Омытые водой

Нью-Йорк
№44 (550)

Маленький Collect Pond Park словно нанизан на Leonard street между улицами Centre and Lafayette в Манхэттене. Он приютился на том месте, где в XVII и XVIII веках плескались воды большого пруда, называвшегося Collect Pond. Точнее, это было довольно глубокое, до восемнадцати метров, озерцо, которое питалось подземными ключами. Своим названием оно обязано искаженному голландскому слову «kolch», означавшему нечто вроде «небольшие воды». На протяжении семнадцатого и восемнадцатого веков это озеро было излюбленным местом рыбалки, проведения загородных пикников в летнее время и катания на коньках зимой. В те времена вода в озере была настолько чистой, что ее использовали для питья и приготовления пищи.
Однако в начале XIX века растущий город превратил озеро в открытый коллектор для сточных вод. Не выдержав растущего загрязнения окружающей среды, местные власти настояли на засыпке коллектора землей. Одним из пунктов плана ликвидации зловонного коллектора была прокладка канала шириною в двенадцать метров для отвода грязных вод. В 1805 году он был построен. Теперь на его месте находится Canal street.
В первой декаде XIX века бывший пруд был полностью засыпан и на вновь возникших землях началось бурное строительство частных домов. Однако из-за высокого стояния подземных вод подвалы домов начали затопляться. Кроме того, в округе появилось зловоние - засыпанный коллектор давал о себе знать. Два этих обстоятельства вынудили наиболее состоятельных людей покинуть начавшее было благоустраиваться и обживаться место. К 1830-м годам там остались только очень бедные люди, которым некуда было деваться. Район начал пользоваться дурной славой - как место криминальных разборок, грязных притонов и беспросветной нищеты. Здесь устраивали перестрелки бандиты их «Боуэрских ребят» со своими соперниками из банды «Дохлые кролики».
Район получил название «Five Points» - от пяти близлежащих улиц, четыре из которых (правда, с другими названиями) существуют и по сей день. Например Mulberry или Baxter Street. Многие знаменитые гангстеры начинали здесь свой преступный путь. В их числе были такие известные личности, как Лаки Лучиано и Аль Капоне.
Бедой этого места были не только банды гангстеров, но и подземные грязные воды. На протяжении девятнадцатого столетия почти все вспышки холеры в городе начинались именно здесь.
В 1890 году о беспросветной трущобной жизни в «Five Points» появилась книга известного публициста Джейкоба Рииса, получившая широкий общественный резонанс. В результате в последующие четыре года почти все бандиты, обитавшие там, были выловлены и посажены в тюрьмы, что очень сильно разрядило криминальную обстановку, но не улучшило состояние атмосферы в прямом смысле этого слова. И только после проведения большого объема очистных и дренажных работ район стал пригоден к застройке. Теперь он известен как Civic Center - благодаря большому числу государственных учреждений, в том числе и Сити-холла.
В 1960 году часть этого района была передана в ведение городского управления парков. Появился новый парк, получивший название Civil Court Park, потому что вокруг было много зданий, где размещались различные суды. Но позже парку было дано нынешнее имя, более точно отражающее историческое прошлое этого места.
В маленьком парке, приютившемся меж зажавших его со всех сторон высоченных зданий, под сенью молодых раскидистых деревьев на скамеечках спят бездомные – может быть, потомки тех, кто обитал в этих местах в начале прошлого века. Будто на неведомой машине времени они перенеслись сюда из трущоб «Five Points». Здесь вы не найдете не только пруда, но и маленького фонтана. Может, оно и правильно: не стоит поднимать наверх то, что после долгих трудов удалось упрятать глубоко под землю.
На небольшой свободной площадке почти посередине парка стоит нечто похожее на душевую установку, какую можно было увидеть где-нибудь на образцово-показательном колхозном полевом стане: большой котел из листовой стали с отходящими и входящими трубами, открытый навес, скамейки. Нет только самих душевых устройств. Это скульптурная инсталляция Мэттью Геллера, которая называется «Awash», что в данном случае можно, по-моему, перевести как «Омытый водой». Издали это сооружение можно принять за неизвестно как попавшую в парк часть защитной конструкции из металлических труб с уложенными на них щитами, которые возводятся над тротуарами около строящихся или ремонтируемых зданий для безопасности пешехлдов.
Подойдя поближе, я увидел, что по двухъярусной прозрачной плексигласовой крыше, уложенной на довольно примитивную конструкцию из покрашенных в синий цвет металлических труб, струится вода, закачиваемая наверх из поблескивающего стальными боками закрытого котла. Стекая с этого своеобразного потолка, она собирается в пластмассовые трубы и вновь поступает в котел. И эта медленная циркуляция продолжается беспрерывно. Почти perpetual mobile, правда, на электрическом приводе.
Под крышей этого «сухого душа» редкие прохожие могут найти убежище от прямых лучей солнца или от дождя, присев на одну из трех подвешенных на цепях скамеек, какие обычно устанавливаются в парках.
- Уж лучше бы Мэттью Геллер построил душевую для бездомных, которые спят в парке на скамеечках, - подумал я. Хотя, вероятнее всего, они и не нуждаются в подобных излишествах.
Вплоть до конца ноября нынешнего года любой желающий может покачаться на скамеечке, установленной под этой инсталляцией мистера Геллера, который три года назад уже организовывал для нас «Foggy Day» в трущобного вида, узкой, как щель, Cortlandt Alley в манхэттенском районе Трибека, когда из-под окон старого нежилого многоэтажного дома с полузакрытыми проржавевшими железными ставнями струился туман из мельчайших водяных брызг. Он оседал на жалких зеленых кустиках, зацепившихся за потрескавшиеся от времени кирпичные стены соседних, почерневших от вековечной копоти, зданий. Видимо, вода является непременным «действующим лицом» произведений художника.
Я видел обе эти инсталляции, и обе они навевали на меня романтическую грусть.