кондопога — город-герой!». [!]
Власть встревожилась. Движение против нелегальной иммиграции объявили экстремистским, проведение манифестации ему запретили. Но поздно. Джинн, выпущенный из бутылки, обратно не загоняется. По всем законам физики, психологии - чего хотите. Создан оргкомитет, который устраивает пресс-конференции, его поддерживают 23 депутата Госдумы и т.д.
О нынешнем марше газеты сообщат, а если власти его жестко организуют и проконтролируют (не допустят свастик и нацистских лозунгов), то могут и по ТВ показать. Прошлогодний по телевизору не показывали. Меня же на этом злободневном фоне интересует теоретический вопрос: почему фашиствующие сделали этот праздник своим? Полагаю, суть в агрессивной лжи, тем более – многовековой исторической лжи, в том, что страна воспитывалась на ней.
При учреждении нового праздника в Госдуме отмечалось: «4 ноября 1612 г. воины народного ополчения штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов...» Значит, это День нашего единства в борьбе против поляков? На самом-то деле поляки в нашей Смуте – последняя спица в колеснице. Поляков позвали и призвали в Москву сами же русские, провозгласив польского королевича Владислава русским царем.
Но вначале была “смута”. И затеяли ее бояре, поставив государство на грань полного уничтожения. Противоборствующих лагерей было несколько. Многие бояре за эти десять лет “смутного времени” не раз переходили из лагеря в лагерь, по мере обстоятельств. Их в народе называли – «переметная сума». И все эти годы гуляли по стране казачьи бандитские армии атаманов Хлопка, Илейки Муромца, Ивана Болотникова, Ивана Заруцкого, Баловня - и Русь утонула в крови, пожарах, разрухе.
Прежде всего князья-бояре во главе с Шуйским и Мстиславским поднялись на Годунова. Они - Шуйские, Воротынские, Мстиславские – потомки Рюрика и Гедимина! – с почестями встречали в Калуге проходимца-самозванца Лжедмитрия! Потом убили Лжедмитрия и поставили царем Василия Шуйского. Тотчас же начали смуту против него. «Крестьянский вождь» Иван Болотников на самом деле был воеводой у князя Григория Шаховского – ярого врага Василия Шуйского. Затем те же бояре затеяли мутный хоровод вокруг «тушинского вора» Лжедмитрия II. При дворе «тушинского вора» состоял Филарет, отец будущего царя Миши Романова. В сан митрополита его возвел Лжедмитрий I, а патриархом назначил Лжедмитрий II. За какие такие заслуги перед самозванцами? Вместе с Филаретом самозванцу служили «тушинский боярин» Дмитрий Трубецкой, Салтыковы, Плещеев, Масальский, Вельяминов... Затем отвернулись от него, свергли Шуйского и кинулись к польскому королю Сигизмунду – его сына, королевича Владислава, на русский трон позвали. Так Владислав стал русским царем, въехал со своей польской свитой в Москву, в Кремль. При этом у Русской православной церкви было одно условие – Владислав должен креститься в православии. И была бы у нас польская династия. Но тут совершил глупость (с польской точки зрения!) король Сигизмунд. Он сам хотел сесть на кремлевский трон. При этом Московия переставала существовать, русские города стали бы польскими воеводствами. В общем, Сигизмунд не дал согласия на православное крещение Владислава. Наша церковь не могла допустить на трон католического царя. По всей стране распространились грамоты-призывы патриарха Гермогена о защите веры православной. Поднялся народ во главе с Кузьмой Мининым. Его ведь тоже замолчали и оболгали – представили сборщиком денег. На самом деле Кузьма был одним из трех официальных диктаторов Руси (триумвират Трубецкой – Минин - Пожарский), военачальником, и решающая битва за Москву и победа достигнуты были только благодаря его руководству и его бесстрашному наступлению через Крымский брод у Воробьевых гор.
А Мстиславские, Салтыковы и прочие были согласны и на Сигизмунда. И даже шведского королевича хотели на престол позвать! Но когда все закончилось, ни один волос с боярско-княжеских голов не упал, они так и остались при власти и почете. Например, Мстиславский - вождь старого, исконного боярства (Воротынские-Шуйские-Голицыны-Куракины). Его в народе, как и Трубецкого, звали «тушинским боярином». Однако Мстиславский на Земском соборе выставлял свою кандидатуру в русские цари(!), а когда выбрали царем Михаила Романова – венчал(!) его и остался первым боярином на Руси.
Когда ополчение подступило к Китай-городу и Кремлю, братья Шереметевы, Шаховской, Плещеев, Засекин пробовали натравить казаков на Минина и Пожарского. Потому как боялись народа и хотели оставить все как есть. И в Китай-городе, и Кремле вместе с поляками, за одно дело с поляками, были русские князья-бояре – первейшие из первых. И в их числе – Иван Романов, Марфа Романова и ее сын, отрок Михаил Романов, которого через три месяца изберут русским царем. Когда бояр выгнали из Кремля, казаки хотели побить их «как изменников», но Пожарский остановил. А то б у нас была другая династия.
Общенародным, общеизвестным венцом абсурда стала опера «Жизнь за царя» (потом «За серп и молот», потом «Иван Сусанин», с соответствующим переписыванием либретто). По сюжету, поляки требуют провести их к Ипатьевскому монастырю, где находится новоизбранный русский царь Михаил Романов. Но что они там потеряли, поляки, в Костромских лесах, тем более в то время? Если царь уже избран, значит поляков три месяца как изгнали из Кремля, из Москвы, из страны. Если кто и заблудился в лесах, так у них одна забота – прятаться, ползком к своим пробираться, а не устраивать покушение на нашего царя. Кстати, в примечаниях к «Истории...» С.М.Соловьева говорится, что там были не поляки, а казаки. Это гораздо ближе к истине, потому что казаки тогда терроризировали всю Русь. Даже через полтора года после восшествия на трон, 1 сентября 1614 года, царь говорил на Соборе: «Пришли в уезды воры-козаки, православных христиан побивают, собранную денежную казну в Москву от их воровства провезти нельзя». Из Ярославля(!) в Москву невозможно было доставить денежные налоги. Не то что из Астрахани...
Вот о чем молчала прошлая история и молчит нынешняя. Не желая смотреть правде в глаза, мы всю жизнь врали себе. А нынешняя власть на этой лжи и невежестве создала еще и праздник - праздник «против». День народного единства в борьбе против поляков. Ежегодник ненависти. И вся человеконенавистническая публика радостно за него ухватилась – это как раз то, что нам надо! Наконец-то! Эта публика нутром чует ложь, двусмысленность, скрытую агрессию. И делает ее явной, прилипает к ней намертво. Поди попробуй отмой теперь «день народного единства» от свастики.
Историческая ложь есть постоянный, вечный источник мутной злобы, непонятной даже самим ее носителям. Лишь правда лечебна. Но у нас лечиться не хотят, и слышать об этом не хотят – о чем еще Лев Толстой писал. Это расценивается как оскорбление. Это происки зарубежной закулисы. Мы – самые нравственные и морально здоровые в мире люди. Вот «замочим» врагов, которые нам мешают жить, и будет всем хорошо. Только подрастающих детишек жалко.